Вторая мировая война: военные действия на Средиземном море и в Северной Африке — планы сторон

1167
Просмотров



Весной 1942 г. Средиземное море и Северная Африка по-прежнему были ареной вооруженной борьбы между Великобританией, с одной стороны, фашистской Германией и Италией — с другой. США непосредственного участия в этой борьбе еще не принимали, хотя и оказывали помощь Великобритании. Президент Ф. Рузвельт в своих замечаниях по стратегии на 1942 г., сделанных 6 мая, отмечал:

«Ответствен­ность на этом театре несут англичане. Соединенные Штаты же должны поставлять всевозможные военные материалы англичанам в Ливии, Па­лестине, Сирии. И особенно они должны ускорить выгрузку и сборку бое­вой техники в Египте и Персидском заливе, а также обеспечить продвиже­ние грузов из Персидского залива в Россию»

В результате зимнего наступления немецко-итальянских войск в Северной Африке британская 8-я армия была поставлена в неблагоприят­ные условия: на коммуникациях в Средиземном море господствовала авиация противника; английский флот был оттеснен в восточную часть моря; возникла реальная угроза захвата острова Мальта. К весне поло­жение британских войск на этом театре было тяжелым. В апреле 1942 г. У. Черчилль на закрытом заседании палаты общин отмечал, что у против­ника есть возможность почти беспрепятственно овладеть Ливией, Егип­том и Палестиной. В этих условиях английский военный кабинет настой­чиво требовал запланировать для британской 8-й армии наступательную операцию. Однако главнокомандующий силами на Среднем Востоке генерал К. Окинлек просил об отсрочке ее из-за неподготовленности войск для таких действий. Спор затянулся до начала нового немецко-итальянского наступления в конце мая. Дальнейшее ухудшение положе­ния Великобритании на Африканско-Средиземноморском театре войны вынудило английское правительство обратиться к США за срочной военной помощью.

Комитеты начальников штабов Великобритании и США были едины в том, что их совместные планы следует поставить в зависимость от исхода ожидаемых крупных летних сражений на советско-германском фронте. Они опасались прорыва немецких войск через Кавказ на Средний Восток и немецко-итальянских войск из Ливии в Египет и далее к Персидскому заливу. Соединение сил Германии и Японии на Среднем Востоке и в Индии представлялось им опаснейшей угрозой для всей Британской империи.

При таких условиях внимание военно-политического руководства обеих стран было прочно приковано к бассейну Средиземного моря. Американский историк С. Морисон отмечает, что США и Великобританию чрезвычайно беспокоила перспектива захвата странами оси обшир­ной территории Северной Африки с ее огромными запасами сырья, про­довольствия и новыми базами для ведения «подводной войны».

Во второй половине июня 1942 г. американское и английское правительства договорились об активном вступлении США в военные действия на этом театре. Главы правительств США и Великобритании приняли окончательное решение о вторжении с моря в Северную Африку. Стави­лась цель: овладеть всем средиземноморским побережьем Африки, соз­дать сеть военно-морских и авиационных баз, перебазировать в этот район крупные силы флота, авиации и сухопутных войск для обеспечения мор­ских перевозок на Средиземном море, завоевания господства на нем и вывода Италии из войны.

В конце июня были созданы два региональных командования сухопут­ных войск США: на Среднем Востоке со штабом в Каире, которое возгла­вил генерал Р. Максуэлл, и в Центральной Африке со штабом в Аккре (командующий генерал Ш. Фитцджеральд). В Северную Африку стало в большом количестве переправляться американское вооружение и бое­вая техника.

Президент Рузвельт стремился к тому, чтобы американская армия как можно скорее приняла участие в вооруженной борьбе. Это дало бы США право наравне с другими основными государствами коалиции решать все вопросы ведения войны. 25 июля в Лондоне на заседании англо­американского объединенного комитета начальников штабов был утверж­ден общий стратегический замысел Североафриканской кампании воору­женных сил США и Великобритании. Главной ее частью должна была стать десантная операция на побережье Северной Африки («Торч»), на­чало которой ориентировочно намечалось на первую декаду ноября. Для проведения этой операции США и Великобритания выделяли крупные силы. На высадку в Северной Африке перенацеливалась и часть тех аме­риканских войск, которые были переправлены в Англию для вторжения на континент. Главнокомандующим экспедиционными силами двух союз­ников в десантной операции был назначен американский генерал Д. Эйзенхауэр (за ним формально сохранялась и должность главнокоман­дующего силами армии США в Европе). Его заместителем стал амери­канский генерал М. Кларк, а главнокомандующим военно-морскими сила­ми в операции — английский адмирал Э. Каннингхэм.



Операции «Торч» должно было предшествовать наступление британской 8-й армии из района Эль-Аламейна (операция «Лайтфут»), чтобы привлечь к этому району внимание и силы фашистского командования. Начало наступления намечалось примерно за две недели до высадки мор­ских десантов на североафриканском побережье.

Важнейшее место в стратегических замыслах США и Великобритании на Средиземноморском театре военных действий отводилось обо­роне Мальты и доставке на этот важный в стратегическом отношении остров самолетов, боеприпасов, топлива. Остров Мальта оставался един­ственным связующим звеном между Гибралтаром и английскими владе­ниями в восточной части Средиземного моря. Его аэродромы были про­межуточной базой для бомбардировщиков, направляемых на Средний Восток. Использование Мальты позволило бы осуществлять проводку английских конвоев через центральную часть моря, а также нарушать немецко-итальянские морские перевозки в Ливию. Поэтому вопросом обо­роноспособности острова непосредственно занимались военный каби­нет и комитет начальников штабов Великобритании. Значение Мальты как базы авиации и флота зависело в первую очередь от надежности ее морских коммуникаций и пополнения самолетного парка истребительной авиацией. Однако на подходах к острову не было аэродромов, которые можно было бы использовать для перелета истребителей. Английское ко­мандование решило привлечь к этому авианосцы, которые принимали бы на борт самолеты в метрополии и доставляли их через Гибралтар в Среди­земное море. Не входя в зону действий авиации противника, истребители могли взлетать с авианосцев для самостоятельного перелета на Мальту.

Успешное решение стоявших перед союзниками задач зависело преж­де всего от достижения превосходства над противником в сухопутных войсках и авиации. Сохранению выгодного соотношения в военно-морских силах способствовала договоренность с США, которые, как известно, при­няли на себя ответственность за военные действия на Тихом океане, дав английскому командованию возможность значительно усилить за счет авианосцев свой флот на Средиземном море, хотя и без того он по боевым возможностям превосходил итальянский флот, испытывавший острую не­хватку топлива.

В стратегических планах Великобритании и США выход итальянских кораблей в Средиземное море считался маловероятным из-за угрозы союз­ной авиации, в первую очередь авианосной, а также затруднений с топли­вом. В случае высадки англо-американских войск в Алжире и Марокко серьезного противодействия со стороны флота и армии, подчиненных ма­рионеточному французскому правительству Виши, также не ожидалось. Тем не менее стороны учитывали вооруженные силы, подчинявшиеся пра­вительству Виши, которые насчитывали свыше 200 тыс. человек в сухопут­ных войсках, 5 линейных кораблей, 11 крейсеров, свыше 30 эскадренных миноносцев и более 20 подводных лодок.

Руководители фашистской Италии настойчиво добивались вытеснения из Средиземноморья Великобритании и Франции. Не имея для этого достаточных сил, они стремились втянуть в борьбу на этом театре как можно больше сил вермахта и поддерживали любой план активных дей­ствий.

Для лидера фашистского блока — гитлеровской Германии Африканско-Средиземноморский театр войны не был основным. Это и определяло характер и масштабы использования здесь ее вооруженных сил в течение всего 1942 года. Как отмечается в официальном английском труде по истории второй мировой войны, «Гитлер после провала задуманного им сокрушающего удара по России в 1941 г. (а в зависимости от успеха этой кампании он строил и другие далеко идущие планы) все еще был занят главным образом делами Восточного фронта, где нужно было остановить зимнее наступление русских и подготовиться к весенней кампании с целью овладения нефтяными промыслами Кавказа... Он не очень интересовался развитием событий на Средиземном море, считая по-прежнему, что это сугубо итальянский театр военных действий, хотя из-за авантюризма, присущего итальянцам, этот театр и требовал некоторой поддержки со стороны Германии». В соответствии с этими стратегическими концепциями немецко-фашистское командование осуществляло лишь эпизодические переброски на театр отдельных частей и соединений вермахта.

Еще директивой верховного главного командования вермахта № 38 от 2 декабря 1941 г. немецким силам на Средиземноморском театре на 1942 год ставилась задача: «Добиться господства на море и в воздухе в районе между Южной Италией и Северной Африкой и таким образом обеспечить безопасность морских путей в Ливию и Киренаику... Парали­зовать морские коммуникации противника и воспрепятствовать поступ­лению английских грузов в Тобрук и на Мальту»

Эта задача должна была решаться совместными усилиями немецких и итальянских военно-морских и военно-воздушных сил. Два главных партнера по фашистскому блоку имели определенное позиционное преиму­щество перед Великобританией: относительно малая протяженность мор­ских коммуникаций; развитая сеть аэродромов на Сицилии и Сардинии; выгодное расположение острова Пантеллерия с базой торпедных катеров и аэродромом. Все это создавало благоприятные условия для действий на морских путях Великобритании в центральной части моря. На наиболее опасном участке маршрута между Сардинией и Мальтой (протяженностью около 350 миль) английские конвои могли атаковать немецко-итальянская авиация, легкие силы флота и подводные лодки. Мессинский пролив поз­волял сосредоточивать итальянские корабли в Ионическом или Тиррен­ском морях для нанесения внезапных ударов по английским конвоям к за­паду либо востоку от Мальты.

До тех пор пока Мальта не подвергалась блокаде с моря и воздуха, страны оси на коммуникации между Италией и Ливией несли большие потери. Их размеры зависели прежде всего от активности английской авиа­ции и флота, базировавшихся на Мальте. В связи с этим немецко-итальян­ское командование в планах на весну и лето 1942 г. предусматривало ней­трализовать британские силы. Особое внимание уделялось блокаде Мальты и подавлению на острове английской авиации.

До начала летнего наступления на Восточном фронте верховное глав­ное командование вермахта запланировало воздушное наступление на Мальту с привлечением основных сил 2-го воздушного флота, базировав­шегося на аэродромы Сицилии. В апреле 1942 г. в ударах по острову участ­вовало до 200 бомбардировщиков. Действуя ежедневно большими груп­пами, они в течение месяца совершили около 3900 самолето-вылетов. В результате английская авиация потеряла около 150 самолетов и к маю практически прекратила боевую деятельность. Запасы горючего и бое­припасов на острове были на исходе; корабли перебазировались с Мальты в Александрию и Гибралтар. Однако моральный дух защитников острова во главе с губернатором генералом В. Гортом не был сломлен. К тому же английское командование сумело, хотя и в ограниченных масштабах, ор­ганизовать доставку на Мальту военного снаряжения и продовольствия.

Героический гарнизон и население Мальты выдержали многочислен­ные налеты авиации врага, который потерял здесь за весну и лето 1126 самолетов (236 были сбиты зенитной артиллерией). Потери английской авиации составили 568 самолетов. Убедившись в том, что одними бом­бардировками Мальту нейтрализовать невозможно, немецко-итальянское командование решило форсировать подготовку операции по ее захвату. Операция получила название «Геркулес». Разработка плана операции была возложена на немецкого главнокомандующего генерал-фельдмар­шала А. Кессельринга и его штаб. В операции «Геркулес» предпола­галось использовать немецко-итальянский воздушно-десантный корпус. Для его переброски планировалось выделить от 370 до 470 транспортных самолетов.

Однако фашистское руководство длительное время колебалось, не зная, чему отдать предпочтение: наступлению войск Роммеля в Киренаике или же захвату острова, поскольку на одновременное выполнение этих двух задач сил явно не хватало. Вот что пишут по этому поводу англий­ские историки: «... до момента встречи двух диктаторов в Зальцбурге, состоявшейся в конце апреля, оперативные планы стран оси непрерывно изменялись; первоочередность в них отдавалась то Мальте, то Ливии. Нерешительность наблюдалась также и в выборе метода проведения этих операций. Операция по овладению Мальтой являлась, по сути дела, опе­рацией «Морской лев» в миниатюре. Вопрос стоял так: можно ли заставить англичан капитулировать на острове только посредством бомбардировок в том масштабе, в каком они проводились в тот период, или необходима была высадка десанта на остров».

4 мая была издана директива, по которой подготовка операции «Геркулес» приостанавливалась. Ее проведение откладывалось до середины июля или самое позднее — до середины августа с тем, чтобы не затруднять наступление войск Роммеля на Тобрук, которое планировалось завершить к 20 июня. 21 апреля Кессельринг заявил, что «потребности русского фронта вынуждают верховное командование вермахта отправить туда большую часть авиационных соединений, базирующихся на Сицилии». 17 июня на совещании в ставке Гитлер, соглашаясь, что захват Мальты представляет большую важность, в то же время указал, что осуществить это вряд ли возможно, «пока проводятся наступательные действия на Во­сточном фронте... В течение этого времени ВВС Германии не могут выделить ни одного транспортного самолета...». Операция «Геркулес» была отложена на неопределенное время.

В Северной Африке немецко-итальянское командование планировало наступательные действия ограниченного масштаба. Однако крупные успе­хи войск под командованием генерала Э. Роммеля в мае — июне повлекли за собой коренные изменения в планах. Основная цель теперь заключа­лась в том, чтобы дойти до Суэцкого канала и овладеть всем Египтом. Вместе с тем для решения новых задач дополнительных сил почти не вы­делялось, и требования Роммеля о присылке подкреплений не были удов­летворены, так как немецко-фашистская армия готовилась к новому «ге­неральному» летнему наступлению на Восточном фронте. Тем самым, по справедливому замечанию французского адмирала Р. де Бело, «со­противление русских спасло Суэц».