История расстрела русского революционера Шмидта

336
Просмотров



ШМИДТ Петр Петрович (1867—1906) — русский революционер, морской офицер, один из руководителей Севастопольского восстания 1905 года. Во время восстания 14 (27 по новому стилю) ноября Шмидт прибыл на крейсер "Очаков", принял командование и поднял на корабле красный флаг. На другой день он был арестован и в конце февраля 1906 г. приговорен к смертной казни вместе с тремя другими руководителями восстания.

В 9 часов вечера накануне казни в каземат, где содержался Шмидт, явился священник Бартенев. Шмидт исповедался, был сосредоточен и кроток.

Не так держали себя со священником остальные приговоренные. Когда тот стал их утешать и делать ссылки на евангельское учение, они оборвали его и просили указать то место в Евангелии, где сказано, что человек может лишать жизни другого человека. Растерянный священник не знал, что ответить, и они попросили оставить их в покое. Священник на это обиделся и не нашел ничего лучшего, как... пожаловаться на матросов Шмидту.



Он жаловался на приговоренных к смерти – приговоренному к смерти.

Всю ночь Шмидт бодрствовал, писал письма сестре, сыну и другим родным.

6 (по новому стилю 19) марта 1906 г. в 3 часа утра к нему вошла охрана и сообщила, что пора готовиться. Через потайные двери приговоренные были переведены на баржу и затем отвезены на остров Березань.

Здесь были командир и офицеры корабля "Прут", жандармский ротмистр, священник, четыре готовых гроба, вкопанные столбы, лопаты...

Расстрельная команда состояла из матросов канонерской лодки "Терец" в числе 60 человек. Они были выстроены в линию в 50 шагах от столбов, Позади стояло 3 взвода войск – на всякий случай.

Шмидт быстро направился к месту казни. Он обратился с патетическим прощанием к братьям-матросам, к солдатам, просил не забывать лейтенанта Шмидта, проливающего кровь за любимый народ, за его свободу и счастье, за Родину. “Таких, как я много, — сказал он, — будет еще больше!”

Простился с офицерами, расцеловался с командиром "Прута" и просил не привязывать себя к столбу и не закрывать лица мешком.

Он был без шапки, в одном белье. Стоял с открытым лицом, с высоко поднятой головой. Перед самым расстрелом со слезами простился с товарищами по несчастью, приговоренными к смерти. После этого осужденных привязали к столбам.

Раздалась барабанная дробь... Еще минута... Матросы взяли ружья на прицел... Всего было десять залпов.

После четвертого залпа пули перебили веревки, и Антоненко и Частник свалились. Шмидт упал навзничь. Гладков повис на веревке...

Антоненко и Частник долго бились в судорогах на земле, их прикончили двумя выстрелами.