Роберт Скотт погиб возвращаясь с Южного полюса

1010
Просмотров



СКОТТ Роберт (1868—1912) — английский полярный исследователь. Он погиб вместе с товарищами по экспедиции, возвращаясь с Южного полюса. Скотт вел дневниковые записи, даже когда стало ясно, что экспедиция обречена и всем предстоит умереть. Вот некоторые выдержки из его дневника:

“17 марта. Ни один человек не смог бы выстоять в таких условиях, а мы измотаны почти до предела.

Моя правая нот омертвела – обморожены почти все пальцы..."

19 марта. Продовольствия у нас осталось на два дня, топлива же – всего на один. С ногами у всех плохо; лучше всего обстоит дело у Уилсона, хуже всего — у меня с правой ногой, правда, левая в порядке. Лечить ногу не будет возможности, пока у нас не появится горячая пища. Ампутация – это лучшее, на что я могу рассчитывать, но не распространится ли гангрена?

21 марта. Сегодня появилась слабая надежда: Уилсон и Бауэрс пойдут на склад за топливом.

23 марта. Пурга все не унимается. Уилсон и Бауэре не смогли идти – завтра последний шанс – топлива нет, пищи осталось на день-два – конец, видимо, близок. Решили умереть естественной смертью — отправимся к складу с вещами или без них и погибнем в пути.



29 марта. С 21-ro непрерывный шторм с ЗЮЗ и ЮЗ. 20-ro у нас было топлива на две чашки чаю и на два дня – сухой пищи. Каждый день мы собирались отправиться к складу, до которого осталось 11 миль, но за палаткой не унимается метель. Не думаю, чтобы мы могли теперь надеяться на лучшее. Будем терпеть до конца, но мы слабее и смерть, конечно, близка.

Жаль, но не думаю, что смогу писать еще.

Р.СКОТТ

Последняя запись. Ради Бога, не оставьте наших близких".

Кроме дневниковых записей Скотт оставил также прощальные письма. В одном из них он писал: "Боюсь, что мы погибли и дела экспедиции останутся крайне запутанными. Но мы побывали на полюсе и умрем как джентльмены". В другом письме, озаглавленном “ПОСЛАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ”, были такие строки: “...Я не жалею, что пустился в этот поход, — он показал, что англичане могут переносить лишения, помогать друг другу и встречать смерть с такою же стойкостью, как и в прежние годы”.

Поисковая экспедиция во главе с Аткинсоном спустя полгода обнаружила палатку Скотта и его товарищей. В палатке они увидели три трупа. Уилсон и Бауэрс казались умершими во сне: их спальные мешки были закрыты над головами, как будто они сами сделали это. Скотт, очевидно, умер позднее. “Он отбросил отвороты своего спального мешка и раскрыл куртку, — писал Аткинсон. — Маленькая сумка с тремя записными книжками лежала у него под плечами, одна рука покоилась на теле Уилсона. Они хорошо укрепили палатку, и она устояла под напором всех снежных бурь этой исключительно суровой зимы…” Тела не тронули. Когда были убраны бамбуковые подпорки, палатка рухнула и накрыла собой погибших. Прочли заупокойную молитву. При этом все стояли, обнажив головы, при температуре -20. Затем, как писал Аткинсон, они "принялись сооружать над ними огромный гурий и занимались этим до самого утра",

Гурий увенчали грубым крестом, сделанным из пары лыж, по обе стороны от гурия поставили стоймя двое саней, надежно укрепив их в снегу.

Между одними санями и гурием воткнули в снег бамбуковый шест, к которому прикрепили металлический цилиндр. В нем оставили записку, подписанную всеми участниками поисковой группы: "12 ноября 1912 года, 79 градусов 40 минут южной широты. Этот крест и гурий воздвигнуты над телами капитана I ранга Скотта, кав. орд. Виктории, офицера королевского военно-морского флота; доктора Э.А.Уилсона, бакалавра медицины Кембриджского университета, и лейтенанта Г.Р.Бауэрса, офицера королевского военно-морского флота Индии, как первая попытка увековечить их отважный и успешный поход к полюсу. Они достигли его 17 января 1912 года, после того, как это уже сделала норвежская экспедиция. Причиной их смерти явилась жестокая непогода и недостаток топлива. Крест и гурий воздвигнуты также в память их двух доблестных товарищей – капитана Иннискиллингскоro драгунского полка Л.Э.Отса, который пошел на смерть в пургу приблизительно в восемнадцати милях к югу от этого пункта, чтобы спасти остальных, и матроса Эдгара Эванса, умершего у подножия ледника Бирдмор. Бог дал, Бог и взял. Да будет благословенно имя Господне".