Руанский процесс. Казнь Жанны д’Арк

1419
Просмотров



Рассказ о Жанне д’Арк был бы неполным, если бы мы не остановились и на поразившем современников и до сих пор продолжающем волновать историков судебном процессе и казни народной героини.

После снятия осады с Орлеана и коронации Карла VII миссия Жанны подошла к концу. Об этом не знала сама Дева, но догадывались придворные. Жанна же стремилась к продолжению войны до победного конца. Следующей целью кампании она видела Париж, но Карл отказал ей в войске для штурма столицы. Тогда Дева решила действовать самостоятельно. С небольшим отрядом она попыталась взять Париж, но была отбита бургундским гарнизоном. Король запретил повторять атаку. Французская армия отошла на берега Луары и по большей части была распущена. Жанну же фактически невольно удерживали при дворе. В марте 1430 г. Орлеанская дева бежала. Через несколько дней она объявилась под Компьеном – на ключевой позиции к северо‑востоку от Парижа. Бургундцы безуспешно пытались взять этот город. 23 мая 1430 г. за стенами города отряд Жанны попал в засаду. Французы попытались отойти в Компьен, но мост оказался поднят, а ворота закрыты. Жанна была захвачена в плен.



Жанну пленили люди некоего вассала Жана Люксембургского, который в свою очередь был вассалом Филиппа Бургундского. Парижский университет, на тот момент полностью зависимый от англичан, потребовал от бургундцев немедленной выдачи «Лотарингской колдуньи» церковным властям для суда инквизиции. Англичане с помощью церкви хотели доказать, что корону Карлу VII вручила еретичка, да и сами ее победы были результатом колдовства и связи с дьяволом. Карл и пальцем не пошевелил ради того, чтобы выкупить свою спасительницу. И это в то время, как Филипп, видя, что дело англичан все равно проиграно, прозрачно намекал французскому королю, что при определенных условиях мог бы освободить пленницу. Более того, когда Жанна попала в плен, реймсский архиепископ направил прихожанам своей епархии послание, в котором говорилось, что несчастье, случившееся с Девой, произошло исключительно по ее собственной вине, ибо «она не следовала ничьим советам, но всегда поступала по‑своему». Жанна была обвинена в гордыне. В конце концов англичане заплатили Филиппу Бургундскому и его вассалу значительную сумму и Деву перевезли в Руан, где готовился обвинительный процесс.

Англичане передали Жанну церковному трибуналу. Для участия в процессе было приглашено беспрецедентное число священников и монахов. Возглавил процесс опытный прелат Пьер Кошон, ранее уже оказывавший услуги Изабелле Баварской и английской короне. Адвокатов у обвиняемой не было. Весь процесс проходил под пристальным наблюдением английских властей. Деву держали в Буврейском замке в кандалах. Ее охраняли пять английских солдат, позволявших себе самые оскорбительные ругательства в адрес несчастной арестантки.

Слушания начались 21 февраля 1431 г. На процессе Жанна держалась очень смело. Она обладала хорошей памятью и ясностью мышления, что очень помогало ей при перекрестных допросах и постоянных перескакиваниях с одной темы на другую. Любопытно, что Жанну, вопреки обычаю, не подвергли пыткам. Это, по мнению некоторых исследователей, является доказательством того, что она была знатной особой, пользовалась покровительством влиятельных людей и даже лично прелата Пьера Кошона.

По общему признанию, Жанне удалось обойти практически все скользкие моменты, все ловушки, расставленные ей искушенными богословами. Но все же ей было предъявлено несколько обвинений. Парижские эксперты дали нужное трибуналу заключение: предмет, характер и цель «откровений», а также «отвратительные» личные качества обвиняемой указывали на то, что «голоса» и видения Жанны представляют собой «ложные, обольстительные и опасные наваждения». Другой «важной уликой» был мужской костюм Жанны. Орлеанскую деву обвиняли и в кровожадности, и в попытке совершения самоубийства (находясь под арестом в замке герцога Люксембургского, она пыталась бежать, выпрыгнув из окна). 24 мая 1431 г., стоя на эшафоте, Жанна прокричала, что примет все, что постановили судьи и церковь. После чего ее заставили произнести вслед за протоколом слова покаяния. Согласно церковным правилам, Кошон не отдал отрекшуюся от ереси Деву светским властям (что означало бы сожжение), а назначил ей церковное наказание в виде пожизненного заключения. Жанна отреклась от голосов и обещала не носить больше мужской костюм.

Однако англичане не собирались оставлять в живых символ всей борьбы французов. Жанне сказали, что ее отвезут в женскую тюрьму, но она снова оказалась в Буврейском замке, ее заковали в кандалы, обрили голову, одели в женское платье… А 28 мая Пьер Кошон обнаружил пленницу, одетую в мужской костюм. Вероятно, Жанну вынудили переодеться английские охранники. Дева усугубила свою вину, рассказав, что опять общалась со святыми, которые скорбят о ее предательстве, и добавила, что проклинает себя за отречение. Это означало, что теперь ее следовало передать светской власти.

30 мая 1431 г. на площади был сложен костер. Жанну вели в колпаке, закрывающем все лицо. Несколько сотен солдат городского гарнизона стояло между местом казни и толпой. Английские власти приказали забить ставнями все окна, выходящие на площадь… Когда костер догорел, палач разгреб дрова и показал далеко стоящей толпе обугленные останки. Пепел и кости Жанны бросили в Сену. По легенде, сердце Орлеанской девы не сгорело.

Существует версия, что на самом деле вместо Жанны на костре сгорела другая женщина. Согласно этой версии, настоящая Жанна через несколько лет вышла замуж за Робера де Армуаза. Позже дама де Армуаз – не то истинная Орлеанская дева, не то авантюристка, приезжала в Орлеан, где ее встречали со всеми почестями.

В 1450‑е годы XV столетия по приказу Карла VII в Руане был проведен торжественный реабилитационный процесс. Руанское судилище 1431 года было названо делом «запятнанным клеветой, беззаконием, противоречиями и явными ошибками правового и фактического характера». В 1920 г. католическая церковь (как говорят, благодаря щедрому пожертвованию французского правительства) канонизировала великую воительницу.