Двойное убийство в Далласе

Двойное убийство в Далласе

Убийство в ноябре 1963 года 35-го президента США Джона Кеннеди стало загадкой столетия и продолжает будоражить умы до сих пор. Конспиролог Джон Коулман называл его «самым важным уголовным делом новейшей истории Америки».

На глазах у огромной толпы, собравшейся на улицах Далласа, в открытом автомобиле был застрелен президент США. При наличии отснятых кадров, толпе свидетелей, множестве томов уголовного дела и 888 страниц отчёта Комиссии Уоррена ничего толком установить не удалось. Мнения разделились: кто-то считал, что президент Кеннеди погиб в результате заговора спецслужб, кто-то винил во всём сумасшедшего стрелка Ли Харви Освальда, засевшего на книжном складе с винтовкой. В США любят романтизировать «полуночных ковбоев», «беспечных ездоков», стрелков-одиночек и маньяков, но Ли Харви Освальд, выбранный на эту роль, не походил ни на ковбоя, ни на одинокого стрелка.

С одной стороны, 24 года вовсе не помеха для резонансного убийства: Гаврило Принципу было и того меньше, когда он, застрелив престолонаследника, детонировал Первую мировую войну. С другой, облик Освальда скорее наводит на мысль об университетской юности и сидении над книгами. Тем не менее он успел послужить морским пехотинцем и навыки военного дела освоил.

Комиссия Уоррена однозначно пришла к выводу, что этот рохля за пять с половиной секунд трижды выстрелил в машину президента с шестого этажа. Три выстрела поразили три мишени – президента Кеннеди, губернатора Техаса Джон Конналли и одного из случайных людей, причём два последних были ранены, а президент убит наповал. Но ещё интереснее, что по выводам комиссии пуля, тяжело ранившая Конналли в спину, потом попала в шею президента. Убить одной пулей двух зайцев по силам только идеальному стрелку, а если вдуматься – то никому не по силам.

Но комиссия утверждала, что этот нервический молодой человек действовал в одиночку, и за ним никто не стоял. Существовало множество подтверждений того, что Кеннеди был убит выстрелом спереди, а не в затылок, но это полностью разрушало версию об убийце-одиночке: Освальд со своего места мог попасть только в затылок. Именно поэтому понадобилось устроить возню вокруг больницы, выкрасть мозг Кеннеди и фальсифицировать результаты экспертизы. Многочисленные свидетели, стоявшие по пути следования кортежа, видели, как вокруг сыпались пули, и понимали, что площадь со всех сторон простреливается снайперами, но никто из них не был выслушан, а многие из них запуганы. Годами позднее в разных местах Америки находили убитых наёмников, явно связанных с этим покушением.

По каким соображениям Ли Харви Освальд решил убить Кеннеди, установить не удалось, потому что через два дня он сам стал жертвой покушения. А это уже наводило на мысль, что не очень-то хотелось прояснять роль Освальда в этом тёмном деле, наоборот – от Освальда надо было избавиться, свалив на него всю вину.

В этом отношении куда более интересной оказалась загадочная миссия владельца ночного клуба Джека Руби, застрелившего арестованного Освальда через два дня после убийства президента – то есть именно в тот день, когда началось следствие по делу о покушении в Далласе. Устранение главного обвиняемого должно было всех обескуражить, но и объяснить поступок Руби как эмоциональный срыв под воздействием патриотических настроений. Однако в такое объяснение тоже никто не поверил. Во-первых, Руби вовсе не походил на патриота. Он походил на человека, связанного с итальянской мафией. Во-вторых, Джек Руби уже через час после покушения вертелся в больнице, куда отвезли Кеннеди, и возникло предположение, что он принимал участие в фальсификации доказательств. Последнее предположение выглядит тем более убедительным, что Руби позднее вообще отрицал свое пребывание в больнице, несмотря на то что его там видели с десяток свидетелей – Сет Кантор, Вильма Тайс и другие. Вильме Тайс перед её показаниями в комиссии Уоррена позвонили и велели держать язык за зубами. И как тут не возникнуть теории заговора?

После ареста Освальда Джек Руби находился в штаб-квартире полиции, выдав себя за репортера из газеты. Он даже поправил окружного прокурора Уэйда, когда тот на брифинге перепутал название организации, к которой принадлежал Освальд: Уэйд сказал «Свободная Куба», а Руби – «Честная игра для Кубы». Это было принципиально: вторая организация в отличие от первой выступала за режим Фиделя Кастро, а Освальда решено было представить как наёмника коммунистов. Через два дня Руби пробрался в подвал штаб-квартиры полиции и в 11.21 при транспортировке Освальда в окружную тюрьму вышел из группы репортёров и выстрелил Освальду в живот. Специальный комитет по терроризму вынужден был признать, что этот поступок не был спонтанным актом одиночки, к тому же Руби не мог пробраться в подвал криминальной полиции без посторонней помощи, а с территории гаража почему-то именно в этот момент была удалена охрана.

В этом деле никто не говорил правды. Комиссия Уоррена для того и была избрана, чтобы по указанию спецслужб составить неправдоподобный отчёт об убийстве Кеннеди, а полиция, в свою очередь, скрывала от комиссии все обстоятельства, связанные с убийством Освальда.

Коулман, назвавший доклад Комиссии Уоррена «фикцией», писал: «До тех пор, пока нанесённая этим преступлением ужасная рана зияет на теле американского народа, пока он запятнан им, наша национальная совесть не может, не должна позволить сокрыть от нас правду навсегда».