Дворцовый переворот в пользу Елизаветы Петровны

В январе 1730 г. Петр II накануне коронации и свадьбы с княжной Долгоруковой заболел оспой и умер. Снова встал вопрос о замещении престола. В Верховном совете шесть мест из восьми принадлежали Голицыным и Долгоруковым. Стремясь установить аристократическую олигархию, они отвергли кандидатуру дочери Петра Елизаветы и остановились на Анне – дочери Ивана V, выданной замуж за герцога Курляндского и проживавшей в Митаве на положении помещицы средней руки. (Впрочем, Долгоруковы поначалу хотели возвести на трон невесту Петра II Екатерину Долгорукову, которую тайно успели обвенчать с тяжело больным молодым царем. Но этому помешал Остерман, обещавший поддержку, но в решающий момент выступивший за Анну.)

Советом были выработаны условия (кондиции), на которых Анна приглашалась на престол. Согласно кондициям, издание законов, объявление войны и заключение мира, установление новых налогов, командование армией, распределение доходов казны, выбор преемника государю – все это переходило в компетенцию Верховного тайного совета, состоявшего из 10–12 знатнейших аристократов. Также было оговорено, что при нарушении кондиций Анна будет лишена трона.

Против таких перемен резко выступило дворянство, которое не хотело возвращения боярских времен. Убедившись, что она имеет поддержку, Анна Иоанновна вскоре разорвала кондиции, упразднила Верховный совет, отправила его членов на эшафот и в Сибирь. Императрица отличалась жестокостью и подозрительностью. Она боялась нового дворцового переворота. Осложнилось положение Елизаветы, которая до этого была очень близка с Петром II. Она была вынуждена почти безвыездно жить в своей вотчине, Александровской слободе, замкнувшись в тесном кругу преданных ей лиц, среди которых наиболее влиятельным считался Алексей Разумовский.

Во время царствования Анны Иоанновны активизировалась деятельность Тайной канцелярии, невиданный размах приобрели дела по доносам «о слове и деле государевом», которые для обвиняемых заканчивались пытками, казнями и ссылками.

Главенствующую роль при дворе стали играть иноземные, в первую очередь немецкие, феодалы, которые презрительно относились ко всему русскому. Большинство из них не обладали управленческими способностями, проявляя себя лишь в дворцовых интригах. Наиболее влиятельным среди них был фаворит Анна Иоанновны Бирон, бывший конюх, ныне герцог Курляндский. Армию возглавлял Миних, Коллегию иностранных дел – Остерман, Академию наук – Шумахер.

Русское дворянство было недовольно правлением Бирона, жестокими расправами за инакомыслие, распространением прусских порядков и муштры в армии, засильем иностранцев.

Умирая, в 1740 г. Анна назначила своим преемником только что родившегося внука своей сестры – Ивана Антоновича, а регентом – Бирона. Но в ноябре 1740 г. Миних совершил переворот, который привел к падению Бирона. Регентшей стала мать малолетнего императора Анна Леопольдовна. Она попыталась усилить свое положение новыми репрессиями.

Год спустя произошел переворот, открыто направленный против господства иноземцев. Его возглавила Елизавета, дочь Петра I, опиравшаяся на гвардию. При регентстве Бирона она была возвращена в Петербург. Среди дворян‑гвардейцев Елизавета пользовалась огромной популярностью. Она была красива, при ее дворе регулярно устраивались шумные праздники, в которых принимали участие молодые гвардейцы. К тому же с ней связывались надежды на восстановление петровских порядков.

Претензии Елизаветы поддерживали некоторое время французский и шведский послы. Первый думал отвлечь Россию от союза с Австрией, а второй – вернуть Швеции завоеванные Петром земли. Посредником между иностранными резидентами и Елизаветой был ее лейб‑медик Лесток. Однако вскоре Швеция объявила России войну. Выступление части гвардейских полков в поход и намерение Анны Леопольдовны арестовать Лестока побудили Елизавету поторопиться. В два часа ночи 25 ноября 1741 г. она явилась в гренадерскую роту преображенцев и, напомнив, чья она дочь, приказала солдатам следовать за собой, запретив им пускать в ход оружие. Арест Брауншвейгской фамилии произошел быстро. Переворот породил в обществе взрыв патриотических настроений. Дома многих иностранцев в Петербурге подверглись разгрому, а в отправленной в Финляндию армии едва не произошло поголовного истребления иноземных офицеров.

Гренадерская рота Преображенского полка получила название Лейб‑кампании. Солдаты были зачислены в дворяне, капралы, сержанты и офицеры повышены в чинах. Ведущие места у власти заняли Разумовский, Петр Шувалов, Михаил Воронцов, внешней политикой Елизаветы руководил вице‑канцлер Бестужев.

Миних, Остерман и их подручные были устранены с государственных постов и отправлены в ссылку. Иван Антонович был отправлен под арест в Холмогоры, а затем был заточен в одиночный каземат Шлиссельбургской крепости.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *