Поздний киносеанс

Поздний киносеанс

Трудно себе представить более мирного и обаятельного политика, чем премьер-министр Швеции Улоф Пальме. Кому и зачем понадобилось убивать его, никто не понимал. Эта смерть стала настоящей трагедией не только для шведов, но и для многих людей всего мира, а похороны премьера собрали многотысячную толпу.

Поздним вечером 28 февраля 1986 года Пальме с женой возвращались из кинотеатра «Гранд», расположенного по адресу Свеавеген, 45, и успели дойти до перекрёстка, граничившего с улицей Туннельгатан. Это был самый центр Стокгольма, и премьер-министр перемещался по нему без телохранителей, тем более что в тот час он был не на работе. Когда супруги Пальме остановились, к ним подошёл незнакомец, два раза выстрелил из револьвера «Смит-Вессон» и ушёл. Это было настолько невероятно, что окружающие просто растерялись.

Лишь в конце 1988 года по подозрению в убийстве арестовали наркомана и уголовника Кристера Петтерссона по прозвищу «Штык». Он ещё в 1974 году был осуждён за убийство и имел зуб на Улофа Пальме, поскольку тот, по его мнению, нарушил его гражданские права: не обеспечил защиту и отказал в пересмотре дела и помиловании. Пальме он ненавидел, а в камере нашёл себе соратника по борьбе с правительством – рецидивиста Ларса Тингстрёма по кличке «Подрывник». Они дали друг другу обещание: если кто-то из них будет вновь посажен в тюрьму, второй отомстит резонансным преступлением.

Петтерссон был приговорён к пожизненному заключению, но уже через год полностью оправдан после подачи кассационной жалобы, несмотря на протест семьи Пальме.

* * *

Это громкое преступление выглядело на удивление тёмным. Причиной оправдания Петтерссона было отсутствие оружия. При этом сам Петтерссон неоднократно заявлял журналистам, что убил премьера именно он, а супруга премьера Лисбет узнала в Петтерссоне убийцу. Сыновья Пальме Йоханн и Мортен добивались возобновления уголовного дела в отношении Петтерссона, но всё это ничего не дало.

В 1998 году была сделана ещё одна попытка возбудить дело против Петтерссона, однако генеральному прокурору Класу Бергенстранду было отказано. Во-первых, по закону принимались только показания не более чем годичной давности, а свидетельство владельца игорного клуба Сигге Седергрена, у которого Петтерссон стащил револьвер, было сделаны позднее, да и Сигге умер в 1996 году, поэтому уже не мог дать показания. Во-вторых, посмертное письмо тюремного приятеля Петтерссона Ларса Тингстрёма, оставленное адвокату Пелле Свенсону, не может быть принято как свидетельство по причине его смерти в 1993 году и невозможности допроса.

В 2005 году вышла книга Hinsehäxan, в которой владелец игорного клуба Седергрен признавался, что шведская полиция вербовала его для убийства Петтерсона как наркомана-должника. В 2007 году анонимный источник по телефону указал место, где находится револьвер, и водолазы извлекли его со дна вместе с несколькими пулями, которые оказались идентичны пулям с места убийства Пальме.

Смерть самого Петтерсона стала ещё одной загадкой, потому что казалась цепью нелепых случайностей. Дальше слова «казалось» и «почему-то» становятся определяющими. Казалось бы, преклонный возраст должен был образумить этого человека, но 15 сентября 2004 года 57-летний Петтерссон почему-то подрался с полицейскими и был ранен в руку. В Королевском госпитале Соллентауна у него обнаружили перелом левой плечевой кости, наложили перевязку и почему-то направили в Госпиталь имени Святого Георгия. Журналистов телеканала TV-4 в госпиталь почему-то не пустили. На следующий день пациента выписали, но, уходя из больницы, он упал и ударился головой об асфальт. Петтерссона отправили в реанимацию и обнаружили у него перелом основания черепа, кровоизлияние в мозг и судороги, напоминающие эпилептический припадок.

Согласитесь, всего этого было слишком много для человека, упавшего с высоты своего роста, но… вполне достаточно для человека, который почему-то звонил из госпиталя сыну премьера Мортену Пальме и умолял приехать, пообещав рассказать что-то очень важное. Мортен приехал, но Петтерссон уже не смог ничего рассказать: его срочно начали оперировать, и он умер, не выходя из комы.

В начале нового столетия поиски истины продолжались. Руководителем следственной группы был назначен Стиг Эдквист.

Версии убийства премьера Пальме оказались весьма разнообразны. Виновниками называли правых радикалов, агентов ЦРУ, иранских экстремистов, шведские и югославские спецслужбы. Рассматривался даже курдский след. После убийства Пальме лидер курдов Абдулла Оджалан сообщил, что приказ об убийстве был отдан его бывшей женой Кесире Йылдырым, проживавшей в Швеции. Причиной якобы стало непримиримое отношение Пальме к курдским радикалам и объявление курдской рабочей партии вне закона. Однако такое заявление могло появиться в отместку Кесире, вышедшей из РПК и разведшейся с Оджаланом. Позже арестованный в 1999 году Оджалан заявил, что ни он, ни его партия к убийству не имеют никакого отношения.

Писатель Стиг Ларссон, занимавшийся независимым расследованием, называл организатором убийства премьера южноафриканского наёмника Бертиля Ведина по кличке Морган. Его якобы наняли спецслужбы ЮАР.

Была также версия, что премьер-министра вообще убили по ошибке, приняв его за уже упомянутого Сигге Седергрена, владельца клуба и торговца наркотиками. Внешне они действительно имели сходство, и в темноте их можно было перепутать. Телевидение показало в 2006 году документальный фильм об убийстве Улофа Пальме, в котором говорилось, что Петтерссон хотел застрелить Седергрена, с которым перепутал Пальме, волею случая оказавшегося неподалёку от игорного клуба «Oxen». Полиция следила за притонами и наркодилерами, но в тот день сняла слежку за 45 минут до покушения. Фильм критиковали, даже было опубликовано открытое письмо двух журналистов, возмущённых подтасовкой фактов. Но версия с ошибкой выглядела убедительно: в соответствии с ней полиция могла снять наблюдение именно потому, что была заинтересована в устранении Седергрена. Узнав о том, что произошло чудовищное недоразумение, она принялась заметать следы. В эту версию укладывалась и вся странная цепочка последующих событий. Петтерссона, как наёмника, поспешили вывести из игры – сначала оправдав, а когда он стал опасен – уничтожив.

Во всяком случае, думается, последнее слово в этом деле ещё не сказано.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *