Шпионский Кёнигсберг: органы военной разведки Германии. Абверштелле «Кенигсберг»

Германские вооруженные силы на протяжении всего периода существования объединенного государства в сравнении со своими европейскими соседями имели важное преимущество, заключавшееся в том, что, планируя свои военные акции, германское командование обладало знаниями о военном и экономическом потенциале стран противника в необходимом для их реализации объеме.

Следствием этой информированности стали впечатляющие победы Германии в 1870—1871, 1914, 1939—1941 годах. Имена таких руководителей германских спецслужб, как Штибер, Николаи, Канарис, известны не только специалистам-историкам, но и широкому кругу любителей военной и политической истории, а такие названия, как гестапо, Служба безопасности (СД), прочно вошли во все известные энциклопедии и стали синонимами проявлений государственного терроризма.

Приходится признать, что в предвоенные годы фашистской Германии удалось добиться крупных внешнеполитических и военных успехов: присоединение Австрии, ликвидация Чехословацкой республики, молниеносные военные кампании в Польше, Франции, Югославии, Дании, Норвегии. Ясно, что такие результаты были просто невозможны без качественной работы военной разведки и контрразведки, сумевших предоставить военно-политическому руководству своей страны исчерпывающую информацию по всему комплексу военных, военно-политических и других проблем и обеспечить безопасность собственных вооруженных сил.

Но не только знание противника предопределило успехи Гитлера. Одним из главных факторов, позволивших ему одержать внушительные военные и политические победы, была возможность адекватного реагирования на все действия противоборствующей стороны, что было бы невозможно без знания ее долгосрочных планов в военной и дипломатической сферах. Проще говоря, мало знать места расположения частей противника, штабов, численность войск, оснащенность вооружением и т.д. Чтобы выиграть сражение, нужно знать планы врага, направления его главного удара, выделенные для этого силы и средства.

Планирование и реализация успешных внешнеполитических и военных акций были просто невозможны без качественного исполнения важнейшей функции разведки — предоставление руководству страны информации прогностического характера, той информации, которая позволяет планировать свои действия с учетом известных планов противника.

Германская военная разведка, равно как и спецслужбы других европейских государств, имеет относительно недолгую историю. Так, в полном смысле первой организационно оформленной военной спецслужбой Рейха стал в 1912 году отдел III/Б (III/B) Большого Генерального штаба, созданный по инициативе тогдашнего начальника оперативного отдела полковника Эриха Людендорфа. Это вовсе не означает, что до момента формирования указанного отдела военной разведки как таковой Германия не имела. Еще в период подготовки к франко-прусско4й войне 1870—1871 годов разведывательная работа велась в большом объеме в рамках двух основных спецслужб Пруссии: «Нахрихтен бюро» (Службы информации) и политической полиции Пруссии. Победа в той войне была во многом предопределена эффективностью этих служб.

В соответствии с Версальским мирным договором Германия, как побежденная в Первой мировой войне страна, понесла не только территориальные потери в виде части земель Западной Пруссии, Мемельланда и Позена, но, что более существенно для интересов государства, была лишена права иметь массовую армию, комплектовавшуюся на основе всеобщей воинской повинности. Были оговорены верхние пределы численности армии мирного времени, которые не должны были превышать 100 000 кадровых военнослужащих. Запрету подлежали Большой Генеральный штаб, органы военной разведки, авиация, подводный флот.

Веймарская республика оказалась в сложном положении проигравшей в войне страны. Огромные репарации, выплачиваемые странам-победительницам, революционные волнения, экономический кризис, множество проблем в различных сферах жизнедеятельности государства отодвинули на второй план по шкале тогдашних приоритетов вопросы реформирования вооруженных сил. В силу создавшегося положения эти вопросы были отданы на откуп военным специалистам. Высокий профессионализм руководства германского военного министерства позволил со временем решить большинство проблем, включая проблему формирования его нового органа военной разведки.

Германский Большой Генеральный штаб был упразднен актом правительства Веймарской республики от 20 сентября 1919 года. В соответствии с отдельным его положением также ликвидировался отдел III/Б — центральный орган разведки и контрразведки военного времени. Штат его кадровых офицеров и гражданских специалистов подвергался роспуску.

Для реализации функций военного планирования в кратчайшие сроки было создано так называемое «Войсковое управление» («Truppenamt»), в составе которого была сформирована небольшая контрразведывательная группа, получившая условное наименование «Абвер» (от Abwehr — защита, оборона).

Первым начальником контрразведывательной группы был назначен бывший подчиненный Вальтера Николаи майор Фриц Гемпп. Являясь кадровым офицером разведки, он обладал большим опытом организатора, который в сложных условиях создания новых структур помог ему адаптировать и применить на практике методологические наработки германской разведки военного времени.

Функция военного планирования в мирный период предусматривает изучение военного потенциала возможных противников в будущей войне. Без дееспособной разведки в полном объеме она не может быть выполнена и будет ущербна в принципе. В условиях запрета военной разведки одной из основных задач Гемппа стала «маскировка» чисто разведывательной составляющей вверенной его руководству структуры. Тем более что соответствующие надзорные организации стран- победительниц. прежде всего межсоюзническая Контрольная комиссия, строго следили за ходом выполнения достигнутых договоренностей о ликвидации военных институтов Германии.

В своих показаниях на Лубянке после Второй мировой войны Гемпп следующим образом пояснял процесс создания группы «Абвер»: «Дело в том, что разведка создавалась в нарушение Версальского мирного договора, причем, с одной стороны, это делалось под видом усиления контрразведки, а с другой — разведывательная служба действовала замаскированно. Генерал Ганс Сект дал мне указание замаскировать часть служб абвера в промышленности и индустрии, что я и сделал. Эта работа, кстати, была начата еще до заключения договора. В этом направлении я вел переговоры с директором фирмы “Сименс и Гальске” и выяснил, что немецкие иностранные концерны к тому времени уже имели свою хозяйственную разведку, именовавшуюся “Дойче юберзее динст” (Немецкая заморская служба), а также “Нунция”, которые занимались промышленным шпионажем за границей. Первую возглавлял полковник в отставке Виденманн, финансировал крупный промышленник Гугенберг, вторую — майор в отставке Ляменцан, финансировали два крупных металлургических предприятия. Мне удалось установить с этими органами деловые отношения и использовать их в своей работе».

Весьма значимым фактором, оказывающим влияние на процесс формирования новой спецслужбы, было недостаточное финансирование ее деятельности. В этой связи Гемпп был вынужден ограничить число своих сотрудников несколькими десятками человек. Так, в начале двадцатых годов сама группа «Абвер» в своем составе насчитывала 2—3 офицера Генштаба, 5—7 вольнонаемных сотрудников, как правило, офицеров резерва, и несколько секретарей. В своих воспоминаниях бывший сотрудник абвера Оскар Райле приводит пример, когда большинство работников центрального и периферийных аппаратов, принявших участие в 1929 году в рабочем совещании, разместилось всего в двух автобусах.



Центральный аппарат группы «Абвер» с момента своего создания был разделен по географическому принципу на две подгруппы: «Запад» и «Восток». В сферу деятельности первой входила борьба со шпионажем и пропагандой Франции, Великобритании, США, ко второй относились противодействие Польше, Чехословакии и СССР. В связи с активизацией разведывательной деятельности стран-победительниц в Германии основным направлением работы группы абвер считалась контрразведка.

Одновременно с формированием центрального аппарата руководство группы на базе семи корпусных управлений приступило к созданию периферийных органов разведки. В Кёнигсберге при штабе первого корпуса (1-й военный округ) был сформирован небольшой аппарат, состоявший из одного офицера Генштаба, его помощника и писаря. Его первым руководителем был назначен капитан (впоследствии генерал-полковник) Вальтер Вейсс, кстати, уроженец Тильзита (г. Советска). Во внутриведомственной переписке периферийное подразделение именовалось абверштелле «Остпройссен» (Abwehrstelle «Ostpreussen», ASTO), что можно перевести примерно как «Учреждение абвера в Восточной Пруссии». Командование абвера придавало этому органу особое значение, обусловленное приграничным положением округа и связанной с этим сложной оперативной обстановкой.

В 1920-е годы численный состав абверштелле «Остпройссен» увеличивался незначительно. Так, к концу десятилетия под руководством капитана (впоследствии генерал-лейтенанта)

Вольманна эта организация состояла из нескольких сотрудников. Обязанности референтов первого сектора (разведка) исполняли обер-лейтенант (впоследствии генерал-лейтенант) Генрих Раух и лейтенант (впоследствии подполковник) Ганс Горачек. Второй сектор (контрразведка) АСТО представляли ротмистр Рудольфи и лейтенант запаса Зигфрид Кортельери. Обработкой полученных разведывательных материалов занимался еще один вольнонаемный сотрудник и несколько писарей и чертежников .

Понятно, что такими незначительными силами решать сложный комплекс разведывательных и контрразведывательных задач на территории Восточной Пруссии было весьма затруднительно. Поэтому руководство периферии задействовало своеобразный резерв в виде многочисленных офицеров запаса, имевших в прошлом отношение к разведке, либо лиц, которые в силу занимаемого служебного положения могли оказать абверу необходимую помощь.

Характерной иллюстрацией использования последних может служить пример одного из активных участников акций германской военной разведки в Восточной Пруссии Оскара Райле. Будучи чиновником уголовной полиции в Данциге, он в ноябре 1923 года был завербован капитаном Вейссом в качестве доверенного лица с задачей ведения разведки в отношении Польши. Его служебное положение сотрудника полиции позволяло заниматься вербовочной работой на территории Вольного города, что и послужило основанием обращения к нему представителя абвера. В свою очередь, О. Райле привлек к работе на абвер нескольких своих подчиненных из числа сотрудников данцигской полиции. Впоследствии он займет руководящие должности в ряде органов военной разведки на Востоке и Западе. И подобных примеров создания разведывательного аппарата и его отдельных звеньев можно привести множество.

На этапе строительства разведывательных структур абверу значительную помощь оказывали региональные полицейские органы — полицайпрезидиумы, в составе которых кроме общеуголовных подразделений действовали отделы политической полиции. К сфере их задач, в числе прочих, относились и вопросы контрразведки. Тесное взаимодействие между абвером и полицейскими структурами было также обусловлено тем обстоятельством, что процессуальные меры в отношении разоблаченной вражеской агентуры могли предпринимать только последние. Абвер за всю историю своего существования таких полномочий никогда не имел.

Правда, позже «ведомственная конкуренция» приведет к тому, что Министерство внутренних дел Пруссии, которому подчинялись полицейские органы, в 1929 году запретит своим сотрудникам оказывать помощь представителям абвера. Поводом для такого запрета послужило так называемое «Дело Нейхефен».

В 1929 году сотрудникам абвера в Кёнигсберге стало известно, что польская разведка изыскивает возможность получения образца нового противогаза, принятого незадолго до этого на вооружение в рейхсвере. Позже один из германских унтер-офицеров доложил по команде, что его знакомый сотрудник польской пограничной полиции обратился с предложением продать за большую сумму образец противогаза. Офицеры абвера решили организовать захват представителей польской разведки с поличным на немецкой территории. Для этого в известный адрес было направлено письмо от имени унтер-офицера с согласием на передачу образца противогаза. В обусловленное время два польских пограничника пересекли польско-германскую границу по Мюнстервальдерскому мосту и прибыли к месту предполагаемой встречи. В момент передачи унтер-офицером противогаза они подверглись нападению задействованных в операции германских полицейских. В ходе начавшейся перестрелки один из польских комиссаров был тяжело ранен (позже умер в больнице), а другой, по фамилии Биедзински, захвачен. После состоявшегося суда он был приговорен к высшей мере наказания за шпионаж — 15 годам тюремного заключения.

В 1929 году произошла очередная реорганизация входящих в военное министерство Германии структур. 1 марта войсковое управление № 1, занимавшееся военно-политическими вопросами, было переформировано в так называемое Министериальное ведомство рейхсвера, в состав которого вошли военноисторический отдел, отдел разведки и контрразведки «Абвер» (бывшая группа «Абвер») и правовой отдел. В соответствии с новым распределением функций обработкой развединформации военного характера продолжало заниматься войсковое управление. Данная реорганизация позволила фон Бредову и его преемнику капитану 1-го ранга Конраду Патцигу превратить абвер в кадровую организацию и тем самым создать предпосылки для его превращения в мощное ведомство военной разведки «Абвер-Ауссланд» (Abwehraussland — «Абвер-Заграница») .

В конце 1929 года новым начальником абвера был назначен полковник Фердинанд фон Бредов, который продолжил реализацию планов возрождения германской военной разведки. Одной из главных задач, стоящих перед абвером в тот период, была задача контрразведывательного обеспечения хода реформирования рейхсвера в новых условиях, в частности, планов перевооружения частей сухопутных, военно-морских сил и авиации.

К тому времени в распоряжении абвера находились материалы, свидетельствующие о том, что Великобритания в силу политической конъюнктуры достаточно снисходительно смотрит на процесс перевооружения германских вооруженных сил. Так, в докладе фон Бредова упоминалось, что британское военное министерство «не обеспокоено возможным ростом военных возможностей Германии и не слишком возражает против усиления рейхсвера и военно-морского флота».

Достаточно щекотливой проблемой для командования рейхсвера в целом и для абвера, в частности, стала проблема сокрытия от стран-победительниц хода советско-германского военного сотрудничества, инициированного в начале 1920-х годов военными руководителями Германии и Советской России. Известно, что с 1921 года в составе военного министерства Германии действовала «Зондергруппа Р» (Россия), призванная быть координатором процесса советско-германского сотрудничества в военной сфере.

Многочисленные программы модернизации авиации, бронетанковых сил, создания новых образцов вооружения, реализуемые в Советском Союзе, вызывали пристальный интерес разведок Польши, Франции, Великобритании. Несмотря на строжайшую секретность, отдельные сведения о ходе советско-германского военного сотрудничества становились достоянием указанных спецслужб. Особенно большой объем сведений по данной проблеме стал известен польской военной разведке, сумевшей найти выходы на лиц, обладавших такой информацией.




style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7206746909524663"
data-ad-slot="7639868838"
data-ad-format="auto">

После прихода в 1933 году к власти Гитлера процесс ликвидации Версальской системы заметно ускорился. В планах нацистского руководства по подготовке Германии к будущей войне абверу и другим государственным и партийным спецслужбам Рейха отводилось значительное место. Вначале военную разведку особо не затрагивали процессы перестройки государственных институтов. Место фон Бредова в июне 1932 года занял капитан 1-го ранга Конрад Патциг, исполнявший свои обязанности до прихода адмирала Канариса, человека, который и стал своеобразным олицетворением абвера в будущем. До его прихода заметно увеличилось финансирование деятельности абвера, что позволило расширить штат сотрудников и активизировать разведывательную деятельность за рубежом. Но все равно ресурс абвера как самостоятельной спецслужбы до времени кардинального реформирования при Канарисе в 1937—1938 годах был ограничен.

С приходом к руководству абвером моряка Патцига монополия офицеров сухопутных войск на замещение должности шефа разведывательной службы закончилась. Первое время сотрудники присматривались к своему новому начальнику, и Патциг чувствовал не вполне доброжелательное отношение к своей персоне, что даже стало причиной «выяснения отношений» с начальником войскового управления генералом Адамом.

Кроме выполнения сложных задач по организации разведывательной деятельности за рубежом Патциг должен был решать проблему нейтрализации усилий руководства Службы безопасности (СД) монополизировать полномочия на ведение работы за границей. Причем в условиях агрессивного вмешательства СД в дела абвера неизвестно, какая задача была легче.

На время руководства абвером Патцига пришлось такое знаковое событие в истории упрочения власти Гитлера, как «ночь длинных ножей», когда 30 июня 1934 года Службой безопасности и созданного к тому времени гестапо физически были устранены противники Гитлера внутри НСДАП во главе с начальником штаба штурмовых отрядов (СА) Эрнстом Ремом. Эти события в целом на деятельности абвера не отразились, если не считать того, что с убийством бывшего его начальника фон Бредова между военной разведкой и новыми спецслужбами в очередной раз «пробежала кошка». Постоянные попытки руководителя тайной государственной полиции Пруссии Р. Гейдриха вмешательства в компетенцию абвера и ряд его закулисных маневров привели к уходу Патцига из абвера.

1 января 1935 года новым начальником германской военной разведки был назначен капитан 1-го ранга Вильгельм Канарис. К тому времени он уже имел некоторый опыт разведывательной работы, приобретенный в нейтральной Испании в годы Первой мировой войны, и по своим деловым качествам отвечал требованиям, предъявляемым к посту руководителя абвера. Приход «чужака» в организацию, спаянную корпоративным духом «рыцарей плаща и кинжала» на первых порах был воспринят негативно. Канарису с первой же минуты пришлось доказывать свою компетентность в делах руководства военной разведкой. В будущем он настолько слился с абвером, что, наверное, мог бы про себя сказать: «Абвер — это я».

Дополнительным толчком к совершенствованию деятельности абвера и превращению его в мощную службу разведки и контрразведки стал провозглашенный Гитлером 16 марта 1935 года отказ от выполнения военных статей Версальского мирного договора. Новый закон предусматривал введение всеобщей воинской повинности, на основе которой стотысячный контингент рейхсвера развертывался до вооруженных сил, насчитывающих в своем составе 36 дивизий, объединенных в 12 армейских корпусов. Органы военного руководства также претерпели значительные изменения. Весной этого же года был воссоздан Генеральный штаб сухопутных сил.

Выполняя установку военного руководства Германии по подготовке к новой войне, абвер значительно активизировал разведывательную деятельность за рубежом. Штаты как центрального аппарата разведки, так и его периферийных органов значительно расширились. Основным источником их пополнения стали офицеры резерва, имевшие в прошлом отношение к разведке. Заложенные «отцами-основателями» абвера традиции привели к тому, что все сотрудники чувствовали себя единым коллективом, спаянным общими идеалами и стремлениями.

Офицер германской разведывательной службы, ставя свою личную подпись на подготовленном документе, с гордостью добавлял буквенное обозначение NO (Nachrichtenoffizier), демонстрирующее принадлежность к высшей касте офицерского сословия — сотрудникам разведывательной службы Рейха. Эта аббревиатура означала, что ее обладатель имеет соответствующую подготовку и работает в таинственной области военного шпионажа.

В 1938 году происходит последняя предвоенная крупная реорганизация абвера, связанная с его превращением в самостоятельную службу разведки и контрразведки. В соответствии с новой структурой Штаба Верховного командования вооруженных сил Германии (ОКВ) в его составе было создано Управление «Абвер-Заграница» (Auslandsnachrichten und Abwehramt), ответственное за весь комплекс вопросов военной разведки и обеспечения безопасности вермахта. Новое управление, исходя из функций и решаемых задач, было поделено на три основных номерных отдела, отдел «Ауссланд» (Aussland) и ряд вспомогательных подразделений.

Распределение компетенции подразделений Управления «Абвер-заграница» по направлениям деятельности позволило охватить практически все значимые сферы деятельности германских вооруженных сил в области разведки, контрразведки и безопасности.

В процессе реорганизации абвера, начавшейся в 1938 году, была систематизирована работа по составлению итогового «продукта» разведывательной работы по странам противника в виде единообразных разведывательных сводок. Был разработан универсальный перечень общих и частных задач для всех ведущих сбор информации подразделений военной разведки, содержащий следующие позиции:

1. Общая характеристика страны. Расположение, границы, территория. Основные исторические сведения. Структура государственных и местных учреждений.

2. Географическая характеристика страны. Рельеф местности, почвы, климат, водные источники.

3. Население. Язык. Национальная классификация. Положение национальных меньшинств. Участие их представителей в государственных и общественных институтах. Политические партии. Средства массовой информации.

4. Экономика страны. Промышленное производство. Торговля. Сельское хозяйство. Ремесло. Транспортная инфраструктура.

5. Военная география. Топография отдельных участков местности.

6. Состояние видов вооруженных сил (самый большой раздел сводки). Структура военного управления. Боевое расписание (Odre de bataille) сухопутных войск, ВМС, ВВС. Места дислокации частей и соединений противника. Их численный состав. Количество и характеристика вооружения. Система тылового обеспечения.

7. Специальные дополнения. Биографические сведения и характеристики ведущих политических и военных деятелей страны противника. Детальные списки (в виде приложений) объектов промышленности, транспорта, связи. Их подробные характеристики.

В своих послевоенных мемуарах бывший начальник 12-го отдела ОКХ Рейнхард Гелен указывал как на недостаток отсутствие в системе абвера собственных аналитических подразделений. Вместе с тем нельзя считать, что сотрудники абвера вовсе не занимались анализом получаемых сведений. Первичная оценка добытых материалов производилась незамедлительно, по мере их поступления. В этой связи особое значение имели характеристики источников информации, на основании которых можно было принимать решение о ее направлении в вышестоящие инстанции.

В системе абвера сложилась следующая классификация агентурных источников информации, обусловленная целями их использования, способами передачи добытых сведений и выхода на связь с сотрудниками абвера — их операторами и т.д.

В категорию агентов мирного времени входили граждане разведываемых стран, включая немцев и фольксдойче, которые на постоянной основе сотрудничали с абвером. Это была самая

многочисленная категория агентуры, о социальном составе которой, в частности, свидетельствуют материалы Второго отдела польского Генерального штаба. Так, около 20 процентов разоблаченных агентов являлись сельскохозяйственными работниками, еще 20 процентов приходилось на представителей коммерческих организаций, 7 процентов — военнослужащие, к оставшимся 22 процентам относились рабочие и служащие. К их задачам относилось получение текущей разведывательной информации из доступных источников: личные наблюдения, случайные сообщения знакомых и т.д.

Агенты кризисного периода действовали в период обострения международной обстановки. К основным требованиям, предъявляемым к этой категории агентуры, относились ее «мобильность», способность передвигаться по стране проживания. Такими агентами могли быть и граждане Германии, совершающие деловые или ознакомительные поездки по стране. Свои сообщения в основном они передавали по почтовому каналу в зашифрованном виде с использованием симпатических чернил. Наиболее важные сведения (например, о мобилизационных мероприятиях) могли передаваться по телефонному или телеграфному каналу с использованием заранее оговоренных условностей.

Агенты военного времени до начала боевых действий находились на «консервации» и к выполнению текущих разведывательных заданий в мирный период не привлекались. В связи с ограничениями на передвижение через границы получаемые сведения агенты должны были передавать посредством использования радиопередатчиков, заранее переброшенных в разведываемую страну.

К остальным категориям агентуры абвера относились агенты-радисты, агенты влияния и «особо доверенные лица». К последним относились граждане Германии, которые в силу занимаемого ими положения на объектах промышленности и транспорта могли поставлять абверу информацию технического характера (схемы оборонительных сооружений, мостов, заводов, выпускающих военную продукцию, и т.д.).

Подготовленные подразделениями абвера сводки по представленному перечню регулярно докладывались политическому и военному руководству страны. Но разведывательный «продукт» абвера, несмотря на его значимость в общем потоке информирования руководства Германии, был не единственным. Так, при составлении обобщенных документов по текущей внешнеполитической ситуации руководству Рейха, помимо информации абвера, докладывались материалы, получаемые другими государственными и политическими структурами. В таких сводках имелись закодированные указания на источник сведений.

Под криптонимом «Chi», например, значилась информация Управления связи вермахта (OKW/Fau), включавшая в себя важнейшие сообщения зарубежных радиостанций, а также дешифрованные материалы службы прослушивания радиоэфира. «DNB» — секретные материалы Германского информационного бюро, содержащие сведения из зарубежной прессы. «JD» — материалы «отдела разведки» торговых палат Гамбурга и Бремена (так называемая «Служба Йоганнеса»). Кроме того, при составлении сводок на регулярной основе использовались сведения так называемого «Института Геринга» («Forschungsamt»), получаемые путем перехвата и прослушивания каналов связи зарубежных представительств в Германии.

Поставщиком информации о состоянии экономики зарубежных стран являлся Институт мировой экономики (Гамбург), который самым тщательным образом анализировал доступные открытые источники. В Институте работали крупнейшие немецкие экономисты, результаты деятельности которых по изучению экономического потенциала зарубежных государств высоко ценились заинтересованными потребителями, включая соответствующие рефераты первого отдела абвера. Весомый вклад в «информационную копилку» делали также аппараты тайной государственной полиции (гестапо) и Службы безопасности СС.