В окопах «Холодной войны». «Кондор» выпускает когти

В окопах «Холодной войны». «Кондор» выпускает когти

В 1975 году в столице Чили Сантьяго в обстановке строжайшей секретности прошло необычное совещание, в котором приняли участие ближайший соратник чилийского диктатора Аугусто Пиночета, руководитель Национального директората разведки (ДИНА), а по сути — политической тайной полиции страны Мануэль Кантрерос и ряд ответственных представителей Центрального разведывательного управления США.

В ходе встречи были достигнуты тайные договоренности о совместной борьбе с «подрывными элементами». Вскоре к ним присоединились спецслужбы Аргентины, Бразилии, Боливии, Парагвая, Перу и Уругвая. Так вступила в действие широкомасштабная операция «Кондор», направленная на активную борьбу в Южной Америке не только с марксистами и коммунистами, но и с оппозиционерами, которые выступали против правления военных хунт в этих латиноамериканских странах.

Планом операции «Кондор» предусматривался широкий обмен оперативной информацией между ее участниками относительно местонахождения противников режимов, разработка мероприятий по их похищению и передачи спецслужбам заинтересованных стран. Не исключалось, впрочем, и физическое устранение оппозиционеров.

На протяжении десяти лет хищный «Кондор» вел охоту на своих жертв. Особенно отличались в искоренении «крамолы» сотрудники чилийской спецслужбы ДИНА и главной аргентинской спецслужбы, выполнявшей функции разведки и контрразведки, — Государственного секретариата разведки (СИДЕ). Как правило, они действовали в тесном взаимодействии.

Еще до официального принятия плана «Кондор» от рук чилийской тайной полиции пал бывший командующий сухопутными войсками Чили Карлос Пратс. Он был одним из немногих высших чилийских генералов, кто сохранил верность конституции и представлявшему блок народного единства президенту страны Сальвадору Альенде и не поддержал военный переворот, возглавленный в 1973 году Аугусто Пиночетом.

Эмигрировав в Аргентину вскоре после сентябрьских событий 1973 года в Чили и поселившись в Буэнос-Айресе, генерал Пратс сразу же оказался «под колпаком» чилийской спецслужбы ДИНА.

Бомба взорвалась под днищем его автомобиля 29 сентября 1974 года, когда генерал и его жена подъехали к дому, возвращаясь из гостей. Жена Пратса погибла мгновенно. Смертельно раненный генерал скончался через несколько минут.

Очередное покушение подручных Кантрероса на другого видного чилийского оппозиционера было организовано в самом центре американской столицы.

Орландо Летельер был одним из ближайших соратников президента Альенде. Он занимал в правительстве народного единства ряд министерских постов. После военного переворота Летельер был арестован путчистами, подвергнут издевательствам и пыткам, а затем содержался в подземном каземате и в концлагере.

Лишь в сентябре 1974 года Летельер был выслан из страны. Некоторое время он жил в Венесуэле, а затем перебрался в США, поселившись вместе с женой и четырьмя сыновьями в Вашингтоне. Являясь профессором Американского университета и экспертом Центра по исследованию внешней политики, Летельер часто выступал с лекциями и статьями, в которых разоблачал преступления чилийской хунты. Естественно, для режима Пиночета он являлся одним из самых непримиримых врагов. И Летельера постигла судьба генерала Пратса.

Утром 21 сентября 1976 года, выйдя из дома, Летельер сел за руль своего автомобиля. Он не успел тронуться с места, как раздался мощный взрыв. Летельер погиб мгновенно. Почерк убийц был тот же, что и в случае с генералом Пратсом.

Расследование показало, что за гибелью известного чилийского политэмигранта стояли генерал Мануэль Кантрерос и его заместитель по тайным операциям за рубежом полковник Педро Эспиноса. А исполнителем теракта являлся двойной агент Майкл Таунли, работавший одновременно на американское ЦРУ и чилийскую тайную полицию ДИНА.

Операция «Кондор» продолжала расширяться. На ее счету появлялись все новые жертвы.

Так, в мае 1976 года в Буэнос-Айресе на одной из оживленных улиц в брошенном автомобиле были обнаружены убитыми после истязаний и пыток четверо видных политических эмигрантов из Уругвая. Двое из них были бывшими депутатами уругвайского парламента: Эктор Гутьеррес и Сельмар Мичелини. Позже, на основании многочисленных документов, было установлено, что уругвайские политики, активно выступавшие против правящей в их стране клики президента Бордаберри, стали жертвами очередного этапа операции «Кондор», совместно реализованного спецслужбами Уругвая и Аргентины.

Не отставали от своих латиноамериканских коллег и сотрудники парагвайской тайной полиции диктатора Стресснера.

Осенью 1976 года парагвайские спецслужбы начали поиск эмигрировавшего из страны оппозиционера Агостина Гоибуру, являвшегося руководителем Народного движения «Колорадо», выступавшего за демократические преобразования в Парагвае. Официальные запросы были направлены в спецслужбы Бразилии и Аргентины.

Уже через два месяца Бразильское управление разведки сообщило парагвайским коллегам адрес «смутьяна» в Аргентине. Далее в рамках операции «Кондор» в дело вступила аргентинская охранка. 9 февраля 1977 года Агостин Гоибуру был похищен из своего дома и тайно доставлен в Парагвай.

Позже выяснилось, что оппозиционер был замучен до смерти солдатами президентского полка в Асунсьоне.

Несколько раньше, в июне 1976 года, в рамках операции «Кондор» сотрудники боливийской разведки похитили и убили в провинции Буэнос-Айрес, недалеко от аргентинской столицы, генерала Хуана Хосе Торреса, который в 1970–1971 годах являлся президентом Боливии. Смещенный со своего поста в результате очередного военного переворота, Торрес, находясь в эмиграции, активно выступал с критикой правящего в Боливии режима.

Писатель и публицист из Санкт-Петербурга Валерий Нечипоренко, рассказавший на страницах газеты «Секретные материалы XX века» о различных этапах операции «Кондор», подчеркивал: «В общей сложности, по различным оценкам, жертвами террора тех лет в Латинской Америке стали от 40 до 60 тысяч человек, в том числе: 30 тысяч аргентинцев, более 3 тысяч чилийцев, 3 тысячи перуанцев, 160 парагвайцев, 150 боливийцев и 140 уругвайцев…

В середине 1980-х годов проект “Кондор” был свернут. В ту пору его организаторы и руководители могли еще рассчитывать на то, что санкционированные ими массовые преступления навсегда окажутся в прошлом. Но мир стремительно менялся. К власти в странах Южной Америки пришли гражданские правительства, взявшие на себя обязательства восстановить справедливость по отношению к людям, подвергшимся насилию при военных режимах».

Начиная с середины 1990-х годов многие из высокопоставленных функционеров спецслужб латиноамериканских стран, имевшие отношение к операции «Кондор», а также рядовые сотрудники тайной полиции, участвовавшие в убийствах и исчезновениях оппозиционеров, предстали перед судом.

Добавить комментарий