Варфоломеевская ночь

Распространение протестантизма беспокоило французских королей не меньше, чем правителей Испании и Священной Римской империи. Однако в связи с некоторыми внешнеполитическими обстоятельствами борьба с Реформацией велась не так рьяно. Болонский конкордат между папой Львом X и Франциском I в 1516 г. позволил королю самому назначать высших церковных сановников, что уже приближало католическую церковь во Франции к реформаторской. Да и постоянные стычки с императором объективно не способствовали одновременной борьбе с протестантами внутри страны. Однако к концу правления Франциска все более проявлялись его антипротестантские настроения. Гонения на протестантов во Франции начались в середине 30‑х годов XVI в.

В 1547 г. уже Генрихом II была заведена специальная судебная комиссия для разбора дел еретиков – «Огненная палата». Наибольшее влияние среди протестантов в этой стране имели гугеноты (так здесь называли кальвинистов; от исковерканного немецкого Eidgenossen – «швейцарцы»). Основу гугенотов составляли горожане и мелкие дворяне, т. е. представители рождающегося класса буржуазии.

В начале 1560‑х годов начались настоящие религиозные войны. Во главе гугенотской оппозиции стояли родовые дворяне южных и западных провинций, недовольные укреплением абсолютизма. Последними крупными землевладельцами, пострадавшими от собирательной политики короля Франциска, стали герцоги Бурбонские. Именно представители Бурбонов (принц Конде, затем Генрих Наваррский) стали вождями противников католической церкви. Вождями же католической партии были герцоги Гизы – боковая ветвь Лотарингского герцогского дома. Франсуа де Гиз прославился обороной Меца от Карла V и взятием Кале в 1558 г. Вместе с братом Карлом (Шарлем), епископом Лотарингским, он являлся фактическим правителем страны при Франциске II. Франсуа был убит в 1563 г., после чего во главе дома стал его сын Генрих.

В 1560 г. принц Конде возглавил так называемый Амбуазский заговор против Гизов и Франциска II. Заговор провалился. После вступления на престол малолетнего Карла IX регентша Екатерина Медичи пыталась примирить католиков и гугенотов, но эта попытка была сорвана Гизами. 1 марта 1562 г. в местечке Васси были убиты молившиеся кальвинисты, что послужило сигналом к началу войны. В ходе нее и те и другие стремились захватить короля и править от его имени, а также искали союзников вне Франции: гугеноты – в Нидерландах и Англии, католики – в Испании. За первыми тремя религиозными войнами (1562–1563, 1567–1568, 1568–1570) последовал Сен‑Жерменский мир (1570), по которому гугеноты получили четыре важных города‑крепости, право занимать государственные должности и другие привилегии. По всему королевству было разрешено кальвинистское богослужение.

Однако в 1572 г. хрупкое равновесие было нарушено. 18 августа в Париже состоялось бракосочетание сестры короля Карла Маргариты Валуа и лидера гугенотов Генриха Наваррского (Бурбона). Эта свадьба должна была означать прекращение религиозной вражды в государстве. Генрих и Марго были помолвлены еще в раннем детстве. В столицу, естественно, прибыли виднейшие вожди протестантской партии. В частности, прославленный адмирал Гаспар де Колиньи, виновник убийства Франсуа де Гиза. Как показало развитие событий, католическая партия во главе с Екатериной Медичи и Гизами подготовила гугенотам ловушку.

Де Колиньи оказывал определенное влияние на Карла, в частности пытался убедить его, что необходимо поддержать нидерландских повстанцев в противовес Испании. Он уверял, что эта война сплотит французов и удержит их от междоусобиц. Тесные отношения гугенотского лидера и короля не устраивали Екатерину.

22 августа на Колиньи было совершено покушение. Стреляли из дома герцога Гиза. Адмирал чудом остался жив, поскольку в момент выстрела нагнулся поправить обувь. Ему раздробило руку и оторвало палец. Гугеноты негодовали, король оправдывался и выслал Гиза из Парижа. Но вечером следующего дня герцог тайно вернулся. Католические лидеры решили устроить массовую расправу. Слабохарактерный монарх дал свое согласие на это, поскольку злополучное покушение на адмирала загнало его в политический тупик. Гугеноты требовали слишком многого, а радикальные католики могли поднять войну против самого короля.

23 августа в Лувр были приглашены все высшие чины монархии. В принятии решения помимо Карла и его матери участвовали брат короля герцог Анжуйский, маршал Таван, канцлер Бираг и еще несколько вельмож. В ночь с 24 на 25 августа началась резня гугенотов, вошедшая в историю как Варфоломеевская ночь (24 августа отмечался День св. Варфоломея).

В ночь с 24 на 25 августа, незадолго до рассвета, колокол собора Сен‑Жермен‑Л’Оксеруа известил всех католиков о начале бойни. Вооруженный отряд во главе с Гизом проник в дом Колиньи. Герцог собственноручно выбросил тело убитого адмирала из окна. Позже король приказал повесить главного гугенота, которому католики успели оторвать голову, за ноги. Генрих Наваррский укрылся в королевском дворце и отрекся от веры. Пусть так, но ему удалось спастись. Намного печальнее оказалась судьба простых протестантов: по легенде, их жилища были заранее отмечены, чтобы ночью все знали, где находятся гугеноты. Озверевшая толпа врывалась в дома, разрушала, грабила, насиловала, убивала. Католики не жалели никого, даже младенцев. Позже тела убитых были сброшены в Сену. Каким‑то чудом из Парижа удалось вырваться гугенотам, жившим в предместье Сен‑Жермен‑де‑Пре. Гиз бросился за ними в погоню. Безумие продолжалось даже после того, как 25 августа король приказал прекратить бойню. Карл объяснял, что произошедшее, конечно, ужасно, но это лишь реакция католиков на якобы имевший место тайный заговор гугенотов.

Ужасные новости из Парижа моментально достигли провинции. Католики Лиона, Боргеза, Орлеана и Бордо решили не отставать от парижан и устроили аналогичную резню. Локальные беспорядки продолжались до октября. Папа Григорий XIII и король Испании были в восторге от известия о варфоломеевском ужасе. Папа даже приказал отчеканить в честь «торжества» медали. Он считал, что это событие стоит пятидесяти таких битв, как при Лепанто.

В одном только Париже погибло более трех тысяч гугенотов, по всей же Франции число жертв составляло десятки тысяч. Естественно, что после Варфоломеевской ночи о религиозном примирении не могло быть и речи.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *