Юрген Шнайдер – немецкий Робин Гуд

603
Просмотров



Юргену Шнайдеру принадлежали самые роскошные дома Германии. На визитных карточках торговца недвижимостью значилось: «частный инвестор». А начинал Юрген Шнайдер с разведения… такс. Доходы от этой деятельности позволили ему в 1981 году переключиться на торговлю недвижимостью в Западной Германии. Шнайдер не гнался за стремительными доходами, он покупал очень дорогие объекты в самых престижных районах, реставрировал и за большие деньги перепродавал или сдавал в аренду.

В 1986–1991 годах доктор Юрген Шнайдер заработал несколько сотен миллионов марок и репутацию солидного бизнесмена. Он приобрел отель «Фюрстенхоф» во Франкфурте, находившийся под опекой Общества охраны памятников, за 40 миллионов марок. Вложил в реставрацию 200 миллионов и продал японскому банку за 450 миллионов.

Шнайдер питал слабость к старой архитектуре и не выносил современных монстров из стекла и бетона. Юрген реставрировал особняки по оригинальными проектам. Качество – превыше всего. Строительные материалы он заказывал не только в Германии, но и за рубежом, например, в Бельгии или Великобритании. Шнайдер приобретал один элитарный объект за другим: отели, торговые центры, апартаменты-люкс в Берлине, Мюнхене, Франкфурте, Гамбурге. За короткое время он создал огромную империю по торговле недвижимостью. В банковских кругах Шнайдера тут же объявили финансовым гением, алхимиком, способным любую рухлядь превращать в золото. Банки никогда не отказывали Шнайдеру в кредитах.

Но в полную силу «гений» развернулся после объединения Германии. Шнайдер стал самым крупным инвестором в недвижимость Восточной Германии. Его фирма только в Лейпциге скупила около шестидесяти процентов всех объектов, выставленных на продажу.

Дороже и роскошнее, чем Юрген Шнайдер, не строил никто. Самым эффектным из его приобретений был дорогой торговый «Медлер-пассаж» в центре Лейпцига с легендарным рестораном «Погребок Ауэрбаха». По преданию именно в этом уютном заведении коварный черт по имени Мефистофель дурил головы беззаботным выпивохам.

31 марта 1994 года в «зеленый четверг», день предпасхальной недели, доктор Юрген Шнайдер выплатил праздничные премиальные сотрудникам и отбыл с женой на отдых в Тоскану. Пасхальные каникулы в солидных фирмах принято растягивать подольше. Поэтому, когда шеф не объявился к началу рабочей недели, никто не забил тревогу.

7 апреля поверенный Шнайдера, кстати, его однофамилец, передал в бюро фирмы «Шнайдер АГ» и в правление «Дойче банк» копии одного письма. Юрген сообщал: «К сожалению, из-за внезапного тяжелого заболевания я не могу продолжать руководить фирмой. Надеюсь, что «Дойче банк» проконтролирует завершение строительства начатых мною объектов. Врачи настоятельно рекомендуют мне избегать любых стрессов, поэтому я вынужден скрывать свое нынешнее местонахождение».



Этот текст привел правление фирмы «Шнайдер АГ» и правление «Дойче банк» в замешательство. Самый крупный инвестор за всю послевоенную историю торговли недвижимостью – сбежал, а если точнее «нырнул», залег на дно. Оставалось только догадываться, что толкнуло его на этот шаг. Ведь у Юргена было огромное личное состояние и элитная недвижимость, приносящая ему колоссальные доходы. На Шнайдера работала половина строительных предприятий страны.

Мелкие инвесторы узнали о странном письме Шнайдера по радио из утренних новостей. Самые прозорливые руководители фирм-поставщиков успели отчасти возместить свои убытки. Они бросились на стройки доктора Шнайдера и вывезли оттуда все, что только возможно. Через несколько часов самые важные строительные объекты беглеца были взяты под охрану службой безопасности «Дойче банк».

Сотрудники фирмы «Шнайдер АГ» рассказали полиции, что их шеф опасался шантажа и его круглосуточно охраняли частные детективы. Они не сомневались, что Юргена Шнайдера, это честнейшего человека, похитили какие-то негодяи.

Через неделю прокуратура получила доступ к бухгалтерским книгам и технической документации фирмы. В результате проверки выяснилось, что состояние процветающего бизнесмена Юргена Шнайдера состоит исключительно из долгов, причем он их делал с тем же размахом, с каким реставрировал памятники архитектуры. Он задолжал пятидесяти пяти немецким и европейским банкам. Сумма кредитов, по которым он никогда не смог бы расплатиться, составляла в марте 1992—2,496 миллиарда марок, в марте 1993—3,818 миллиарда, в марте 1994—6,347 миллиарда.

Кроме того, он оставил десятки незавершенных строек и на девяносто миллиардов неоплаченных счетов от фирм-поставщиков, оказавшихся на грани разорения. Канцлер Германии Гельмут Коль в своем телевизионном обращении призвал финансовую элиту списать строителям долги по делу Шнайдера и тем самым предотвратить национальную катастрофу.

Многим не давал покоя вопрос: кем был Шнайдер – мошенником или неудачным бизнесменом? Разорился он по той причине, что переоценил собственные силы и утратил чувство реальности или с самого начала запланировал эту грандиозную аферу? Ответ потребовал нескольких месяцев напряженной экспертизы всех имеющихся в распоряжении следствия документов. Выяснилось, что Шнайдер был не просто мошенником, он был мошенником мирового масштаба.

Полученные им кредиты – около семи миллиардов марок – во много раз превосходили реальную стоимость его объектов. Это достигалось несколькими способами. Во-первых, завышалось общее число метров полезной площади здания, что, естественным образом, повышало предполагаемые доходы от возможной аренды. В торговом центре «La Facettes» во Франкфурте-на-Майне имелось 20 тыс. квадратных метров, сдаваемых в аренду. Так по крайней мере написано в документах, которые Шнайдер предоставил «Дойче банк». В результате Юрген получил 415 млн марок в кредит под реконструкцию. На самом деле торговый центр располагал площадью 9 тыс. кв. метров и стоимость всех работ не превышала 200 млн марок. Кстати, число 9000 было крупно написано на заборе, ограждавшем строительную площадку.

Немецкие банки выдавали кредиты, ориентируясь на последнюю продажную стоимость здания. Шнайдер использовал эту лазейку в банковском законодательстве. Одно и то же здание многократно перепродавалось, всякий раз дорожая. Он основал более пятидесяти мелких фирм, которыми руководил через подставных лиц, и формально перегонял купленные дома с баланса одной фирмы на баланс другой. Небольшую, прекрасно оборудованную виллу в Кенигштайне, в которой располагалась резиденция «Шнайдер АГ», подчиненные босса перепродавали до тех пор, пока ее цена не достигла 37,5 млн марок. Ориентируясь на эту цифру, банк выдал соответствующий кредит под залог виллы. Дорожать-то она дорожала, но на бумаге, поэтому банк, завладевший виллой после банкротства строительной компании, обнаружил, что более 15 миллионов за нее не выручить.

Для того чтобы получить кредит побольше, Юрген Шнайдер указывал в документах завышенную арендную плату. В торговом центре «Le Facettes» аренда двух помещений по документам приносила 57,5 млн в год, а на самом деле – не более 11 млн марок. Ослепленные предпринимательским размахом Юргена Шнайдера банкиры даже не удосуживались проверить документацию, которую он представлял им в обеспечение все новых и новых кредитов.

Шнайдер, разумеется, извлекал прибыль из собственного дарования и для себя лично. Но очень скромную по сравнению с размахом всего предприятия. На его личном счету в марте 1994 года находились сбережения в размере 250 млн марок. Вернее, они должны были там находиться. Юрген перевел деньги в английский банк. Однако он прекрасно понимал, что найти деньги в Англии – вопрос времени, поэтому разбил всю сумму на части и отправил путешествовать по миру. В конце концов миллионы снова оказались вместе, но уже в банках Швейцарии. Отправился путешествовать и владелец этих миллионов. А по его следам – многочисленные сыщики из самых разных организаций.

Услужливые граждане и пронырливые журналисты умудрялись в один и тот же день видеть доктора Шнайдера в разных частях света. 9 мая его заметили в Мюнхене и Парагвае, через неделю – на африканском побережье и в герцогстве Лихтенштейн. Сообщения поступали из Канады, с Карибских островов и Филиппин, из Испании, Швейцарии, Югославии и Ирана. На самом деле Шнайдер загорал на пляже неподалеку от Майами.

Свое бегство из ФРГ Шнайдеры тщательно подготовили. Поддельные паспорта и билеты из Женевы во Флориду им помогли получить близкие знакомые, в том числе египетский коммерсант Мостафа эль Кастауи, подозреваемый в нелегальной торговле наркотиками и оружием, а также в тесных контактах со спецслужбами Ирана. Кроме майамских связей Кастауи у Шнайдера было и несколько близких знакомых, живущих во Флориде.

Долетев вместе с супругой до Вашингтона под собственным именем, он продолжил путешествие с поддельным паспортом. Прикинувшись итальянцем, Шнайдер снял апартаменты в Майами за три тысячи долларов в месяц. В Германии Юрген использовал накладку, чтобы скрыть свою лысину. В Майами он расстался с накладкой и отпустил усики. Время от времени подпольный миллионер был вынужден использовать связников в Европе для пополнения денежных запасов. Один из них итальянец Луиджи Полетти и вывел американских сыщиков прямо к дому, где скрывались Шнайдер с женой.

Беглецы проживали в роскошной квартире в небольшом городке Хелендейл в 24 километрах от Майами. Эта квартира была уже четвертой, снятой супругами в США. В Хелендейле Шнайдеры выдавали себя за итальянцев и в присутствии посторонних разговаривали только на итальянском языке. Никаких контактов с соседями они не поддерживали и в свой дом никого не пускали, взяв на себя даже заботы по его уборке. Домовладельцы, которым Шнайдеры хорошо платили наличными, ни разу не обращались в местную администрацию за подтверждением их личностей.

61-летнего Юргена Шнайдера арестовали агенты ФБР. Как сообщил представитель ФБР Пол Миллер, его ведомство подключилось к поискам Шнайдера по просьбе Интерпола. По словам Миллера, немецкий бизнесмен занимал первую строку в списке преступников, разыскиваемых Интерполом.

Юргена Шнайдера обвинили в мошенничестве и сокрытии доходов от налогов. Надо сказать, что особого сочувствия к обманутым банкам никто в Германии не испытывал. На процессе даже судья не мог удержаться от язвительных выпадов в адрес господ банкиров, а уж газеты и вовсе представляли Юргена Шнайдера чуть ли не жертвой происков крупного капитала. Приговор оказался достаточно мягким: 6 лет и 9 месяцев. А в действительности Шнайдер отсидел меньше половины срока. Он написал две книги мемуаров, в которых он сам выглядит этаким Робин Гудом, а банкиры – ненасытными пиявками на теле народном. Правда, спросом эти книги не пользовались.