Симоно-Канаитский Ново-Афонский монастырь

Симоно-Канаитский Ново-Афонский монастырь

Во второй половине XIX в. русские иноки на Святой горе Афон терпели сильное экономическое и юридическое притеснение. Речь шла даже о возможном уходе со Святой горы, и тогда в 1871 г. русское правительство вызвало представителей Пантелеимонова монастыря в Санкт-Петербург и предложило им выбрать на Кавказе место для возведения новой обители, которая и была устроена во имя Симона Канаита — одного из учеников Иисуса Христа.

«На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был зван также Иисус и ученики Его на брак. И как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, жено? Еще не пришел Мой час. Мать Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте. Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха. И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, — а он не знал, откуда это вино, знали только служители, черпавшие воду — тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе. Так положил Иисус начало чудесам в Канне Галилейской и явил славу Свою» (Ин.2, 1–11).

Презрев все мирское, Симон Канаит пошел за Иисусом Христом, а по Вознесении Его, приняв Духа Святого, стал проповедовать веру христианскую в Иудее, Эдессе, Сванетии и в Абхазии.

Как долго проповедовал он в Абхазии — летописи не рассказывают, известно только, что святой апостол Симон Канаит прославлял Спасителя многими чудесами, за что подвергался гонениям и оскорблениям. А в период жестоких гонений на христиан, воздвигнутых во времена грузинского царя Адеркия, принял мученическую смерть и был погребен неподалеку от своей пещеры — на берегу реки Псыртсхи, в 20 верстах от Сухуми.

В IV в. на месте погребения Симона Канаита была построена церковь в его имя, а в VI в. учение Христово уже широко распространилось по Абхазии. К XI в. весь абхазский берег Черного моря был покрыт цветущими храмами и монастырями. Но когда страну завоевали турки, абхазы приняли ислам, и многие христианские храмы были разрушены. Однако могилу святого Симона Канаита местные жители всегда почитали.

Мысль о создании православного монастыря на берегу Черного моря возникла в правительстве России еще в начале XIX в. — тотчас после вступления Абхазии в подданство России. Но тогда заботы русских властей были всецело поглощены тревожным состоянием края, постоянными враждебными вспышками горцев и нападением их на мирных жителей. Только после успешного прекращения военных действий царское правительство смогло заняться мирным освоением края и распространением среди абхазцев веры Христовой, тем более что и сами они еще живо помнили себя христианами. Прибывшие со Святой горы делегаты были снабжены весьма обстоятельной инструкцией, согласно которой они и должны были выбрать место для будущей обители.

1. Место должно быть просторное и красивое.

2. Чтобы оно имело самый здоровый климат, о чем следует узнать у местных жителей, но особенно в статистическом комитете, потому что жители и привыкнуть успели, с детства живя в том климате и не подвергаясь злокачественной кавказской лихорадке.

3. Должно быть обилие воды во всякое время года, и воды хорошей, на которой можно было бы устроить мельницу.

4. Земля чтоб была плодородная и для хлебопашества, и для садоводства.

5. Лес строевой и дровяной.

6. Камень для зданий или вместо него глина для кирпича.

7. Так как реки на Кавказе обилуют рыбой, то иметь это в виду, как предмет необходимый для монастыря… и не 60 человек, а чтобы достаточно и на 600 человек, если Матери Божьей угодно будет умножить монашество…

После осмотра многих мест (в Бедия, Драндах, долине реки Псху и др.) монахи остановили внимание на развалинах Анакопии — у древнего храма святого апостола Симона Канаита, располагавшегося на берегу реки Псыртсхи. И 27 ноября 1875 г. последовало распоряжение императора Александра III об отведении 327 десятин земли, передаче вновь устраиваемому монастырю развалин храма и башни, оставшейся от генуэзцев, о предоставлении будущей братии права ловли рыбы в реке Псыртсхи и т. д.

Местность, предназначенная для устроения монастыря, была дикой и пустынной. Монахам понадобилось много труда и времени, чтобы расчистить непроходимые заросли, срыть каменистые холмы, засыпать пропасти, освоить обширные земельные владения для разведения полезных растений и выращивания новых для Абхазии культур. Ранней весной 1876 г. братии заложили сразу 4 каменных здания с храмом и школой для абхазских мальчиков. Благодаря неусыпным трудам иноков и искусству отца Иерона к 1 октября 1876 г. монастырские здания и храм были построены.

Первый храм иноки посвятили Покрову Пресвятой Богородицы и собирались торжественно освятить его 17 октября 1876 г. Ожидалось, что в празднике будет участвовать много народа, поэтому братии сделали большие запасы продуктов для трапезы. Но не было у них свежей рыбы, и достать было неоткуда. И вот 14 октября совершилось чудо: около монастыря волны выбросили на берег столько рыбы, что монахи набрали ее более 14 пудов и восприняли это чудо за особое попечение Божьей Матери об их обители.

Однако еще во время возведения первого храма и зданий Ново-Афонской обители началась война турок против балканских народов, а осенью 1876 г. среди горцев-мусульман вспыхнули враждебные против России настроения. В случае объявления войны Турции можно было ожидать высадки турецких войск в Абхазии, поэтому решено было удалить братию в кутаисскую губернию — в Гелатский монастырь, а также вывезти из обители всю церковную утварь и движимое имущество.

С тяжелым сердцем расставались иноки со своей новой обителью, которую успели полюбить всей душой и на устроение которой положили много труда и материальных средств. Монастырская школа для абхазских мальчиков. была закрыта; учеников распустили по домам, снабдив одеждой, бельем и другими необходимыми вещами. Присматривать за обителью оставили четырех человек, которые продолжали совершать церковные службы до самого дня объявления войны с Турцией — 7 апреля 1877 г. А на другой день и им было приказано оставить обитель, передав ключи от нее и заготовленный строительный материал местным жителям, чтобы они хранили их во все время войны.

В конце апреля турецкие корабли подошли к берегам Абхазии; со шлюпок на берег высадились 400 человек, и 28 апреля здания новопостроенного Симоно-Канаитского монастыря были разрушены и сожжены. Через несколько дней турки сначала обстреляли Сухуми, а потом зажгли город в нескольких местах. 13 мая русские вынуждены были сжечь Цебельдинское укрепление, в котором погибло и все монастырское имущество.

Когда после окончания войны иноки вернулись в родную обитель, то с болью в сердце увидели, что не только все довоенные строения, но и заготовленные строительные материалы были сожжены, а вокруг уныло торчали только обгорелые каменные стены. Но иноки недолго унывали: вскоре закипела работа, и новый храм был выстроен всего за 4 месяца. Уже в феврале 1879 г. в нем начались богослужения…

Строительство монастыря продолжалось, и вскоре на развалинах стали подниматься новые постройки. С особым усердием иноки трудились над восстановлением и приведением в подобающее благолепие древнего храма Симона Канаита. Восстановление его было окончено в начале 1882 г.; быстро вырастали и другие монастырские постройки: среди них — 2-этажная каменная мельница, а рядом с ней — корпус для рабочих, которых в обители всегда было много.

Мельница служила и водокачкой, поднимавшей воду в верхний монастырь. От плотины иноки провели каналы, по которым вода шла в прачечную, на кирпичный завод, в доступные для орошения сады и т. д. Но хозяйственная деятельность монастыря, хоть и разносторонняя, была направлена на удовлетворение только самых насущных потребностей иноков. Труд для новоафонской братии служил не к обогащению, а только средством к нравственному восхождению. Заботы о внешнем благоустройстве и процветании обители не только не отвлекали монахов от совершенствования в добродетелях, а наоборот, усиливали стремление к ним, т. к. иноки ясно сознавали, что только благословение Божие и помощь Его сделают их труд успешным.

Но в 1917 г. для Симоно-Канаитской обители началось новое лихолетье.

«Солдатские депутаты приезжали из Сухума в Новый Афон и произвели обыск в обители. Предосудительного не нашли, кроме портретов бывших Царя и Царицы в старых календарях. Эти портреты депутаты разорвали в клочки».

Когда через год к власти в Абхазии пришли большевики, монастырь потерял часть своих покосов и рыбный промысел; инокам постоянно угрожали реквизировать и продать монастырский скот и хозяйственный инвентарь, отобрать землю, вырубить сады, запрещали собирать виноград и яблоки…

В течение нескольких лет братии пытались сохранить свою обитель от окончательного разорения, но в 1921 г. часть монастырских земель была передана созданному совхозу, а из иноков организовали «трудовую общину». Многие из братии, подвергнувшиеся жестоким гонениям, вынуждены были покинуть обитель и бежать в горы. В монастыре остались только больные, немощные и престарелые.

А в 1924 г. Симоно-Канаитскую обитель окончательно закрыли «как очаг контрреволюционной пропаганды». Все ее земли были переданы совхозу, храмы разорены и поруганы, ризница разграблена… В 1930-е гг. братские кельи переоборудовали под гостиницы; в здании Нагорного монастыря открыли санаторий, соборный храм во имя Успения Пресвятой Богородицы превратили в клуб, с южной стороны храма Святого Симона Канаита устроили танцплощадку.

Большой храмовый образ святого великомученика и целителя Пантелеимона, который в 1876 г. иноки принесли со Святой горы Афон, многие годы хранился у семьи Анкваб. Когда Ново-Афонский монастырь стал возрождаться и в его соборном храме вновь начались богослужения, семья Анкваб вернула образ целителя в обитель. Произошло это в 1995 г. — в Прощеное воскресенье.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Решите пример *