Геттар и Демаре на Центральном массиве

Французский врач Жан Этьен Геттар увлекся ботаникой и минералогией (в XVIII в. это был очень емкий термин). Изучая Северо-Французскую низменность, он пришел к выводу, что на этой холмистой равнине разнообразные породы располагаются поясами вокруг Парижа как центра.

Геттар нанес их на карту, пользуясь различными символами (создав, следовательно, первую геологическую карту), и таким способом показал положение и границы обширного Парижского бассейна. «Работа Геттapa открыла новое поле для географов и натуралистов и соединила эти две науки...» (А. Гейки).

В 1751 г. Геттар посетил Овернь. В двух поселках к северу от города Клермон-Ферран он увидел, что улицы там вымощены черным камнем, используемым и как местный строительный материал, который добывается в соседних карьерах у поселка Вольвик. Близ него Геттар обнаружил застывший лавовый поток, спустившийся с близкой возвышенности, и открыл настоящий вулканический конус и кратер.



Продвигаясь к югу вдоль подножия живописной цепи пюи (холм), Геттар достиг Клермон-Феррана и поднялся на крутую гору Пюи-де Дом. Неожиданно перед ним раскрылась панорама самых высоких в Оверни кратероподобных вершин. Эти древние вулканы, «выстроенные в боевой порядок», молчаливые на протяжении всей письменной истории, были безупречны по форме.

Геттар обследовал величайший в Центральном массиве вулкан Мон-Дор (1886 м), на водоразделе бассейнов р. Алье (приток Луары) и р. Дордони. Результатом было открытие «в сердце» Франции группы древних вулканов и фактически первое научное исследование Центрального массива. Его работы в Оверни положили начало учению плутонистов. Более того, он стал истинным создателем вулканологии, а его идеи о происхождении базальтов явились базой для новой школы нептунистов. «Я не знаю ничего более причудливого в истории геологии – один и тот же человек оказался основоположником двух диаметрально противоположных школ».

В работе «Деградация гор, производимая сильными дождями, реками и морем» Геттар четко показал зависимость лика Земли от движущейся воды. Он считал море главным агентом денудации и как пример его приводил меловые утесы Северо-Западной Франции – реликты огромной цепи холмов, большая часть которой уничтожена морем. Он обследовал и описал все большие реки Атлантического бассейна от Рейна до Гаронны.

Изучение вулканов Центрального массива продолжил Никола Демаре. Ранее он побывал на плато Атрим на северо-востоке Ирландии и дал описание «Мостовой Гигантов» — одного из «чудес природы». В 1763—1764 гг. он изучал Овернь, восхищался ее «выставкой» конусов, кратеров и лавовых рек, установил, что она и плато Антрим с «Мостовой Гигантов» принадлежат одной и той же формации, и составил карту Центрального массива между каменоломнями Вольвик и Мон-Дор, поразившую современников точностью.

В 1766 г. Демаре путешествовал по вулканическим районам Италии от Виченцы и Падуи до Неаполя. В 1769 г. он вновь изучал центральный массив, распространив исследования на юг, до горы Плон-дю-Канталь (1858 м, у 45° с. ш.). Считая, что крупные вопросы физической географии могут быть лучше изучены в Центральном массиве, Демаре еще не раз возвращался туда. «Любой участок Оверни скрупулезно обследован им, каждая пюи [гора] посещена, каждый кратер... зарисован, каждый поток лавы прослежен от истоков до конца».

Аббат Жак Луи Жиро-Сулави основное внимание уделял потухшим вулканам, обследовал Овернь и Прованс и составил карту распространения вулканов. Он исследовал также горы Bивape на восточной окраине Центрального массива, между верхней Луарой и Роной (длина 100 км, вершины до 1754 м).