Пират Жан-Давид Но – экспедиция в Маракайбо

Пират Жан-Давид Но прославился под именем Франсуа Олоне. Став флибустьером, он показал себя мужественным воином и надежным товарищем. Когда был убит капитан их судна, команда избрала на его место Олоне. И не ошиблась. Им удалось благополучно ограбить несколько кораблей. Он имел каперскую грамоту, отдавал часть добычи во французскую казну и пользовался уважением губернатора Тортуги. Когда его корабль во время шторма разбился о скалы, ему предоставили новый.

После первых успехов Олоне постигла неудача: близ испанского берега Кампече во время шторма его судно затонуло. Пираты высадились на сушу, где их уже поджидали испанцы. Большинство флибустьеров после короткой схватки были убиты, оставшихся отправили в тюрьму. Допросив пленных, испанцы узнали, что их предводитель погиб.

Судьба решила иначе. Олоне был легко ранен и притворился мертвым, резонно полагая, что плен для него хуже смерти. Когда берег опустел, он перевязал раны и отправился в Кампече. С группой рабов, украв каноэ, добрался вместе с ним на Тортугу.

Здесь Олоне снова снарядил корабль с командой из двадцати одного человека. Они отправились к северному берегу Кубы и захватили несколько лодок. Местные рыбаки отправили по суше гонцов в Гавану с сообщением, что объявился Олоне. Испанский губернатор не мог этому поверить, имея донесение из Кампече о его смерти. Но все-таки снарядил десятипушечный корабль с сотней солдат, чтобы Олоне доставить в Гавану живым, а остальным отрубить головы на месте.

Корабль прибыл ночью. Он вошел в устье реки, где находился поселок. Окликнув рыбаков, военные моряки услышали в ответ, что пираты скрылись (так велели говорить разбойники, притаившиеся в поселке). А рано утром к кораблю устремились лодки с пиратами. Испанцы успели открыть огонь. Спешка не способствовала точности стрельбы, и пираты бросились на абордаж. В рукопашной схватке они одержали победу над численно превосходящим противником. Пленных зарубил сам Олоне. На этом корабле он захватил купеческое судно с товарами и золотом, после чего решил предпринять крупный набег.

Вместе с компаньоном Михаелем Баском они организовали экспедиционный корпус: 8 кораблей и 1600 человек. Взяли курс на город Маракайбо.



По пути пиратской флотилии попался испанский корабль «Адмирал». Олоне погнался за ним и после короткого боя захватил его. В трюмах был груз: какао, а также деньги и драгоценности. Отослав пленный корабль на Тортугу, Олоне соединился с эскадрой. Они без единого выстрела обчистили еще один встречный корабль с оружием, боеприпасами и жалованием для испанского гарнизона Санто-Доминго. Затем к ним присоединилось судно, вернувшееся с Тортуги с провиантом. Все складывалось великолепно.

Однако город Маракайбо был богат в значительной мере потому, что грабителям добраться до него было трудно. Перед входом в бухту находились острова, далее тянулся канал, защищенный фортом Ла Барра…

Флибустьеры высадили десант вдали от форта. Защитники, ожидая такой маневр, устроили засаду. Но пираты, предусмотрев этот ход, обнаружили и уничтожили вражеский отряд. Штурм крепости начался, несмотря на плотный огонь батарей и мушкетов (нападавшие имели при себе только холодное оружие). После долгого боя редуты были захвачены, а 250 солдат изрублены на месте.

Захватив крепость, пираты открыли путь своему флоту через канал к городу. А там царила паника. Жители спешно покидали дома, уходя в лес или в город Гибралтар, находившийся в 40 милях оттуда. Прибыв в полупустой Маракайбо, пираты заняли лучшие дома и принялись пировать. Затем отправились по окрестным лесам собирать беглецов. Улов был немалый. Но все-таки основная масса золота и серебра перекочевала в соседний город Гибралтар.

Этот город был отлично защищен горами и болотами. Местный гарнизон получил подкрепление из соседнего города Мериды. Общее число вооруженных защитников достигло восьмисот. Оборону организовали по всем правилам: устроили засеки, ложные дороги, ведущие в болото, а подступы к городу укрепили фортами и редутами.

Это не остановило Олоне. Взбодрив свою небольшую армию сообщением, что в городе собраны несметные сокровища, он возглавил штурмовой отряд из почти четырехсот человек. Учитывая трудности продвижения в болотистом лесу, каждый имел короткую саблю и пистолет с тридцатью зарядами.

Они двинулись по дороге, растаскивая завалы. Вблизи крепости угодили в болото (дорога была ложной). По ним открыли огонь. Пираты попали в западню. Олоне приказал рубить ветви и выстилать ими путь. Попытались выйти на твердую дорогу. Там их встретил плотный огонь защитников.

Поредевшая группа, ведомая Олоне, добралась до крепости. Но для штурма требовались лестницы, да и нечем было пробить или взорвать ворота. Оставалось только геройски погибнуть.

И пираты пошли на попятный. Одни отступали, отстреливаясь, другие – в панике, а с ними и сам Олоне. Испанцы, торжествуя победу, решили догнать флибустьеров и уничтожить всех до единого. Распахнув крепостные ворота, защитники бросились вслед за врагами.

Перехитрил их пират! По команде Олоне его отряд развернулся и двинулся навстречу преследователям. Испанцы пришли в замешательство. Пираты дали залп из пистолетов в упор и ринулись врукопашную. Бой перешел в резню. Испанцы пытались скрыться в крепости. Флибустьеры ворвались туда и довершили разгром. Испанцы потеряли полтысячи солдат и всех офицеров.

Пираты основательно разграбили город. Больше месяца они хозяйничали в нем, пока среди них не начались болезни. Они сожгли город и вернулись в Маракайбо, окончательно обчистив и его.

Но с этих пор Олоне преследовала череда неудач. Многие пираты ушли от него. Но почему бы не предположить, что Олоне просто не желал возвращаться без добычи, дабы окончательно не потерять свой пошатнувшийся авторитет? А его главные помощники были не прочь свалить неудачу на руководителя и «свергнуть» его? Обстоятельства для этого были самые благоприятные. Наконец, не исключено, что психическое здоровье лидера оставляло желать лучшего. Так или иначе, его бесцельные блуждания по заливу закончились трагично: корабль налетел на рифы, да так прочно, что никакими ухищрениями не удалось его освободить. Его разломали, а из досок и бревен стали мастерить барку.

Тогда же произошел случай, как бы предрешивший страшную кончину Олоне. Один из его пиратов отправился в лес вместе с пленным испанцем (подневольным слугой), и неожиданно на них напала группа индейцев. Пират выстрелил из пистолета и бросился наутек. Испанец замешкался и отстал. Вскоре пират с десятком вооруженных товарищей вернулся на то место, где потерял испанца. Там они набрели на полянку, где горел костер. Подойдя к нему, пираты остолбенели: вокруг валялись куски человеческого тела, частично зажаренные, и наполовину съеденная рука.

Пираты устроили облаву на людоедов и захватили около десятка мужчин и женщин. Однако попытки допросить их ни к чему не привели, хотя пираты отнеслись к местным «человеколюбам» по-дружески, угостив табаком и подарив кораллы, нож и топор. Индейцы ушли и больше не вернулись.

Пираты освоили землю, посадив пшеницу и фасоль. Через несколько месяцев они получили достаточно продуктов для продолжения плавания. На сооруженной барке двинулись вдоль берега и достигли устья реки Никарагуа. И снова люди Олоне попали в беду: на них напал отряд испанцев и индейцев, многих перебив.

Олоне и на этот раз спасся. С остатком отряда он на барке пошел к Картахене, чтобы добыть корабль. Тут его окончательно покарала судьба. Он попал в руки индейцев, которые раскроили его на части и съели.