Пленение Атауальпы – в погоне за мечтой

В легендах о дальних странах есть обычно два главных подтекста. Первый: того, кто осмеливается отправиться в неведомые моря и земли, ожидают страшные испытания, смертельные опасности. Второй: отважного и удачливого путешественника после удивительных приключений ждет награда – несметные сокровища, прекрасная принцесса, волшебные зелья.

Очень показательно в этом отношении предание об Эльдорадо («эль дорадо» – по-испански «золотой»). Якобы где-то в Центральной Америке существует страна, где по утрам владыка осыпает себя золотым песком, а вечером омывает тело в священном озере. В разных вариациях эта история переходила из уст в уста, особенно среди моряков, любителей легкой наживы, искателей счастья.

В легенде была доля истины. У племени муисков, обитавших на северо-западе Южной Америки, существовал обряд посвящения в жрецы, связанный с жертвоприношением: золотые изделия бросали в озеро, а верховного жреца осыпали золотым песком. Но все это происходило сравнительно редко и не свидетельствовало о необычайном обилии золота в стране.

Слухи, конечно же, были далеки от реальности. Но тем более они воспаляли воображение. Подумать только: где-то там, за дремучими лесами и болотами, среди гор находится страна Эльдорадо. Ее жители не знают истинную цену этого металла, они просто осыпают себя золотым песком!

Неудивительно, что конкистадоры с маниакальным упорством стремились достичь Эльдорадо. Те немногие из первой волны завоевателей, которым удалось вернуться с награбленными ценностями на родину, подтверждали словами и личным примером сообщения о несметных богатствах Нового Света. Подробные слухи были очень полезны для колонизаторов, испытывавших нужду в людских ресурсах. Не менее заинтересованными лицами были правители и банкиры.



Так усиливалась «эльдорадомания», «золотая лихорадка». Она резко усилилась после того, как в Испанию прибыли корабли с драгоценностями разграбленной империи ацтеков.

Губернатор «Новой Кастилии» Педро Авила основал в 1519 году на берегу Южного моря город Панаму – форпост для продвижения в дебри и горы Южной Америки. Легенды о богатой стране на западном побережье Нового Света вдохновляли жителей Панамы. Конкистадоры организовали несколько экспедиций, не добившись успеха, хотя пленные перуанцы подтвердили слухи о могучей и богатой стране инков.

Конкистадор Франсиско Писарро, имевший небогатое поместье близ Панамы, стал одним из руководителей очередной экспедиции на юг, в Перу. С небольшим отрядом он отправился в плавание и высадился с группой солдат на одном из прибрежных островов, устроив здесь базу. Его компаньон Альмагро вернулся в Панаму за подкреплением. Однако новый губернатор категорически отказался поддержать авантюристов и прислал им приказ о немедленном возвращении.

Говорят, возмущенный Писарро мечом провел на песке линию и воскликнул: «Выбирайте, кастильцы. Или назад, к своим поместьям в Панаму, или вперед, к богатствам Перу!» Он перешагнул на южную сторону от черты. Лишь тринадцать человек последовали за ним. Остальные отплыли восвояси.

Полгода провели конкистадоры на острове, живя впроголодь. Наконец, компаньоны Писарро снарядили и прислали корабль, на котором он отправился дальше на юг. Упрямцам сопутствовала удача. Им встретились богатые поселения, где удалось добыть серебряные и золотые сосуды, изделия из тонких тканей. Кроме того, они захватили с собой несколько живых лам и взятых в плен молодых перуанцев.

Когда Писарро с добычей вернулся на родину, кредиторы тотчас упрятали его в тюрьму, требуя уплаты огромных долгов. Однако король Карл I приказал его освободить и назначил губернатором страны (еще не покоренной). На руководящие посты в экспедиции Писарро назначил своих братьев: Эрнандо, Хуана и Гонсало. В 1531 году из Панамы отправились на юг три его каравеллы со ста пятьюдесятью солдатами и тридцатью шестью кавалеристами.

Они высадились в заливе Гуаякиль, ведя бои с индейцами. Дождавшись подкрепления и узнав о распрях среди вождей инков, двинулись в глубь материка. Их удивили хорошие дороги при отсутствии лошадей и повозок. Верховный инка Атауальпа послал им подарки, пригласив прибыть в город Кахамарку.

Изображая дружеские намерения, Писарро пришел к верховному инке без оружия и охраны, провел переговоры и пригласил к себе. Инка прибыл в позолоченном паланкине, с ним были в гамаках и носилках старейшины и триста безоружных индейцев. Испанцы из засады набросились на них. Франсиско Писарро, схватив Атауальпу за длинные волосы, бросил его на землю и связал. Сопровождающие владыку разбежались, часть была убита.

Стоявшая в отдалении многотысячная армия инков отступила без боя. Их вождь остался заложником у конкистадоров. Говорят, на стене комнаты, куда он был заточен, верховный инка отмерил черту выше своего роста и предложил насыпать до этого уровня золотых изделий за свое освобождение.

По его приказу испанцам начали доставлять, в основном из храмов, золотую утварь. Со временем этот поток стал скудеть. Писарро понял, что основная масса богатств инков уже поступила к нему.

Обвинив Атауальпу в заговоре, идолопоклонстве, колдовстве и многоженстве, Франсиско Писарро приказал казнить его, назначив верховным инкой Манко Капака (он был сыном соперника Атауальпы в борьбе за власть). Так пала империя инков, также находившаяся на стадии деградации. Писарро отправил испанскому королю груз золота, после чего «золотая лихорадка» вспыхнула с новой силой.

Распри между начальниками конкистадоров порой переходили в смертельную вражду. Вот и Франсиско Писарро был убит в собственном доме сторонниками казненного им бывшего своего компаньона Альмагро.