Мария Магдалина: под их крылом

Слово херувим (на еврейском языке к'рубх), как сейчас считают, произошло от аккадского слова «карибу», что означает посредник между Богом и человечеством, хотя Патай, возможно, был ближе к истине со своим описани­ем женщины-джинна, пусть оно и уводит слегка в сторо­ну. Традиционно Яхве едет верхом на херувиме — особенно в его проявлении сварливой кобылы — отличный пример до-фрейдистской, но тем не менее недвусмыс­ленной эротики.

Конечно, херувимов ассоциировали с сексуальностью, поскольку даже в Храме Соломона имелись гравированные образы двух херувимов, которые сплелись в страстном объятии — как представители великой священной тайны. Само их присутствие действовало как квазипорнографический раздражитель на жителей, которые, как сообщали, прелюбодействовали до оргазма после мимолетного взгляда на бесстыдную сексуальную вольность, когда херувима проносили по улицам в ритуа­ле, имевшем все признаки языческого.



Американский ученый Нельсон Глаек пишет о подобных волшебных ре­лигиозных сценариях: «Возбуждение при языческом поклонении и участие в праздниках священных даров часто приводило мужчин и женщин к единению в лихо­радочном исполнении ритуала плодородия».

Воплощения херувимов постоянно имеют поразительное сходство с теми богами, чье присутствие ощущается под поверхностью этого исследования. Во время раскопок дворца царя Ахаба Израиля (873—852 гг. до н. э.) в Самарии была найдена табличка из слоновой кос­ти с изображением двух женских форм, предположитель но херувимов, держащих в руках лотосы и в египетских головных уборах. Помимо этого, на головах этих фигурок изображены солнечные диски, а на руках — крылья: та же иконография, что и у египетской богини Исиды, Мы знаем уже, что Ашере в Египте поклонялись под име­нем Анат, ученые привычно подразумевают, что египтя­не заимствовали еврейскую богиню, а не наоборот.

Эта слепота по отношению к египетскому влиянию в Древнем мире столь укоренилась среди историков и археологов и что почти невероятно, среди египтологов, что выглядит не только пятном на академической мантии, но и на современном отношении к расовому вопросу, Каким бы удивительным это ни показалось, но это широко распространенное неприятие реального места Древнего Египта в мире косвенно привело к совершенно не правильному толкованию христианства в целом и роли Иисуса, Иоанна Креститедя и Марии Магдалины в част­ности, помимо подавления здорового сексуального инстинкта и распространения тезиса о превосходстве белой расы во всем мире.

И в наибольшей степени эта глубокая и опасная ошибка связана с маргинализацией Матери Бога, первой Звез­ды Моря, Царицы Небесной и оригинала Черной Ма­донны — Исиды, супруги и сестры умирающего и воскресающего бога Осириса и матери волшебно зачатого ребенка-бога Гора. Близко связанная с черной богиней Нефтидой, богиней любви и материнства Хатор и верховным отправителем вечной справедливости Маат, Исида была прямой предшественницей Девы Марии, решение о святости которой было принято Ватиканом. В истории похищения (заимствования) Исиды и отрицании мощи египетской культуры есть и одинокая фигура Марии Магдалины, которая как настоящая богиня ведет бой за признание белых европейских патриархов, имеющих хо­лодное сердце.