Мария Магдалина: защитники Грааля

К наследию тамплиеров — которое в миру включает и изобретение современной банковской системы — мож­но причислить их влияние на большое количество легенд, которые владели воображением многих поколений и стали основой для бесчисленных поэм, пьес, картин и филь­мов.

Среди них, разумеется, первое место занимает история Святого Грааля, впервые получившая широкую известность из труда Кретьена де Труя, незаконченной книги «Сказание о Граале» (Le Conte del Graal). Знаменательно, что город Труойя, но назва­нию которого автор взял себе имя, был местом первой тамплиерской штаб-квартиры и его величественный храм посвящен Марии Магдалине.



Хотя большинство представляет себе Грааль как чашу Иисуса на Тайной вечере, в своей первой ипостаси Грааль выступал как блюдо, поскольку рассказ был основан на кельтском предании о приключениях Передура, встре­тившего в лесу ритуальную процессию, где было копье, с которого капала кровь, и отрубленная голова на блюде. Как и в большинстве историй о Граале, сюжет построен на ключевом моменте, когда герой не смог задать определенный вопрос, и как сказал Малкольм Гудвин в своей книге «Святой Грааль» (1994): «В данном случае неза­данный вопрос касается характера этой головы. Если бы Передур спросил, чья это голова и как она с ним связана, он узнал бы, как снять заклятие с Пустоши». (Как во многих средневековых легендах, земля была проклята: ничего на ней не росло, и правила на земле и в сердцах ее обитателей Зима.)

Наиболее явной неортодоксальностью из всех про­изведений о Граале отличалось произведение баварско­го поэта Вольфрама фон Эйшенбаха «Персиваль», на­писанное в 1220 году. Он заявлял, что был намерен улучшить более ранний вариант Кретьена, сделав его ближе к первоисточнику, предположительно, произве­дению Гийо де Провинс (Прованс), трубадура, симпа­тизировавшего тамплиерам, которых он называл «кре­щеные люди», а не христиане — явно тщательный подбор слов с намеком на статус иоаннитов. В этой поэме есть любовная линия: страсть между черной королевой и европейским принцем, чей сын со смешанной кровью, но­ситель Грааля Репанс де Шой, родит ребенка, продол­жающего династию таинственных королей, которые всегда принимают имя «Джон — Иоанн». «Посланница Грааля» Гундри несет кувшин с благовонной мазью, ко­торой она помазывает ноги героя и вытирает их свои­ми волосами. Снова мы встречаем нити Магдалины и Иоанна, вплетенные в общую еретическую ткань. Но почему? Где во всем этом Иисус? Почему внутренний круг тамплиеров игнорировал его и даже богохульство­вал по его адресу?

Ответ ясен: культ Марии Магдалины — не говоря уже о более таинственных взаимосвязях с Крестителем — выжил во Франции, несмотря на все усилия Церкви по его уничтожению.