Законы Драконта

Законы Драконта

В VII в. до н. э. жители Аттики (области, в которой находятся Афины), конечно, продолжали во многом руководствоваться архаическими родовыми законами. Законами, по мнению наших современников, бывшими излишне жестокими. При этом судебными решениями, как и всеми делами в государстве, ведали аристократы – эвпатриды. Именно они входили в высший судебный орган – ареопаг, именно они избирались на должности архонтов. Этих архонтов в Афинах было девять. Главный – архонт‑эпоним, кроме него архонт‑басилей (бывший царь, ведавший теперь религиозными вопросами), архонт‑полемарх (занимавшийся военными делами) и шесть архонтов‑фесмофетов, занимавших различные городские магистратуры, ведавшие строгим соблюдением законов и судом.

Итак, к концу VII в. до н. э. уже всем афинянам было очевидно, что юриспруденцию пора приводить в порядок. Во‑первых, в смутный период во второй половине века созрела необходимость в более строгой охране частной собственности, во‑вторых, во время политических неурядиц отчетливо проявилось несовершенство судебной системы. В частности, недовольство вызывал произвол судей аристократов, толковавших законы так, как им было удобно. Наконец, возникла острая необходимость в том, чтобы просто укрепить государство путем фиксации его правовых основ.

Одним из толчков к изданию новых законов послужила, вероятно, Килоновская смута. Вероятно, между 636 и 624 гг. до н. э. честолюбивый аристократ Килон попытался захватить власть. Эта попытка была пресечена аристократами из рода Алкмеонидов, для которых эта победа оказалась пирровой. По их приказу были убиты даже те килоновцы, которые пытались укрыться у алтарей богов. Оскорбление святыни надолго стало проклятием Алкмеонидов. Произвол аристократов – одни из которых хотели стать тиранами, другие не посчитались с обычаями – возмутил афинян.



После заговора Килона, который чуть не привел к тирании, продемонстрировать свою заботу о государстве нужно было и эвпатридам. Именно поэтому архонту‑фесмофету Драконту поручили кодифицировать афинское право. Человек энергичный, добросовестный и уважаемый в обществе, Драконт проделал эту работу в 621 г. до н. э. В результате на свет появились законы Драконта. Считается, что это было первое письменное законодательство Афин, хотя правильней было бы говорить о первом дошедшем до нас письменном законодательстве. Как правило, подобные «первенцы» являются переработкой каких‑то существовавших и до этого норм. Так, по свидетельству Аристотеля, в 80‑х годах VII в. до н. э. шестеро фесмофетов уже занимались той же работой, что и Драконт.

Драконт зафиксировал во многих случаях уже существовавшие нормы. Более или менее четко были прописаны функции государственных чиновников, принципы их избрания. Хотя основными были не статьи о политическом устройстве, что отразилось и в названии нового сборника узаконений – «Обычаи». Главным было прописывание штрафных санкций за те или иные правонарушения. Уголовное законодательство Драконта на первый взгляд выглядит исключительно жестоким. Даже за самые невинные проступки человек мог быть наказан смертной казнью, например за кражу овощей. Не считалось преступлением убийство вора, если оно было совершено в целях самозащиты или чтобы отобрать свое имущество. Смерть полагалась за святотатство, убийство или поджог. Драконт предусмотрел даже такую, кажущуюся дикостью, вещь, как наказание неодушевленного предмета за убийство.

С другой стороны, эти законы отразили несомненный прогресс в развитии афинского общества. Так, убийства были четко разделены на предумышленные, непредумышленные и совершенные в состоянии обороны. Особое место занимали убийства соблазнителя матери, жены, дочери или сестры; сюда же были отнесены убийства в результате несчастных случаев и при спортивных состязаниях. Ареопаг рассматривал только умышленные убийства и карал их смертью, непредумышленные находились в ведении специально учрежденной коллегии эфетов, избираемых из граждан не менее 50 лет от роду и «испытанной нравственности». Непредумышленные убийства могли наказываться изгнанием, а не казнью. Убийства с целью самообороны, к которым причислялась и защита собственности, наказанию не подлежали. Эфетам принадлежали четыре судебные палаты, в каждой из которых разбирались дела только известного содержания, так что эфеты заседали то в одной, то в другой, смотря по роду дела, подлежавшего суду. Царь председательствовал при всех разбирательствах подобных дел. Впоследствии, с развитием демократии, деятельность коллегии эфетов была в значительной степени ограничена, за ней осталось только решение религиозных вопросов.

Штрафы (например быками) и изгнания вводились и для ряда других преступников. Законы Драконта были явно направлены на преодоление обычая кровной мести, они запрещали самовольную расправу. Ответственность за убийство нес только убийца, а не весь род. К ответственности привлекался также и человек, подстрекавший к убийству. Это и ряд других нововведений свидетельствовали о борьбе со старыми родовыми обычаями в пользу возникших новых классовых и государственных отношений.

Несмотря на это, выражение «драконовские меры» стало крылатым обозначением исключительно жестких способов борьбы с чем‑либо. Позже говорили, что Драконт писал свои законы не чернилами, а кровью. Легенда сохранила якобы произнесенное архонтом объяснение чрезвычайной строгости наказаний: «Малые преступления заслуживают смертной казни, а для больших я просто не выдумал более сурового наказания».

Законодательство Драконта, несомненно, было шагом вперед в развитии греческого права. Теперь аристократы в судах уже были ограничены писаными правилами, выполнение которых легко было проверить. Солон отменил многие постановления 621 г. до н. э., но оставил в силе законы, касавшиеся непредумышленных убийств и самозащиты. Имя Драконта, несмотря на строгость его законов, в древности пользовалось высоким уважением и ставилось рядом с именами лучших законодателей.