Государство Инков: судьба героя Ольянтая

Наряду с поэзией и связанными с нею музыкой и танцами у инков было также искусство драматургии. Особенно тесно к поэзии инков примыкали произведения драматургии. Текст поэтических произведений, в которых было много действующих лиц, поручался различным певцам или же декламаторам. Так постепенно появлялись целые большие рифмованные драматургические произведения.

Позднее они стали пьесами, которые уже предназначались не только для простого воспроизведения в виде пения или декламации, — это были уже настоящие театрализованные представления. Впрочем, вышесказанное всего лишь предположение, хотя в пользу этого предположения говорят факты, которые нам известны о древнеперуанской Талии.

В текстах первых хронистов отсутствуют письменные подтверждения того, что в Тауантинсуйу существовало драматическое искусство. Пожалуй, за одним исключением. Автором этой единственной информации является тот самый глубокий приверженец всего инкского — Гарсиласо де ла Вега. Так, он пишет, что амауту (ученые и философы) сочиняли комедии и трагедии, исполнявшиеся по праздничным дням при дворе Инков. По словам этого хрониста, сюжетом для театральных пьес были подвиги самих владык или других выдающихся деятелей империи, военные походы и судьбы дёблестных воинов, особенно отличившихся на поле боя. Гарсиласо также отмечает, что в качестве актеров в героических пьесах опять-таки выступали представители элиты. Он утверждает также, что драматические актеры, снискавшие особое расположение публики, в качестве вознаграждения за исполнение получали драгоценности и другие подарки.

Много позднее это единственное сообщение об инкском театральном искусстве совершенно неожиданно было дополнено благодаря открытию, сделанному более 200 лет тому назад в архиве доминиканского монастыря в Куско. Тогда священник Антонио Вальдес среди хранящихся в архиве письменных источников обнаружил рукопись кечуанской драмы, написанной на латыни, которую ее анонимный автор назвал «Апу-Ольянтай».



Действие драмы относится к времени Инки Пачакути, в ней повествуется как о самом этом владыке и его преемнике Тупаке Юпанки, так и о других знатных представителях империи «сыновей Солнца». В кругах специалистов по древней Америке эта находка вызвала в полном смысле слова сенсацию. Огромную сенсацию! По мнению ученых, эта была первая, впрочем, и по сей день единственная театральная пьеса, созданная в период доколумбовой Америки. В руках ученых оказался рукописный оригинал сценического повествования о жизни империи инков. Все это и побудило автора настоящей книги о «сыновьях Солнца» 20 лет тому назад попытаться после тщательного анализа перевести текст кечуанской пьесы «Апу-Ольянтай» на чешский язык. Впоследствии этот перевод индейской драмы несколько раз передавался по радио (разумеется, в несколько адаптированном — с учетом запросов современного зрителя, вернее, слушателя — виде).

Определить наверное время возникновения народной драмы «Апу-Ольянтай», написанной на языке кечуа, конечно, весьма затруднительно. Не следует исключать и того факта, что ее текст в доколумбов период, в годы жесточайшего колониального угнетения индейцев, вероятно, подправлялся и актуализировался неизвестными кечуанцами. В пользу этого предположения говорит, в частности, то, как в этой пьесе изображается «король»-он является здесь главным источником «зла». Примечательно, что в пьесе в образе «злого» короля выведен Инка Пачакути, хотя, как известно, индейцы широко почитали этого владыку, бесспорно являвшегося самым крупным правителем империи (именно ему обязано Тауантинсуйу самыми значительными преобразованиями).

Итак, действие пьесы происходит во времена правления Инки Пачакути и его преемника Тупака Юпанки. Главным героем кечуанской драмы является человек, именем которого и названа пьеса, — Апу-Ольянтай — видный полководец, которому Инка доверил управление одной из четырех частей света, входивших в состав Тауантинсуйу (именно поэтому к его имени присоединено слово «апу»). Ольянтай происходил из простой семьи. Таким образом, он был одним из немногих пурехов — выходцев из простого народа, которые благодаря своим выдающимся военным заслугам сумели подняться на высшую ступень социальной лестницы. И в самом деле, став any, то есть «начальником» одной из четырех частей света (Антисуйу), входивших в состав государства «сыновей Солнца», Ольянтай попал в круг высокопоставленной знати империи.

В один прекрасный день, будучи в Куско, правитель Антисуйу познакомился при дворе Инки с его дочерью по имени Куси Койлюр (что значит «смеющаяся звезда»). В сердце Ольянтая тотчас же вспыхнула глубокая любовь к принцессе. Как ни странно, она ответила любовью на чувство вышедшего из народа правителя Антисуйу. Их сохраняемые в тайне отношения, конечно же, не оставались без последствий.

Еще до рождения у возлюбленных дочери доблестный полководец просил, вернее было бы сказать, отважился просить у Инки руки Куси Койлюр. Однако властелин, невзирая на награды и титулы, полученные Ольянтаем из его рук, отказал простолюдину. Не просто отказал, а прогнал его со двора, лишив своей благосклонности.

Свою дочь Смеющуюся Звезду Пачакути в наказание приказал запереть в доме «невест Солнца» в Куско. Здесь же, правда в другом помещении, по его приказу была заточена и девочка, родившаяся от этой недозволенной, осужденной Инкой любви между генералом и принцессой. Девочку звали Има Сумак. Кстати говоря, именно это имя в наши дни взяла себе в качестве сценического псевдонима знаменитая перуанская исполнительница кечуанских песен.

Обе — и мать и дочь — провели в стенах дома «невест Солнца» в Куско целых десять лет. Тому же, кто оказался «виновником случившегося», — отважному Ольянтаю — удалось избежать расправы. Он нашел себе прибежище в крепости Ольянтайтамбо, расположенной в горах у реки Урубамбы. Эта крепость была названа в честь отважного полководца! Отсюда, от Урубамбы, Ольянтай начинает восстание против Инки. Именно здесь — в Ольянтайтамбо — местные индейцы провозгласили Ольянтая избранником народа и новым правителем Тауантинсуйу.

В возникшей ситуации, когда верховному Инке угрожал мятеж в горах, Пачакути предложил свою помощь другой полководец — вероломный Руминьяуи (буквально: «каменный глаз»). Он попросил Инку, чтобы его высекли, а затем якобы униженный, он отправился к Ольянтаю в его горную крепость. Там ему был оказан радушный прием, Ольянтай поверил Руминьяуи. Вкравшись в доверие к предводителю восставших, Руминьяуи принялся ждать удобного момента, чтобы захватить «опасного смутьяна» и соблазнителя дочери Инки.

Тем временем Инка Пачакути умирает в Куско. На его трон садится Ту пак Юпанки, который приказывает коварному Руминьяуи захватить мятежника и доставить его в столицу империи, где он должен понести заслуженную кару. Так и происходит на самом деле. Когда новый Инка узнает, что его родная сестра из-за любви к Ольянтаю более десяти лет томится в доме «невест Солнца», и видит перед собой маленькую Иму Сумак — дитя большой любви, — Тупак Юпанки совершенно неожиданно меняет свое отношение к мятежнику. Он снимает с него обвинение, из-за которого его предшественник Инка Пачакути столь долго преследовал Ольянтая. Тупак Юпанки возвращает полководцу былые титулы и даже повышает его в «должности»: назначает Ольянтая своим личным заместителем. Так счастливо заканчивается эта индейская пьеса.

Весьма возможно, что нынешнему зрителю подобная метаморфоза, при которой одного и того же человека один Инка считает виновным, а другой не только прощает, но даже повышает в должности, покажется неубедительной. Однако перуанский индеец, живший пять столетий назад, не всегда рассуждал так, как современный зритель европейского театра.

Что поражает в этой пьесе — это негативная роль, которую в драме играет бесспорно самый выдающийся владыка империи — Инка Пачакути. Впрочем, может быть, именно в этом, как мы уже говорили, и проявилась более поздняя правка оригинального текста индейской народной драмы. Так или иначе, смысл пьесы ясен: на примере полководца Ольянтая она призывает к защите своих прав. Если ты прав, защищайся! Даже если тьг и простого происхождения, все равно защищайся! Если затронуты твои неотъемлемые права, сумей отстоять их, даже тогда, когда тот, кто посягает на них, является владыкой государства. В этой пьесе о Ромео и Джульетте из Анд таким неотъемлемым правом является в первую очередь любовь, прекрасное человеческое чувство.