Халкидонский собор

Одним из наиболее важных Вселенских соборов церковные историки признают IV собор, созванный в 451 г. в Халкидоне. На нем была разгромлена одна из самых популярных ересей того времени. Настолько популярная, что ее до сих пор исповедуют миллионы людей. Речь идет о монофизитстве.

Христологические споры не утихали после Никейского и Константинопольского соборов. Церковники искали формулу для определения природы Христа. Они все глубже забирались в дебри богословия, которое было совершенно непонятно простым верующим. Широкая народная поддержка того или иного ересиарха зависела скорее от чувств населения той или иной области к императорской власти, опиралась на национальные противоречия и была связана с борьбой за власть крупнейших центров христианства: Рима, Константинополя, Александрии и Антиохии.

Низложенный Эфесским собором 431 г. патриарх Несторий утверждал, что в Христе наличествовало две природы – божественная и человеческая, что можно говорить о двух лицах в Иисусе. Такой разделенности, двойственности противостояли монофизиты, возглавляемые в первую очередь александрийскими священниками – например, всеми уважаемым Кириллом. Но в борьбе против Нестория они ударились в другую крайность, утверждая, что человеческая природа Христа полностью поглощается его божественной сущностью, является лишь иллюзорной оболочкой, земной тенью нематериального, божественного содержания. Таким образом, они выступали за единую природу (mone physis) Иисуса. Главными светочами монофизитства были александрийцы Евтихий и епископ Диоскор. На самом деле, «крайность монофизитства» вполне могла стать официальной точкой зрения католической церкви, но в спор снова вмешался политический фактор.



В 449 г. в городе Эфес с подачи императора Феодосия II и Диоскора был созван церковный собор для утверждения монофизитства. Против императора и александрийского епископа в данном случае выступал глава Константинопольской епархии Флавиан. Его поддержал энергично утверждавший собственную власть над всей церковью папа Лев I. Он отправил в адрес собора собственную формулу (томос), в которой говорил, что две природы Христа едины в одном лице. Диоскор отказался признать эту трактовку, он даже посмел отлучить самого папу от церкви. Собор в Эфесе получил наименование «разбойничьего» – вооруженные солдаты силой изгнали оттуда непокорных епископов. Диоскор осудил Флавиана и прилюдно избил его.

Некоторое время александрийский монофизит наслаждался триумфом, но в стране сменилась власть. После смерти Феодосия власть захватила его сестра Пульхерия с мужем Маркианом. Они справедливо беспокоились по поводу усиления Александрии, тем более что возгордившийся Диоскор открыто говорил о том, что его власть здесь больше, чем власть императора. Останки Флавиана были с почестями перенесены в Константинополь, началась антимонофизитская пропаганда, император заставлял епископов подписывать папский томос, на сторону государственной власти перешли ставленники Диоскора – антиохийский и константинопольский епископы. Для полной победы над монофизитством Маркиан решил собрать новый, «правильный» Вселенский собор. Сначала он должен был пройти в символической Никее, но позже Маркиан «подтянул» его еще ближе к столице – в ее пригород Халкидон на азиатском берегу Босфора (сейчас турецкий город Кадыкей). Открытие собора в церкви Св. Евфимии состоялось 8 октября 451 г. Это был самый многочисленный собор, на нем присутствовало около 600 епископов, в основном восточных епархий, но при этом председательствовал папский легат Пасхазин. Реально же управляли всеми делами собора высшие государственные чиновники Восточной Римской империи.

Для начала епископы осудили, изгнали с собора и лишили сана Диоскора и нескольких его сторонников – участников и организаторов «разбойничьего» съезда в Эфесе. Многие сторонники александрийца предательски перебежали в лагерь большинства. Затем начались долгие христологические споры. В конце концов, после нескольких дней высокоумных и глубокомысленных рассуждений, в которых запутывалось большинство делегатов, чиновники потребовали немедленно составить новую формулу, что и было сделано специальной комиссией за несколько часов в отдельной комнате. В основу формулы легла установка томоса Льва I. Христос объявлялся «совершенным по Божеству и… совершенным по человечеству… познаваемым в двух природах неслиянно, непревращенно, неразделимо, неразлучимо», т. е. в нем две природы, божественная и человеческая, каждая – совершенная и особенная, соединены в одной ипостаси Слова, второго Лица Троицы. Заметим, что подписало это Халкидонское постановление лишь 355 участников собора; вероятно, несогласные постепенно изгонялись. Кстати, именно на Халкидонском соборе был оглашен тот Символ веры, который мы называем Никео‑Цареградским.

Особую важность имел знаменитый 28‑й канон Халкидона. Он был принят на отдельном заседании восточных отцов церкви в отсутствие римских легатов. В каноне говорилось о том, что Константинополь – второй по значению христианский центр после Рима, что местная кафедра заслуживает аналогичных римским почестей, что константинопольский епископ имеет право назначать глав ряда восточных епархий. Все это обосновывалось, в частности, присутствием в Константинополе высшей государственной императорской власти. Таким образом, складывалась идеология подчинения церковной власти светской, характерной именно для восточного православия в отличие от совмещения духовной и светской власти, к которой всегда стремилась Римская католическая церковь. Одновременно утверждались политические претензии Константинополя на все имперское наследство. Естественно, легаты Льва I, как и сам папа впоследствии, отказались признать этот канон. Эта дискуссия была этапом в борьбе, закончившейся через 600 лет окончательным разделением восточного и западного христианства.

Собор завершил свою работу 1 ноября 451 г. Его постановления через полгода Маркиан объявил обязательными для исполнения, подтвердив это рядом указов о преследовании монофизитов. Их храмы уничтожались, ересиархи подвергались арестам и казням, книги сжигались. Однако антихалкидонские настроения в ряде областей были очень сильны. Монофизитства придерживалась значительная часть населения Египта, недовольного императорской властью и засильем эллинской культуры (которую и представляли в большинстве своем священники – халкидонцы), что вылилось в результате в образование коптской церкви. Произошли серьезные волнения в Палестине и Сирии, и сейчас здесь тоже достаточно монофизитов. Эту же «ересь» приняла армянская церковь.