«Эстония» была взорвана?

Пассажирский паром «Эстония», на борту которого находились 1049 человек, затонул ночью 28 сентября 1994 года. Спастись удалось, как известно, только 137 пассажирам. Больше всего погибло шведов — около пятисот человек, но среди утонувших были и эстонцы, финны, норвежцы, русские, немцы и другие.

Седая Балтика — не океан, но эта катастрофа показала, что от беды здесь не застрахованы даже такие мощные суда, как «Эстония» — бывшая «Диана 2», закупленная эстонцами у известной финской компании «Викинг-лайн».

В последние годы появилось несколько версий гибели парома, однако внимание общественности привлекли исследования экспертов с судоверфи «Майер», которые лей- ствовали по заданию пароходства и пришли к заключению, что паром пошел ко дну из-за пробоин, полученных в результате взрывов.

Эксперты уверены, что створки носовой части парома не могли открыться под напором волн, как предполагалось первоначально. Массы воды попали вовнутрь через две обширные пробоины ниже ватерлинии, образовавшиеся в результате взрывов. Комиссия, состоявшая из 13 человек, пришла к заключению, что взрыв, возможно, был связан с нелегальной торговлей оружием российского производства. Неизвестные лица установили взрывные устройства, чтобы предотвратить доставку по назначению очередной партии оружия... Один из членов комиссии капитан Вернер Хуммель из Гамбурга сообщил, что в видеоматериалах, отснятых водолазами, отчетливо видны два не- сработавших взрывных устройства.

Согласно результатам экспертизы, проведенной шведами летом 1999 года, паром «Эстония», покинув в последний раз порт Стокгольма, не полностью соответствовал международным правилам судоходства. Следовало бы воспрепятствовать выходу парома в море. Но проверка проводилась в то время, когда большая часть пассажиров и автотранспорта уже находилась на борту. А между тем на пароме отсутствовала необходимая система оповещения об отклонении от курса. Все инструкции были написаны не на эстонском языке и команда имела о них самое поверхностное представление.



Непонятно, почему комиссия по расследованию не дала указания водолазам, которые обследовали лежащий на дне паром, осмотреть автомобильную палубу и не обратила особого внимания на рассказы некоторых свидетелей, которые слышали там какие-то подозрительные шумы. А журналистам, которые на свой страх и риск пытались провести частные расследования, угрожали по телефону расправой!

Труднообъяснимым выглядит и решение заключить паром в бетонный саркофаг стоимостью около 34 миллионов долларов! На «Эстонии» явно имеются доказательства, которые объяснили бы причины катастрофы, но эти улики предпочли не искать.

Имеется также много противоречивых сведений об уцелевших после катастрофы пассажирах и членах команды, в том числе и капитана Аво Пихта: многие из них долгое время кочевали из списков погибших в списки выживших и наоборот, что само по себе не только кощунственно, но и просто нелепо.

Дополнительный штрих в эту еще совсем не разгаданную тайну вносит журналист-известинец Марат Зубко, который встретился с одним из тех, кому удалось спастись да еще войти в историю в качестве автора самых последних и просто уникальных фотографий утонувшей «Эстонии». Речь идет о 34-летнем технике-лаборанте Микаэле Эуне из шведского городка Нурсборг. Его рассказ еще раз доказывает, что в этой истории возможно любое продолжение.

Микаэл Эун оказался в числе последних пассажиров, которым удалось добраться до открытой палубы «Эстонии». Судно уже так накренилось, что было трудно стоять. Все же швед успел найти красный спасательный жилет и одеть его на себя.

А потом паром уже совсем стал ложиться боком на воду, вот почему Микаэлу, а он находился на обращенной к темному небу стороне, ничего не оставалось, как выползти на ставший почти горизонтальным борт судна. Постепенно «Эстония» переворачивалась килем вверх. И швед, карабкаясь, выполз, в конце концов, в кромешной тьме на самое днище парома.

«Когда я сидел на днише, — рассказал потом Микаэл, — увидел вдали огни двух других паромов, которые спешили нам на помощь. А внизу, в воде мигали небольшие аварийные лампочки спасательных плотов. Все остальное было во мраке...»

Тут надо помнить, что на самой «Эстонии» освещение погасло раньше, а в тот момент вся ее надводная часть была уже под водой. Микаэл вспомнил, что в кармане его куртки лежал небольшой фотоаппарат «Олимпус», оснащенной вспышкой.

Швед вытащил его и стал нажимать на спуск, освещая днише для ориентировки. Затем Микаэл сообразил, что вспышка дает сигнал подходившим паромам, поэтому он продолжал нажимать на кнопку спуска до тех пор, пока в «Олимпусе» не кончилась цветная пленка. Когда паром стал совсем уходить под воду, набежала огромная волна, которая смыла Микаэла в море.

«Я выплыл на поверхность, — вспоминал Эун, — и увидел рядом с собой спасательный плот. Сидевшие там пассажиры помогли мне забраться в него...»

Всю эту группу спасшихся пассажиров подобрали вертолетчики, которые высадили их на борт парома «Силья Симфони», подошедшего к месту катастрофы. Там Микаэл отдал спасателям свою фотокамеру. Потом кто-то из них догадался отдать проявить пленку. И родилась сенсация! Частично пленка пострадала от воды, тем не менее две цветные фотографии все же получились.

Нажимая на кнопку пуска, Микаэл думал лишь о вспышке, однако объектив уловил кое-что из того, что происходило вокруг. На фотографиях достаточно хорошо был виден еще один пассажир, который тоже находился на днище. О его существовании Эун даже не подозревал, так как в темноте не заметил соседа.

Этот человек, также одетый в красный спасательный жилет, сидел ногами вперед на клонившемся днище. Видимо, он сползал в воду, поскольку поддерживал себя, опираясь сзади руками. Вокруг тьма, испещренная точечными огоньками и бликами.

Таким были самые последние секунды парома «Эстония». Обе уникальные фотографии, хотя и не очень хорошего качества, сначала появились в шведской печати, а потом обошли газеты и журналы многих стран мира. Микаэл получил за снимки солидный гонорар, который он отдал в фонд помощи эстонским детям, потерявшим в этой катастрофе родителей.

До рокового плавания на «Эстонии» Эун находился в Таллине по случаю передачи гуманитарной помощи детским домам. С ним была еще одна шведка — пенсионерка Тамар Ален, но ей не довелось выжить.

Через некоторое время стало известно, что человек, изображенный на фотографиях, остался жив. Его зовут Янно Асер, в день катастрофы ему был 21 год. Финские и шведские газеты сообщили, что он эстонец и что плыл на пароме в Стокгольм, где собирался попасть на выставку новых компьютеров. Асер рассказал, что за несколько минут до гибели «Эстонии» он сидел в баре на четвертой палубе. Когда выбрался на открытый воздух, паром уже стал сильно накреняться. Дальше Янно действовал примерно так же, как и швед Микаэл Эун. Поэтому он и оказался на самом днише судна.

Вполне возможно, что в будущем появятся новые свидетельства, которые все-таки позволят сделать окончательные выводы о причинах гибели парома.