Взрыв на острове Санторин

Всем хорошо известна легенда об Атлантиде – высокоразвитой островной стране, погибшей в результате какой‑то страшной катастрофы. Поиски затонувшего государства, где цивилизация достигла необычайно высокого уровня за тысячу лет до расцвета греческой полисной культуры, ведутся не только на дне морей и океанов, но и на страницах научных трудов и художественных произведений. Впрочем, многие ученые убеждены, что им известен прототип Атлантиды. Это воспетый в мифах остров Крит.

Действительно, сейчас уже ни для кого не секрет, что еще в первой половине II тысячелетия до н. э. на этом крупном средиземноморском острове уже сложилось сильное монархическое государство с центром в городе Кносс. Опираясь на археологические, документальные и мифологические источники, историки установили, что критянам удалось установить своеобразную морскую гегемонию в восточной части Средиземного моря. В первую очередь это относится к островам Эгейского моря (к примеру, Кикладам). Длинные руки славящихся своей хитростью критян протянулись и к западному побережью Малой Азии, и к материковой части Греции. Вероятно, в мифе о похищении Зевсом (кстати, воспитанном на Крите) финикийской царевны Европы отражена реальная борьба за геополитическое влияние между критянами и финикийцами. А миф о том, как царь Афин платил дань своему критскому коллеге, – вообще не миф.



Легендарный царь Минос создал на острове централизованное государство. Ему удалось очистить морские пути от пиратов, поставить во главе островных администраций в Эгейском море своих наместников, начать собирать дань с греческих городов. Купцы «стоградного Крита» торговали с Египтом и Хеттским царством, изделия критских мастеров находят и в Иране, и на Пиренейском полуострове. По некоторым данным, искусным критским мореходам удалось даже выйти в Атлантический океан и обогнуть Африку. На Крите паслись огромные стада, он был покрыт густой сетью дорог, а в кладовых Кносского дворца скопились несметные богатства. Минойская цивилизация не уступала в своем развитии ни вавилоно‑ассирийской, ни древнеегипетской. На море же критянам просто не было равных. Археологи, к своему удивлению, обнаружили, что многие крупные критские города не имели стен – видимо, их жители считали, что это лишнее, так как чувствовали себя в абсолютной безопасности.

Но кое с чем критяне совладать не могли – со стихией. Остров беспрерывно «трясло». Так, ряд мощных землетрясений прокатился по Восточному Средиземноморью с 1700 по 1660 г. до н. э. Похоже, тогда эти бедствия лишь мобилизовали силы критян. Их государство к середине II тысячелетия до н. э. стало еще более процветающим. Однако трагедия, случившаяся в 1450 г. до н. э. (по другим данным – в 1470 г., по третьим – еще раньше – в 1520 г. до н. э.), все изменила.

Предположение о том, что Атлантида находилась в Восточном Средиземноморье, впервые высказал итальянец Бортолли в 1780 г. В конце XIX столетия раскопки французских ученых привлекли внимание к острову Санторин. Центральная часть острова много лет назад погрузилась в воду, и остатками его сегодня являются три острова: Тира, Тирасия и Аспрониси. В 1939 г. греческий археолог Спиридон Маринатос высказал гипотезу, согласно которой гибель царства Миноса произошла после взрыва острова‑вулкана Санторин.

В 1470 г. до н. э. на небольшом островке Санторин, находившемся в 110 км к северу от восточной оконечности Крита, произошел взрыв вулкана. В результате на острове образовалась кальдера площадью 83 км2. У подножия вулкана толщина вулканических отложений составляет от 30 до 65 м, в 30 км от него – 5 м, а в 200 км – 2 м. При взрыве вулкан выбросил около 72 км3 земных пород. Это почти в четыре раза больше, чем при взрыве вулкана Кракатау.

За взрывом, естественно, последовало сильное землетрясение (сила удара на Крите достигла 7–8 баллов по шкале Рихтера). До Крита докатилась взрывная волна, вызвавшая большие разрушения, и тут же следом за ней на северное побережье обрушились одно за другим гигантские цунами, высота волн достигала, вероятно, нескольких десятков метров. Наконец остров накрыла вызванная извержением огромная туча пепла. Непроглядная, удушливая тьма накрыла тогда не только Крит, но и Палестину – об этом свидетельствуют библейские сказания и египетские хроники. Пеплопад продолжался, вероятно, несколько дней, после чего сила взрывов пошла на убыль, однако вскоре Санторин потряс новый, не менее ужасный катаклизм. Извержение опустошило магматический очаг, находившийся под вулканом, и вся середина острова провалилась в образовавшуюся подземную пустоту. В образовавшуюся бездну ринулась морская вода, и еще одна чудовищная волна‑цунами покатилась к Криту.

О буйстве стихии красноречиво свидетельствуют руины дворца критского города Закро: огромные куски его массивных каменных стен были отброшены далеко в сторону. Сильному разрушению подверглись дворцы крупных городов – Кносса, Маллии, Феста. Пожары охватили, по‑видимому, большинство населенных пунктов Крита. Многочисленный критский флот был уничтожен (что для морской державы было смерти подобно), плодородные поля в самой обжитой части острова, на востоке и в центре, покрыты толстым слоем вулканического пепла. Массовый падеж скота, вызванный гибелью пастбищ и заражением уцелевшего травяного покрова ядовитым фтором, довершил катастрофу. В связи с этой трагедией изменился рельеф и даже климат на Крите – он стал более умеренным.

Справиться с восстановлением дворцов, дорог, хозяйственных сооружений, кораблей и сельского хозяйства одновременно жители Крита уже не смогли. По сути, минойская цивилизация была уничтожена. Через несколько десятков лет Крит был покорен греками‑ахейцами, что отразилось в мифе о том, как афинянин Тесей убил знаменитое критское чудовище – Минотавра. Ахейцев, в свою очередь, вытеснили еще менее цивилизованные дорийцы. Крит остался важным стратегическим пунктом, но не более того. Однако дорийское нашествие не уничтожило полностью критскую культуру. Многие ее достижения были восприняты завоевателями, нашли продолжение в классической греческой, а затем и древнеримской культуре.