Вторая мировая война: наступление союзных войск в Северо-Западной Франции во второй половине 1944 г

Грандиозные успехи Советских Вооруженных Сил побуждали союзное командование как можно скорее расширить плацдарм в Нормандии и провести крупную наступательную операцию в Северо-Западной Франции. Эйзенхауэр, считая, что экспедиционные силы в Нормандии достаточно могущественны, “чтобы атаковать немцев мощно и непрерывно” до полного достижения целей, потребовал быстрого перехода войск в наступление.

На совещании у главнокомандующего союзными экспедиционными войсками 22 июля 1944 г. основным вопросом “было обсуждение сложившейся обстановки, которая диктовала, чтобы Монтгомери двинулся вперед всеми силами, проявляя настойчивость. Наряду с чисто военными соображениями этого требовала и политическая ситуация. Общественность обеих стран была раздражена и проявляла нетерпение, так как видела большие успехи русских”.

Начало наступления союзных войск в Северо-Западной Франции планировалось на 25 июля. К этому времени им противостояли 24 немецкие дивизии, в том числе 9 танковых, входившие в 7-ю армию и танковую группу “Запад”. Соединения в предыдущих боях понесли большие потери в живой силе и вооружении, которые не были восполнены. Оценивал обстановку на 24 июля 1944 г., главнокомандующий войсками “Запад” отмечал, что при потерях, составивших с 6 июня 113 тыс. человек, западный фронт получил всего 10 тыс. человек пополнения. В эту группировку входило около 900 танков. Для действий в Северо-Западной Франции гитлеровское командование могло привлечь незначительное количество самолетов.

Союзное командование к 25 июля сосредоточило на плацдарме три армии — 1-ю американскую, 2-ю английскую и 1-ю канадскую. В них насчитывалось 32 дивизии, в том числе 23 пехотные, 1 воздушно-десантная и 8 бронетанковых. 13 пехотных, 4 бронетанковые дивизии были американскими, 6 пехотных, 3 бронетанковые, 1 воздушно-десантная дивизии — английскими, 4 пехотные и 1 бронетанковая дивизии — канадскими. Кроме того, 6 американских, несколько английских и канадских дивизий предполагалось перебросить на континент в ближайшее время. В частях и соединениях на плацдарме имелось около 2500 танков. Военно-воздушные силы насчитывали около 11 тыс. самолетов.

По замыслу союзного командования английские и канадские войска должны были сковать основные силы немцев к юго-западу от Кана, а американские соединения — нанести главный удар на участке западнее Сен-Ло в южном направлении и, развивая наступление на Авранш, Ренн, занять полуостров Бретань и его крупные порты. В дальнейшем планировалось повернуть основные силы на восток через Ле-Ман, Алансон, отбросить противника к Сене и очистить от него территорию Северо-Западной Франции до линии рек Сена и Луара.

Прорыв немецкой обороны на главном направлении, на участке шириной 8 км, осуществлял 7-й корпус 1-й американской армии, имевший в своем составе 6 дивизий. Утром 25 июля началась авиационная подготовка, в которой участвовало до 3 тыс. самолетов. В результате массированного удара авиации немецкая оборона была в основном подавлена. Американские войска перешли в наступление. 26 июля в бой были введены дивизии второго эшелона 7-го корпуса. К исходу третьего дня наступления американцы прорвали оборону гитлеровцев на всю тактическую глубину (15 — 20 км). В последующем соединения 1-й американской армии, преследуя отходившего противника, продвинулись в южном направлении примерно на 60 км, к 31 июля вышли на реку Селюн и заняли город Авранш. С этого рубежа на следующий день в сражение вступила 3-я американская армия под командованием генерала Дж. Паттона (7 пехотных и 4 бронетанковые дивизии).

1 августа союзное командование приняло решение о создании в составе экспедиционных войск двух групп армий: 12-й, объединившей 1-ю и 3-ю американские армии, и 21-й, в которую вошли 2-я английская и 1-я канадская армии. Командующим 12-й американской группой армий был назначен генерал О. Брэдли, передавший командование 1-й армией генералу К. Ходжесу. Командующим 21-й англо-канадской группой армий стал генерал Б. Монтгомери, до этого возглавлявший командование всеми экспедиционными сухопутными войсками. Теперь за ним сохранялась лишь обязанность общей координации действий этих сил в наступлении.



Нарастание темпов наступления союзных войск вызывало у руководства фашистской Германии растущее беспокойство. Однако еще более тревожила его обстановка на восточном фронте. На совещании верховного главного командования вермахта 31 июля 1944 г. Гитлер, оценивая положение на фронтах войны в Европе, заявил: “Если говорить о том, что меня больше всего беспокоит, то это проблема стабилизации восточного фронта”. Он признал, что немецкие войска во Франции непригодны к ведению “маневренной войны”, их боеспособность “нельзя измерять количеством дивизий” и что поэтому рассчитывать на удержание французской территории не приходится. Гитлер выразил мнение, что остановить противника можно было лишь на удобных для организаций обороны рубежах.

Союзные войска, осуществив прорыв на западном крыле фронта в Нормандии, в начале августа развивали наступление в юго-западном направлении в сторону Бретани. Соединения 3-й американской армии не встречали серьезного противодействия, так как к этому времени на полуострове исключительно широкий размах приобрело движение Сопротивления. Мужественные французские патриоты уже освободили от немецко-фашистских оккупантов значительную часть территории Бретани. Поэтому союзное командование решило изменить первоначальный план — оставить на этом направлении лишь один корпус, обратив основные усилия 3-й армии на восток. “Было принято решение, — писал Эйзенхауэр. — фактически повернуться спиной к Бретани”. Наступая в соответствии с новым планом, войска армии 6 августа заняли города Лаваль и Майенк и тем самым создали угрозу левому флангу 7-й немецкой армии.

На северном участке фронта 2-я английская армия в последних числах июля предприняла наступление западнее города Комон в южном направлении. После мощной авиационной подготовки, в которой участвовало 1200 самолетов, английские войска 30 июля прорвали оборону противника и к 10 августа продвинулись в южном направлении на глубину до 20 км.

Таким образом, к 6 августа в обороне 7-й немецкой армии образовался большой выступ. Создалась угроза окружения фашистских войск. В то же время оказались уязвимыми коммуникации 3-й американской армии с тылами экспедиционных сил на узкой прибрежной полосе у залива Сен-Мало.

Гитлеровское командование, стремясь воспользоваться этим, решило нанести контрудар в районе Мортена, чтобы выйти к морю вблизи города Авранш и отсечь американские войска от баз снабжения в Нормандии. Однако шансов на успех у него фактически не было. К 31 июля 1944 г. оно имело в Нормандии 588 танков и 145 штурмовых орудий и очень мало горючего. Немцы не располагали силами для авиационного обеспечения контрудара. И все же в ночь на 8 августа части пяти танковых и одной моторизованной немецко-фашистских дивизий предприняли контрудар в районе Мортена. Но, как и следовало ожидать, он не имел успеха. Утром, используя благоприятную погоду и свое полное господство в воздухе, американская авиация нанесла массированные удары по танковым колоннам немцев. Одновременно американцы перебросили на угрожаемый участок дополнительные силы пехоты и танков. Встретив столь решительное противодействие, немецкое верховное командование пришло к выводу, что контрудар не удался.

Основную причину критического положения немецких войск во Франции и срыва контрудара на направлении Мортен — Авранш главнокомандующий войсками “Запад” и командующий группой армий “Б” Клюге видел в том, что из-за тяжелых поражений главных сил вермахта на восточном фронте немецкое верховное командование не могло выделить достаточные подкрепления западному фронту.

3-я американская армия, заняв большую часть территории Бретанм (кроме портов Сен-Мало, Брест и Сен-Назер) и продолжая продвигаться на юго-восток, 8 августа вступила в Ле-Ман. Возникли весьма благоприятные условия для дальнейшего наступления ее в обход немецкой группировки с юго-востока. “К 10 августа, — писал Эйзенхауэр, — после совещания в штабе Брэдли было решено воспользоваться возможностью окружения, которую предоставляла нам тактика противника”. 15-й корпус 3-й американской армии в составе двух пехотных и двух бронетанковых дивизий начал стремительное продвижение из района Ле-Мана в северном направлении. 2-й корпус 1-й канадской армии наступал с севера на юг. Создавалась реальная возможность окружения немецких войск.

13 августа дивизии 3-й американской армии, наступавшие с юга, вышли в район города Аржантан. Здесь 15-й корпус, несмотря на благоприятные условия для дальнейшего продвижения на соединение с канадскими войсками, наступавшими с севера, по приказу Брэдли был остановлен. Этот приказ санкционировал Эйзенхауэр, считавший, что корпус, продолжая продвигаться на север, перешел бы разграничительную линию между 12-й и 21-й группами армий и это привело бы не только к “путанице на фронте”, но и, возможно, к столкновению с канадцами и англичанами, которые могли принять американцев за немцев. Чтобы избежать всего этого, нужно было, по его мнению, остановить войска, “даже если это приведет к тому, что часть немцев спасется”. Эйзенхауэр был уверен, что разгром немецких войск, попавших в мешок, завершит авиация.

В свою очередь немецкое командование, чтобы устранить угрозу полного окружения и уничтожения его войск, еще 11 августа приступило к переброске танковых дивизий из района Мортена к Алансону с задачей не допустить дальнейшего продвижения 15-го американского корпуса. Стремясь возложить вину за неудачи на западном фронте на своих генералов и надеясь как-то выправить положение, Гитлер 16 августа отстранил от должности главнокомандующего войсками “Запад” Клюге и назначил вместо него генерал-фельдмаршала В. Моделя, который одновременно стал и командующим группой армий “Б”.

К 25 августа по разным причинам оставили свои посты три фельдмаршала. Погибли или были смещены четыре командующих армиями. Три командира корпуса и не менее 20 командиров дивизий были убиты, взяты в плен или ранены.

После высадки американо-английских войск в Южной Франции верховное главнокомандование вермахта 17 августа приказало отвести из Юго-Западной Франции все войска (кроме двух дивизий 19-й армии) к южному флангу группы армий “Б”, действовавшей на севере, и тем самым создать единый фронт обороны.

Крайне опасным было положение немецких войск, оказавшихся к середине августа в так называемом фалезском мешке. Однако в условиях, когда союзные соединения остановились у его горловины и в течение нескольких дней, по существу, бездействовали, гитлеровскому командованию удалось вывести из него значительную часть дивизий. Лишь 18 августа американские войска возобновили продвижение из района Аржантана на север и через два дня соединились с польской бронетанковой дивизией из состава 2-й канадской армии, наступавшей с северо-запада. Соединения 7-й немецкой армии (до 6 дивизий) и 5-й танковой армии (две дивизии), а также несколько отдельных частей оказались в котле. Вне кольца окружения оставался 2-й танковый корпус СС в составе двух дивизий, 20 августа находившиеся в котле соединения и деблокирующие их войска предприняли встречное наступление, прорвали оборону союзников и соединились. “Большая часть техники окруженных войск, — говорится в дневнике ОКБ, — была потеряна еще до прорыва, остальную они потеряли при выходе из окружения. Войска понесли большие потери и в живой силе, однако добрая половина их была спасена”.

Несмотря на благоприятные условия, союзникам в августе 1944 г. не удалось уничтожить группировку немецко-фашистских войск в Нормандии. Это объяснялось главным образом нерешительностью и излишней осторожностью союзного командования. На заходящих флангах действовало всего по одному корпусу, а основные силы двух армий вели фронтальное наступление, сжимая фалезский мешок и выталкивая из него противника. Однако в ходе этих боев немецкие войска понесли немалые потери: шесть их пехотных дивизий были разгромлены.

В то время когда шла борьба в районе фалезского мешка, соединения 3-й американской армии, почти не встречая сопротивления, продолжали стремительно продвигаться на южном крыле экспедиционных сил в восточном направлении. 17 августа они заняли Орлеан, через три дня вышли к реке Сена, вступили в Фонтенбло, а в районе Мелена переправились через Сену и создали плацдарм на ее восточном берегу.

Войска 1-й американской, 2-й английской и 1-й канадской армий после ликвидации фалезского мешка тоже, по существу, маршировали на восток, не встречая противодействия. К 25 августа они вышли к Сене и захватили небольшой плацдарм на ее восточном берегу в районе Эвре. Только в нижнем течении реки, на ее западном берегу, немецкие войска продолжали удерживать незначительный участок фронта. К этому времени французская танковая дивизия под командованием генерала Леклерка вступила в освобожденный французскими патриотами Париж.

В ходе успешного наступления союзные войска к 25 августа вышли к рекам Сена и Луара и овладели почти всей территорией Северо-Западной Франции. Однако фашистское руководство пыталось любой ценой удержать важные приморские крепости и поэтому требовало, чтобы все офицеры гарнизонов дали письменные клятвы “сражаться до конца”. Так, в Булони каждый из них в присутствии командира крепости дал письменное обязательство оборонять находящийся под его командованием укрепленный пункт “до конца своей жизни и последнего подчиненного солдата”. Но это не помогло гитлеровскому командованию. Все офицеры гарнизона вскоре сдались в плен и привели с собой свыше 9 тыс. солдат.

Несколько дольше сопротивлялся 30-тысячный гарнизон Бреста, но 18 сентября и он во главе со своим командиром капитулировал. Упорно держались войска в Сен-Назере и Лорьяне — они капитулировали только после окончания войны.

По мере продвижения союзных войск на освобожденной французской территории создавалась система административного управления. 23 августа англо-американский Объединенный комитет начальников штабов дал указания главнокомандующему экспедиционными союзными силами в Европе об учреждении гражданской администрации во Франции. Французский комитет национального освобождения де-факто признавался органом власти в стране.

Освобожденная территория делилась на две зоны: прифронтовую и внутреннюю. В прифронтовой зоне военный представитель от Французского комитета национального освобождения, действуя в соответствии с государственными законами, должен был проводить те мероприятия, которые считал нужным осуществлять главнокомандующий союзными войсками. Во внутренней зоне французские власти имели относительно полные административные права.

30 августа де Голль объявил о начале деятельности в Париже Временного правительства Французской республики.