Вторая мировая война: политика Англии в новой обстановке

Приготовления фашистской Германии к вторжению в Англию, воздушное наступление на нее и нарушение судоходства с самого начала служили двум целям: принудить английское правительство к миру, убрав со своего пути еще одного империалистического соперника, и вместе с тем — в широком стратегическом аспекте — прикрыть поворот агрессии на восток. Гальдер в дневнике 3 июля 1940 г. отмечал, что на первом плане стоят две проблемы: английская и восточная.

Однако 31 июля, всего через две недели после подписания директивы о проведении операции «Морской лев», в ставке фюрера план нападения на Советский Союз обсуждался уже в качестве первоочередной задачи. Гитлеровское руководство пришло к выводу: «Если Россия будет разгромлена, Англия потеряет последнюю надежду».

Судьба Англии, таким образом, ставилась в зависимость от результатов похода на восток. В тот же день, 31 июля, Гальдер записал: «Маскировка: Испания, Северная Африка, Англия». В это время уже началась переброска соединений и штабов вермахта с западного фронта. До конца сентября к границам СССР были передислоцированы штаб группы армий «Б», штабы 4-й и 12-й армий, пять корпусных штабов, три танковые, десять пехотных и одна моторизованная дивизии. В то же время была прекращена концентрация транспортных судов и переправочных средств в портах Ла-Манша.

Следовательно, с осени 1940 г. Англия неожиданно для себя оказалась в новой военно-политической обстановке.

В конце сентября для английского военного руководства стало ясно, что опасность немедленного вторжения немецких войск миновала. Поэтому значительное количество кораблей флота метрополии было направлено на охрану океанских конвоев, а большая часть сухопутных сил, занимавших оборону на побережье Англии, — оттянута в тыл.

Английская бомбардировочная авиация предприняла ответные бомбовые удары по Германии. В ночь на 24 сентября 119 английских бомбардировщиков взяли курс на Берлин, из них только 84 самолета достигли цели. Большие потери самолетов во время дальних воздушных рейдов вынудили командование ВВС Англии ограничиться организацией эпизодических налетов на прибрежные районы Германии. Основное внимание английской авиации сосредоточивалось на борьбе с немецкими военно-морскими силами.

6 марта 1941 г. Черчилль отдал распоряжение, которое обязывало бомбардировочное командование направить главные усилия на уничтожение объектов, «непосредственно влияющих на ход боевых действий в Атлантике». Налетам бомбардировочной авиации подвергались в основном морские объекты противника, а на территории Германии — те города и порты, где находились судостроительные верфи: Гамбург, Бремен, Киль, Вильгельмсхафен.

Правительство Великобритании продолжало наращивать военно-экономическую мощь страны. Во второй половине 1940 г. и первой половине 1941 г. производство вооружения в Англии резко возросло. К концу 1940 г. было выпущено 15 049 самолетов всех типов. Таким образом, английская авиапромышленность дала в два раза больше самолетов, чем в 1939 г., и в полтора раза больше, чем германская авиапромышленность в 1940 г... Кроме того, 578 истребителей Англия получила из США. Однако Германия по-прежнему оставалась впереди по численности самолетов первой линии.

В первой половине 1941 г. производство самолетов в Англии возросло до 9380 единиц. Кроме того, из США было получено 807 самолетов.



Усиление английских военно-воздушных сил повышало боеспособность военно-морского флота и расширяло возможности защиты морских коммуникаций. Военно-морской флот Англии стал быстро пополняться новыми боевыми кораблями.

Тоннаж военно-морского флота Англии возрос с 263 200 брт в 1940 г. до 437 200 брт в 1941 г.

Хотя торговый флот нес большие потери, его тоннаж увеличивался. Если в сентябре 1939 г. он составлял 18 710 тыс. тонн (дедвейт), то к концу декабря 1940 г. — 21 963 тыс. тонн.

Кроме того, Англия использовала в судоходстве торговые суда, прибывшие в ее порты из оккупированных Германией стран — Норвегии (общий тоннаж 4000 тыс. брт), Голландии (приблизительно 1 706 тыс. брт), Дании (около 450 тыс. брт), Бельгии (более 200 тыс. брт). Для островной Англии, полностью зависевшей от импорта, это имело важное значение.

Постепенно росло производство различных типов вооружения, увеличивалась численность армии. Если в июне 1940 г. английские вооруженные силы насчитывали 2 278 тыс. человек, то в июне 1941 г. — уже 3 383 тыс. человек. По мере оснащения войск современным вооружением повышалась их боеспособность.

10 мая 1941 г. заместитель Гитлера по руководству нацистской партией Р. Гесс приземлился с парашютом в Англии около имения лорда Гамильтона — одного из приближенных английского короля. Делая ставку на «мюнхенцев» и давние антисоветские устремления самого Черчилля, Гесс от имени Гитлера предложил Великобритании заключить мир с Германией и принять вместе с ней участие в походе против СССР. Однако английским правящим кругам уже было не до этого. Фашистская экспансия непосредственно угрожала национальному существованию самой Англии. Народные массы страны вступили в решительную борьбу с фашистскими агрессорами. Необходимость обезопасить Англию от гитлеровского нашествия, антифашистская борьба английского народа обусловили провал миссии Гесса. Правительство Черчилля было вынуждено спешно искать новых союзников. Фашистская Германия показала себя как сильный враг. Поэтому и союзники Англии нужны были равной или превосходящей мощи. Только два таких государства не участвовали в то время в войне: Советский Союз и Соединенные Штаты Америки.

США находились от Англии и от ее главного противника — Германии на расстоянии многих тысяч километров. К тому же перспективы американской помощи оставались в то время еще неясными. Трезвый анализ сложившейся обстановки и соотношения сил привел английские правящие круги к необходимости поиска контактов с Советским Союзом.

Еще 25 июня 1940 г., то есть сразу после поражения Франции, Черчилль через английского посла в Москве С. Криппса направил личное послание И. В. Сталину, в котором высказывалось стремление к улучшению взаимоотношений между СССР и Великобританией. Советское правительство проявило готовность к нормализации отношений.

Однако в позиции английского правительства по отношению к Советскому Союзу проявлялась двойственность. С одной стороны, Лондон демонстрировал свою заинтересованность в сближении с СССР и желательность нормализации англо-советских отношений. С другой стороны, кабинет Черчилля сопровождал свои заявления о необходимости «новых отношений» действиями, явно перекликавшимися с антисоветской политикой «мюнхенцев». В конечном счете внешнеполитическая линия британских правящих кругов была направлена на то, чтобы, заставив СССР отказаться от нейтралитета и договора о ненападении с Германией, как можно быстрее втянуть его в войну.

18 апреля 1941 г. английский посол в СССР Криппс вручил Советскому правительству меморандум. В нем говорилось, что в случае затягивания войны на продолжительный срок определенным кругам в Англии может прийти в голову мысль об окончании войны с Германией на германских условиях, которые откроют гитлеровцам неограниченный простор для экспансии в восточном направлении. Такого рода идея, по словам Криппса, могла бы найти последователей и в США. Иными словами, посол намекал на возможность нового антисоветского сговора империалистических держав. Меморандум и был предупреждением о такой возможности. Но не только. Посол явно пытался оказать нажим на Советское правительство с целью вынудить СССР отказаться от нейтралитета. «В связи с этим следует помнить, — отмечалось в заключительном разделе меморандума, — что правительство Великобритании не заинтересовано столь непосредственно в сохранении неприкосновенности Советского Союза, как, например, в сохранении неприкосновенности Франции и некоторых других западноевропейских стран».

Как средство давления на СССР британская дипломатия пыталась использовать и миссию Гесса. 13 мая 1941 г. Криппс в письме в министерство иностранных дел Англии предлагал «усилить опасения у Советского правительства сообщениями о том, что оно может остаться в одиночестве «слушать музыку» и что «во влиятельных кругах Германии усилились тенденции к заключению компромиссного мира с Великобританией».

По мере поступления сведений о готовящемся нападении фашистской Германии на СССР наиболее трезво мыслящие представители английских правящих кругов все больше и больше укреплялись в решении вести борьбу против Германии совместно с Советским Союзом. Они считали, что, оказав определенную помощь СССР, Англия тем самым поможет себе. Важную роль в принятии этого решения сыграли английские трудящиеся, требовавшие сотрудничества с Советским Союзом.

Английские военные круги исходили из предположения, что боевые действия вермахта против Советской Армии неизбежно приведут к разбрасыванию немецких сухопутных сил, «сокращению численности германской авиации, сосредоточенной для атак на морские коммуникации в Атлантике, а также бомбардировок Великобритании».

В то же время многие видные государственные, а также военные деятели Великобритании придерживались мнения, что Советский Союз, подобно Франции, не сможет выдержать ударов гитлеровской военной машины. 9 июня 1941 г. объединенный разведывательный комитет представил правительству доклад о «военных, политических и экономических последствиях русско-германской войны», где давалась оценка «силы, качества и оснащенности оружием русских вооруженных сил». Объединенный разведывательный комитет пришел к выводу, что «у немцев есть определенные основания надеяться оккупировать Украину и дойти до Москвы за 4 — 6 недель».

13 июня 1941 г. министр иностранных дел Англии А. Идеи заявил полномочному представителю СССР о готовности английского правительства развивать с СССР экономическое сотрудничество и оказать ему определенную помощь. В Лондоне поняли, что судьба Англии как суверенного государства зависит от способности советского народа выстоять в борьбе с фашистским нашествием.

Меры, которые правящие круги фашистской Германии предпринимали в 1940 — 1941 гг., чтобы заставить Англию пойти на компромисс, не дали ожидаемых результатов. Глубокие империалистические противоречия между Англией и Германией, возникшая угроза самому существованию Британской империи помешали политическому сближению этих стран и обусловили курс правительства Черчилля на продолжение сопротивления фашистской агрессии. Этот курс был поддержан всем английским народом, который энергично выступал против попыток «мюнхенцев» толкнуть страну к сговору с Гитлером.

Трудящиеся Великобритании, солдаты, летчики, моряки английских вооруженных сил проявили патриотизм, стойкость и мужество при отражении налетов немецко-фашистской авиации на города и порты страны, при защите морских коммуникаций в ходе войны на море. Благодаря самоотверженному труду рабочих, служащих, фермеров английская военная промышленность и сельское хозяйство значительно увеличили выпуск продукции. Большую помощь в наращивании военного потенциала оказали Англии народы доминионов и колоний. Это позволяло своевременно возмещать потери и продолжать боевые действия.

Английское правительство, проводя двойственную политику по отношению к Советскому Союзу, решило в конечном счете искать у него поддержки в борьбе с Германией. Советское правительство осуществляло курс на нормализацию отношений с Великобританией, исходя из коренных интересов советского народа.