Вторая мировая война: поворот компартий к новым формам борьбы

К середине 30-х годов нараставшая опасность второй мировой войны потребовала от коммунистов новой стратегической ориентировки. Возникла объективная необходимость развертывания дальнейшей борьбы за единый антифашистский фронт для сохранения мира.

ЦК КПГ с первых дней установления фашистской диктатуры дал правильную оценку ее классовому характеру, агрессивной сущности ее внешней и внутренней политики. В качестве ближайшей цели был выдвинут лозунг свержения фашистской диктатуры единым фронтом рабочего класса и его союзников.

В конце января и в феврале 1933 г. по всей Германии прошли рабочие демонстрации, в которых участвовали коммунисты, социал-демократы, члены профсоюзов, выступавшие против гитлеровского режима. Борьба за создание антифашистского фронта осложнялась тем, что после провокационного поджога рейхстага начались широкие репрессии против коммунистов и всех противников гитлеровского режима. Сохранение КПГ в тех условиях являлось важнейшей предпосылкой развертывания движения прогрессивных сил германской нации против превращения фашистского, государства в главный очаг второй мировой войны.

В обстановке глубокой нелегальности и постоянных ударов по кадрам партии, по ее руководящим и низовым организациям КПГ развернула героическую борьбу за свое существование, приспосабливала организационную структуру и формы руководства к изменившимся условиям.

В середине мая 1933 г. политбюро приняло решение организовать, в Париже заграничное бюро в составе Ф. Далема, В. Флорина и В. Пика. В его задачи входило издание центрального органа партии газеты «Роте Фане», обеспечение переходов через границу и налаживание работы эмигрировавших немецких коммунистов, поддержание связи с ИККИ и содействие совместно с братскими партиями развертыванию движения солидарности с немецкими антифашистами.

В состав руководства, оставшегося внутри страны, вошли Д. Шер, Г. Шуберт, Ф. Шульце и В. Ульбрихт. Они направляли работу партийных организаций и антифашистское движение Сопротивления. Члены политбюро, находившиеся в Париже и Берлине, поддерживали с ними тесную связь. Партия сумела наладить контакт и с Тельманом, который, находясь, в застенках тюрьмы Моабит в Берлине, оказывал посильную помощь советами и рекомендациями.

Осенью 1933 г. руководство КПГ приняло решение в целях безопасности переправить в Париж часть членов партийного аппарата, оставшихся в стране. Из руководителей партии в Германии был только Д. Шер, в задачу которого входило сформировать подпольное руководство партии. Орган политбюро, находившийся в Париже, направлял работу партийных организаций в Германии с октября 1933 г. по март 1935 г. Осенью 1933 г. в стране насчитывалось 48 местных партийных округов.

Большую помощь КПГ при ее переходе на нелегальное положение оказали ВКП(б) и другие братские партии. Они передали ей богатый опыт подпольной работы. Кадры КПГ для работы внутри страны обучались, в международной ленинской школе Коминтерна. Коммунистические партии Чехословакии, Швейцарии, Франции, Бельгии, Голландии и Дании, оказывали помощь в создании опорных баз КПГ на границах Германии. и в организации переходов через границу.

После поджога рейхстага представители политбюро ЦК КПГ вновь пытались установить связь с руководством СДПГ и Объединения профсоюзов. Попытки ни к чему не привели. В Центральном совете профсоюзов их вообще не приняли, а правление СДПГ заявило, что совместные действия с КПГ нецелесообразны, поскольку они ставят под угрозу легальность партии. Такая линия правления в обстановке фашистского террора вела к тому, что многие низовые социал-демократические организации начали распадаться. Значительная часть членов СДПГ, разочаровавшись в своих руководителях, прекратила всякую политическую деятельность.

Борясь за реализацию стратегии и тактики, которая велась в масштабе международного коммунистического движения, ответственные работники Коминтерна всемерно поддерживали марксистско-ленинские силы в руководстве КПГ. Так, ИККИ, его президиум, секретариат и политические комиссии много раз обсуждали вопросы антифашистской борьбы в Германии и давали ценные советы. В выступлениях Г. Димитрова с конца сентября по конец декабря 1933 г. в фашистском имперском суде, где ему было предъявлено ложное обвинение в поджоге рейхстага, анализировалась политическая обстановка в Германии, указывались причины установления фашистской диктатуры в стране, разоблачалась нацистская клевета на коммунистическое движение. «Массовая работа, массовая борьба, массовое сопротивление, единый фронт и никакого авантюризма — вот в чем заключается альфа и омега тактики коммунистов», — говорил он в одном из своих выступлений.

Осенью 1934 г. Г. Димитров рассказал о своем отношении к клеветническому обвинению коммунистов в поджоге рейхстага. «В ходе полицейского разбирательства, а также при судебном расследовании моя позиция была следующей: прежде всего я стремился политически опровергнуть обвинение в связи с поджогом рейхстага и разъяснить, что такой поступок не могут совершить коммунисты, что это может быть делом рук провокаторов или политических безумцев. Поджог рейхстага является покушением на немецкий рабочий класс и направлен против коммунистической партии. Отсюда следует и фактически и политически, что я лично, как коммунист, и особенно как руководящий болгарский коммунист, не мог иметь ничего общего с этим делом и фактически не имел ничего общего».

Кампания, связанная с лейпцигским процессом, защитой обвиняемых на нем коммунистов, явилась важным моментом борьбы КПГ против фашизма.

Лейпцигский процесс стал судом над германским фашизмом. В этом была заслуга Г. Димитрова. Закованный в наручники, лишенный информации о событиях в мире, он сумел превратить скамью подсудимых в трибуну антифашистской борьбы, проявил себя как революционер безграничного мужества, блестящий полемист и оратор. В те дни имя Димитрова для миллионов людей стало символом стойкости и бесстрашия коммунистов, символом борьбы против фашизма.

Лейпцигский процесс получил широкий отзвук во всем мире, способствовал активизации антифашистских сил в Германии и во многих других странах. Коммунисты, социал-демократы, члены профсоюзов, а также прогрессивные представители интеллигенции активно выступили в защиту Г. Димитрова и требовали его освобождения. Всемирный конгресс в защиту жертв фашизма издал в 1933 г. «Коричневую книгу о поджоге рейхстага и о гитлеровском терроре», а в следующем — «Коричневую книгу — Димитров против Геринга. Разоблачения истинных поджигателей». Они были переведены на различные языки и распространялись во многих странах, в том числе нелегально и в Германии.

В конце июля 1934 г. пленум ЦК КПГ выработал резолюцию, которая нацеливала партию на создание единого антифашистского фронта трудящихся. В качестве конкретных мер рекомендовалось договариваться с социал-демократическими организациями о совместной борьбе, проявлять инициативу в развертывании кампании за восстановление свободных профсоюзов, вести работу среди членов массовых фашистских организаций, налаживать контакты со средними слоями населения.

При выполнении этих решений КПГ столкнулась с серьезными рецидивами сектантства и «левого» доктринерства, которые мешали делу создания народного фронта борьбы против Гитлера. В январе 1935 г. политический секретариат ИККИ рекомендовал членам политбюро ЦК КПГ, представителям руководства внутри страны, членам берлинской парторганизации и Коммунистического союза молодежи Германии обсудить поведение сектантских элементов и тем самым помог КПГ восстановить коллективность партийного руководства. Предлагалось выработать и осуществить меры по сотрудничеству с социал-демократическими группами и организациями, а также еще раз попытаться достичь договоренности с эмигрантским правлением СДПГ в Праге о совместных действиях против фашистской диктатуры.

В 1935 г. КПГ вновь понесла тяжелые потери. Была прервана связь с местными организациями, явки и нелегальные квартиры провалены. По данным КПГ, из 422 функционеров, членов центрального и окружных комитетов, руководителей массовых организаций партии было арестовано 219 и убито 24 человека. Создать новое партийное руководство внутри страны оказалось невозможным, поскольку не было достаточного количества подготовленных кадров, а гестапо усилило слежку за всеми подозреваемыми в принадлежности к КПГ. В соответствии с новым распределением обязанностей внутри политбюро руководство партийными организациями в Германии было возложено на Ф. Далема и В. Ульбрихта, находившихся в Праге. Остальные члены политбюро переехали в Москву, которая стала местом пребывания руководства партии.

На смену антифашистам, схваченным гестапо, приходили новые борцы. Классовое сознание и высокий моральный дух коммунистов, основанные на марксистско-ленинской закалке и партийном воспитании, проявлялись в непрекращавшемся сопротивлении гитлеризму даже тогда, когда в организации оставалось несколько человек, не имевших связи с другими группами и партийным руководством.

Известный немецкий поэт Иоганнес Бехер написал стихотворение «Где была Германия...». Отвечая на этот вопрос, он подчеркнул, что лучшие люди Германии были тогда в тюрьмах и концентрационных лагерях. И далее он продолжал:

Но в камерах тюремных, в казематах,

Где трупы изувеченных, распятых

Безмолвно проклинают палачей

И где к отмщенью призывает жалость,

Там новая Германия рождалась,

Там билось сердце родины моей!

Несмотря на большие потери, Коммунистическая партия Германии продолжала действовать. Партийные организации завершили переход на нелегальное положение, переформировали свои силы и вели антифашистскую борьбу, используя самые разнообразные методы и формы. В контакте с социал-демократами, беспартийными рабочими, крестьянами и другими трудящимися они создавали нередко общие ячейки и группы Сопротивления.

Самоотверженная борьба коммунистов против фашистского режима способствовала формированию подпольного Народного фронта, что отвечало установкам Коминтерна. К этому фронту примыкала и часть социал-демократов, не согласная с капитуляцией их руководства перед фашизмом. От имени сторонников Народного фронта, выступавшего за мир, свободу и хлеб, в декабре 1936 г. подпольно было издано «Обращение к немецкому народу». Под ним стояли подписи коммунистов — В. Пика, В. Флорина, В.Ульбрихта, Ф. Далема, В. Мюнцбергера, социал-демократов — В. Брандта, Р. Брейтшейда и выдающихся представителей прогрессивной интеллигенции — Л. Фейхтвангера, А. Цвейга, Г. Манна.

В феврале 1934 г. произошла попытка фашистского переворота во Франции, которая была сорвана решительными действиями рабочего класса, сплотившего вокруг себя подавляющее большинство народа. Коммунисты увидели в этом факте благоприятные возможности для новых усилий в деле объединения противников фашизма и войны на общедемократической платформе.

Благодаря Французской коммунистической партии и ее умелому подходу к рабочим-социалистам, проявлявшим все большую тягу к совместным антифашистским выступлениям, в июле 1934 г. был заключен пакт о единстве действий коммунистической и социалистической (СФИО) партий. ФКП пошла навстречу многим пожеланиям СФИО, но добилась главного: обе партии обязались принять действенные меры против фашизма и реакции. Впервые после длительной и острой борьбы коммунисты и социалисты пришли к соглашению, которое оформило единый рабочий фронт, нацеленный против фашизма.

Серьезным уроком для прогрессивных сил, международного рабочего движения послужили события 1934 г. в Австрии. Ее компартия предупреждала, что в стране растет фашистская опасность и против нее необходимы совместные действия всех рабочих. Но силы компартии были слабы, поскольку социал-демократы вели за собой большинство рабочего класса и долгое время твердили, что надо лишь тогда действовать, когда придет время, удерживали пролетариат от массовых выступлений против наглевшего фашизма.



В феврале 1934 г., когда события дошли до острого вооруженного столкновения трудящихся с фашизмом, центристская социал-демократия оказалась не в состоянии организовать отпор. Баррикадные бои австрийского пролетариата окончились его поражением. Если на примере Франции рабочие всего мира убедились в возможности успешного отпора фашизму, то события в Австрии показали, насколько пагубна реформистская политика уклонения от решительной борьбы. В то же время в результате этих событий низы социал-демократии начали осознавать необходимость единства действий и сотрудничества с коммунистами, вплоть до вооруженной борьбы против фашизма.

Всеобщая забастовка в октябре 1934 г. в Испании, особенно восстание рабочих в Астурии, подтвердила жизненную силу солидарности рабочих в борьбе с фашизмом, необходимость преодоления сектантства, цеховщины, претензий на монопольное руководство движением, характерных для анархистов и социал-демократов. Практика доказала возможность единого фронта коммунистов, социалистов и анархо-синдикалистов.

Поворот к политике единого рабочего фронта, основанного на антифашистской платформе, совершала и коммунистическая партия Италии, которая в августе 1934 г. добилась соглашения о единстве действий с социалистами. Борьба за единый фронт становилась характерной чертой стратегии и тактики коммунистических партий других капиталистических стран Европы.

Во время подготовки VII конгресса Коминтерна коммунисты творчески пересматривали устаревшие взгляды, искали новые решения. Большую роль в выработке новой ориентировки сыграли в Исполкоме Коминтерна Г. Димитров, Д. Мануильский, О. Куусинен и другие товарищи. Они поставили вопросы программного значения: стратегическая цель коммунистического и рабочего движения в сложнейших условиях; основы единства рабочего фронта; изменение отношения к социал-демократии, в рядах которой в условиях наступления фашизма усилилась дифференциация; необходимость расширения единого рабочего фронта путем союза с непролетарскими слоями; развертывание борьбы против левацко-сектантских ошибок в компартиях и т. д.

Лозунг народного фронта, выдвинутый коммунистами Франции и поддержанный другими компартиями, явился важным вкладом в разработку новой ориентировки, в развитие ленинской идеи союза рабочего класса с другими слоями трудящихся. Народный фронт, указывала ФКП, — это боевой союз всех пролетарских и демократических сил страны для обуздания, разоружения и роспуска фашистских лиг, защиты демократических прав и свобод трудящихся и удовлетворения насущных экономических интересов всех, кого угнетали «двести семейств». Впервые в истории революционной борьбы намечалось объединение широких демократических сил. Главные цели народного фронта отвечали страстным стремлениям различных слоев населения: дать отпор злейшей капиталистической реакции — фашизму и милитаризму, защитить права масс.

Инициативные мероприятия коммунистических партий, разработка ими новой ориентировки опирались на глубокое понимание сущности и перспектив антивоенной борьбы. Коммунисты подходили к ней как к общедемократическому движению, могущему сыграть огромную роль в международных событиях для создания антивоенного фронта, как самой широкой коалиции демократических сил, в которой вокруг пролетариата сплачиваются другие слои населения. Г. Димитров, оценивая опыт антивоенной борьбы, указывал, что в подготовке и проведении антивоенных мероприятий коммунисты правильно поступали, обращаясь непосредственно к рабочим массам, к социал-демократам. Но неверным было то, что тут же они концентрировали «все усилия против социал-демократии как таковой, и особенно против левой социал-демократии, не конкретизируя и не дифференцируя жалких «левых» демагогов от искренних левых элементов, которые расшевелились еще в 1931 — 32 — 33 гг. Ясно, товарищи, что мы здесь правой рукой делали одно: имели очень хорошие намерения расшевелить наши партии, организовать миллионы на борьбу, но, с другой стороны, левой рукой мы разрушали то, что хотели, мешали этому». Теперь компартии стремились убрать все помехи на пути расширения антивоенного движения, найти контакт с социал-демократами, среди которых росло число левых элементов.

Благодаря действиям коммунистов стремление к единству становилось характерной чертой антивоенных мероприятий. Призыв к сплочению всех пролетарских и демократических сил прозвучал в Лондоне в феврале 1934 г. на конгрессе против голода, фашизма и войны, объединившем представителей примерно 800 организаций. Этой идеей была пронизана и первая в США конференция общества друзей СССР, состоявшаяся в марте. Общество друзей СССР в США насчитывало к этому времени 10 тыс. членов. 980 делегатов конференции представляли самые различные слои трудящихся и интеллигенции. Уделив большое внимание вопросам военной опасности, разъяснению миролюбивой политики Советского Союза, конференция призвала к объединению всех противников войны.

Активно включились в антивоенную борьбу союзы и общества друзей СССР в других странах. Во Франции такое общество к осени 1934 г. имело уже 310 местных организаций с 12 тыс. членов и издавало свой иллюстрированный журнал.

В связи с приближением 20-й годовщины начала первой мировой войны Всемирный комитет против войны и фашизма развернул большую агитационно-пропагандистскую работу, разъясняя массам причины прошлой войны и угрозу новой. Орган комитета, издававшийся на французском («Front Mondial») и немецком («Die Weltfront») языках, умело разоблачал виновников первой мировой и главных поджигателей второй мировой войн. Комитет провел антивоенные конференции во Франции, Чехословакии, Швейцарии и антивоенный конгресс в Мексике. В ряде стран успешно шло создание антивоенных комитетов и укрепление ранее существовавших.

Создание единого рабочего фронта дало сильный толчок развитию антивоенного движения и антивоенных комитетов во Франции. Весной 1934 г. в стране действовало 1000 таких комитетов, в которые входили не только коммунисты и беспартийные, но и социалисты (в том числе 150 секций СФИО). К ноябрю количество антивоенных комитетов возросло до 1600.

Во многих странах работа по созданию новых комитетов наталкивалась на серьезные трудности, в частности на противодействие правой социал-демократии, продолжавшей квалифицировать эти комитеты как дело рук одних коммунистов.

В манифесте, принятом на заседании бюро Всемирного комитета против войны и фашизма и Молодежного комитета против войны и фашизма в июле 1934 г., говорилось об общедемократическом характере борьбы вставилась задача собирания «всех сил трудящихся на борьбу, независимо от их партийной принадлежности... Ворота движения широко открыты для всех организаций и течений, которые отвергают войну и фашизм».

Коминтерн и компартии были самыми активными участниками антивоенной кампании, связанной с 20-летием начала первой мировой войны. Коммунистическая печать показывала предысторию войны и размеры причиненного ею ущерба, разоблачала происки империалистической дипломатии после войны, раскрывала экономическую, политическую, идеологическую и военно-техническую стороны подготовки империалистов к новой войне, сосредоточивая особое внимание на Японии и Германии. Одновременно она пропагандировала последовательно мирную политику Советского Союза, показывала соответствие ее жизненным интересам всех миролюбивых сил на земле. Когда в сентябре 1934 г. СССР вошел в Лигу наций, коммунисты разъясняли, что этот шаг — победа миролюбивой политики Советского государства, стремящегося использовать поворот в политике ряда капиталистических стран к сближению с ним для усиления сопротивления развязыванию войны, для изоляции ее главных зачинщиков.

Компартии поддержали кампанию за расследование деятельности «производителей оружия», достигшую значительного размаха в США, Англии и некоторых других странах. Статьи, памфлеты и книги видных деятелей науки и культуры содержали требования обуздать фабрикантов оружия и торговцев им. Такие произведения получили широкое распространение. Ярким примером участия коммунистов в кампании явились показания в мае 1935 г. генерального секретаря Коммунистической партии Великобритании Г. Поллита в комиссии по вопросу о частном производстве оружия и торговле им. Основанные на фактах, не известных общественности, они стали настоящим обвинительным актом против монополий.

К 20-летию начала первой мировой войны была также приурочена кампания за созыв Всемирного конгресса женщин против войны. В ходе его подготовки была сделана попытка объединить антивоенные усилия женских организаций и союзов самых различных политических направлений. Инициативный комитет по созыву конгресса предложил руководству Социалистического рабочего интернационала принять участие в движении и в работе самого конгресса. После того как лидеры социал-демократии отвергли это предложение под прежним предлогом, будто речь идет о «коммунистическом маневре», инициативный комитет 15 июня 1934 г. обратился с открытым письмом к Э. Вандервельде и Ф. Адлеру. Он вновь приглашал Социалистический рабочий интернационал участвовать в конгрессе, в национальных женских антивоенных комитетах и заверял, что женщины-социалистки будут встречены по-товарищески. Но правые вожди социал-демократии снова отказались от единых действий в антивоенной борьбе.

Всемирный женский конгресс против войны и фашизма, состоявшийся 4 — 7 августа 1934 г. в Париже, свидетельствовал о расширении круга организаций, течений, групп, которые участвовали в антивоенном движении. Были представлены многие пацифистские и благотворительные организации (341 делегат), культурно-просветительные организации (132 делегата), движение комитетов против войны и фашизма, то есть амстердамско-плейельское движение (102 делегата), революционная профсоюзная оппозиция (более 100 делегатов), реформистские профсоюзы (80 делегатов), Межрабпом (34 делегата), компартии и комсомол (94 делегата), социалистические партии и их молодежные организации (20 делегатов), английские кооперативы (27 делегатов), христианско-социальные партии (16 делегатов) и т. д... Манифест, принятый на конгрессе, содержал страстный призыв к созданию единого фронта всех, кто выступает против фашизма и войны.

Таким образом, Коминтерн и компартии, опираясь на накопленный опыт антифашистского и антивоенного движения, подошли к осознанию необходимости выработки целостной программы сохранения мира. Они руководствовались тем, что такая программа должна составлять важнейший элемент движения народного фронта, учитывать расширение его социальной основы.

Историческая заслуга в разработке программы борьбы трудящихся против войны и фашизма принадлежит VII конгрессу Коминтерна, который работал с 25 июля по 20 августа 1935 г. в Москве. Участники конгресса заслушали отчет о деятельности Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (В. Пик) и доклады: «Наступление фашизма и задачи Коммунистического Интернационала в борьбе за единство рабочего класса против фашизма» (Г. Димитров), «Подготовка империалистической, войны и задачи Коммунистического Интернационала» (П. Тольятти), «Итоги строительства социализма в СССР» (Д. Мануильский). В разработка основных теоретических положений докладов активное участие принимали ЦК ВКП(б) и представители других секций Коминтерна.

Анализируя положение и расстановку классовых сил в мире, конгресс отметил историческое значение победы социализма в СССР. ВКП(б), представляя доклад об итогах социалистического строительства в СССР, отчитывалась перед международным пролетариатом о том, что сделано в стране для превращения ее в могучую индустриальную державу, непобедимый оплот социализма и мира на земле. В резолюции конгресса указывалось: победа социализма в СССР означает «новый крупнейший сдвиг в соотношении классовых сил в мировом масштабе в пользу социализма, в ущерб капитализму... ».

Большое внимание VII конгресс Коминтерна уделил характеристике фашистской диктатуры и фашистской опасности. На нем был сделан принципиально важный вывод: приход фашизма к власти — не обычная замена одного буржуазного правительства другим, а смена одной государственной формы классового господства буржуазии другой — открытой террористической диктатурой. Это положило конец вредному приравниванию различных буржуазных парламентских режимов к фашизму, дало научную ориентировку для понимания противоречий между фашизмом и буржуазной демократией.

На конгрессе подчеркивалась опасная роль германского фашизма, в котором воплотились самые реакционные и самые человеконенавистнические черты фашистского движения вообще. Германский фашизм, выступая в роли ударного кулака международной контрреволюции, говорил Г. Димитров в своем докладе, является главной силой мировой фашистской реакции, главным поджигателем новой империалистической войны. Характеризуя фашизм как огромный шаг назад по сравнению с буржуазной демократией, как чудовищное порождение загнивающего капитализма, он отмечал: «...фашистская контрреволюция атакует буржуазную демократию, стремясь установить над трудящимися режим самой варварской эксплуатации и подавления их. Сейчас трудящимся массам в ряде капиталистических стран приходится выбирать конкретно на сегодняшний день не между пролетарской диктатурой и буржуазной демократией, а между буржуазной демократией и фашизмом».

Важнейшей задачей коммунистических партий VII конгресс считал создание единого рабочего фронта и широкого народного фронта против фашизма и войны. Содержание докладов Г. Димитрова, П. Тольятти, В. Пика, выступлений М. Тореза, Г. Подлита, Ю. Ленского и многих других делегатов было подчинено одному — выяснить пути успешного создания единого рабочего и народного фронта, этого, по определению конгресса, главного оружия трудящихся в борьбе с фашизмом и войной.

Оценив опыт борьбы компартий Франции, Испании и некоторых других за создание единого фронта, конгресс в своей резолюции провозгласил: «Защита непосредственных экономических и политических интересов рабочего класса, защита его против фашизма должна быть исходным пунктом и составлять главное содержание единого фронта рабочих во всех капиталистических странах».

Успех создания единого рабочего фронта как в международном масштабе, так и в рамках отдельных стран зависел прежде всего от отношений между коммунистическими и социал-демократическими партиями. Указывая на роковые последствия социал-демократической политики классового сотрудничества с буржуазией, делегаты отмечали, что в новых условиях позиции социал-демократов стали изменяться, наметилось их полевение.

Развивая ленинское учение о союзе рабочего класса с другими слоями трудящихся, о связи борьбы за демократию с борьбой за социализм, конгресс всесторонне обосновал политику народного антифашистского фронта. Он показал, что такой фронт, объединив пролетариат, крестьянство, мелкую буржуазию города, трудовую интеллигенцию, может нанести поражение фашизму, добиться ограничения власти капитала и создания благоприятных исходных условий для борьбы за социализм.

Конгресс выдвинул лозунг создания правительств народного фронта, опираясь при этом на выводы Коминтерна, сделанные при участии В. И. Ленина, в частности на лозунг «рабоче-крестьянского правительства».

Конгресс считал, что правительство народного фронта призвано взять на себя проведение решительных мероприятий против фашизма и реакции. Оно должно стать силой, подрубающей корни могущества монополистического капитала. В зависимости от конкретного соотношения классовых сил в той или другой стране намечалась роль правительства народного фронта. В одних странах оно организует отпор фашизму и реакции, не затрагивая основы буржуазных режимов. В странах, где развертывается буржуазно-демократическая революция, оно может стать правительством демократической диктатуры рабочего класса и крестьянства, то есть правительством целого переходного этапа развития революции, создающего предпосылки для перерастания ее в социалистическую. Своеобразной переходной формой правительство народного фронта могло стать и в империалистических странах, где гнет монополий вновь сделал актуальной борьбу за демократические требования. «Быть может, правительство единого фронта, — говорил Г. Димитров, — в ряде стран окажется одной из важнейших переходных форм» и проложит путь к диктатуре пролетариата.

Конгресс обязал коммунистов поддерживать все правительства народного фронта, борющиеся против реакции и фашизма.

Разработанная VII конгрессом Коминтерна политика единого рабочего и антифашистского народного фронта, выдвинувшая на первый план общедемократические задачи, не означала отказа от социалистических целей. Наоборот, именно через единый рабочий и народный фронт лежал тогда путь к объединению всех трудящихся вокруг коммунистов, путь подготовки, привлечения широчайших масс к борьбе за социализм.

Выводы конгресса по вопросам национально-освободительного движения также имели большое значение. Указывалось, что в колониальных и полуколониальных странах первым шагом действительно народной революции неизбежно будет этап национально-освободительной борьбы, направленной преимущественно против империализма, «против растущей империалистической эксплуатации, против жестокого порабощения, за изгнание империалистов, за независимость страны». Этим определялись главные цели борьбы компартий в угнетенных странах. Для успешного осуществления антиимпериалистической революции коммунисты должны добиваться создания единого антиимпериалистического фронта. Компартии ориентировались на осуществление смелой политики сплочения в такой фронт всех, кто способен бороться с империализмом, в том числе и национальной буржуазии, противоречия которой с империализмом не только сохранились, но в ряде стран и резко обострились. Особое значение для создания антиимпериалистического фронта имели единство действий пролетариата, в частности единство профсоюзов, и союз пролетариата с крестьянством, составляющим большинство населения порабощенных стран.

Общая заинтересованность в разгроме фашизма, империализма, в предотвращении мировой войны создавала почву для союза национально-освободительных движений порабощенных народов с международным рабочим движением. Конгресс обязал все компартии «активно поддерживать национально-освободительную борьбу угнетенных колониальных и полуколониальных народов...». Для этого необходимо воспитание широких трудящихся масс метрополий и колоний в духе интернационализма, непримиримости к национализму и шовинизму.

Решения конгресса означали не только поворот в тактике, способах борьбы. Это была новая политическая стратегия, обосновавшая рабочему классу пути приближения к социалистическому перевороту через антифашистскую борьбу, успешное решение других общедемократических задач.

На VII конгрессе Коминтерна всесторонне рассматривалась политика коммунистов в борьбе за мир. Детальному анализу проблемы был посвящен доклад П. Тольятти, в котором отмечалось, что генеральная линия борьбы коммунистов против войны выдержала «испытание огнем» и остается их основной линией. Но в международной расстановке сил произошли глубокие изменения, которые следует учитывать.

В докладах Г. Димитрова, П. Тольятти, В. Пика делался совершенно определенный вывод: агрессивные силы международного империализма, прежде всего фашистские государства, начали непосредственную подготовку новой мировой войны. Конгресс показал, насколько велика и реальна опасность фашистской агрессии. Выступая злейшим врагом рабочего класса и всех демократических сил внутри «своей» страны, фашизм и на внешнеполитической арене действовал как орудие империалистической реакции, угрожая национальному существованию народов других стран, прежде всего СССР. Фашистская диктатура, указывалось на конгрессе, одна из форм организации тыла империалистической буржуазии для новой войны. «Сосредоточить огонь нашей борьбы против германского фашизма, как главного поджигателя войны, смертельного врага Советского Союза и пролетарской революции, — говорил П. Тольятти, — долг каждого революционера».

Подчеркивая антисоветскую направленность военных планов фашизма и империалистической реакции, конгресс сделал важный вывод, что в условиях, когда фашистская агрессия угрожает не только Советскому Союзу, но и ряду других стран — соседям Германии, когда на повестку дня встает вопрос о порабощении их народов, в Европе возможны национально-освободительные войны против агрессора. Представитель компартии Чехословакии Я. Шверма говорил: «Уже сейчас ясно, что нападение гитлеровского империализма на Чехословакию в данном положении может быть лишь империалистической наступательной войной — войной за передел мира, войной за уничтожение самостоятельности чешского народа, войной за подчинение фашистской диктатуре Гитлера всех народов Чехословакии. Оборона Чехословакии против гитлеровского империализма была бы в этих условиях справедливой войной, ибо это была бы оборонительная война, которая велась бы на стороне Советского Союза, против главного представителя фашистской контрреволюции». Делегат компартии Нидерландов А. де Леув, напомнив слова В. И. Ленина о возможности в Европе национально-освободительных войн, сказанные им еще в годы первой мировой войны, подчеркнул, что в ситуации, когда гитлеровцы стремятся поработить многие европейские страны, ленинское положение приобретает вдвое большее значение.

В резолюции конгресса отмечалось, что, если какое-либо малое государство подвергнется нападению со стороны одного или нескольких империалистических государств, стремящихся уничтожить его национальную независимость, «война национальной буржуазии такой страны для отпора этому нападению может принять характер освободительной войны, в которую рабочий класс и коммунисты этой страны не могут не вмешаться». Такая позиция не означала безоговорочной поддержки коммунистами буржуазного правительства малой страны, подвергшейся агрессии. Пролетариат должен, указывал в заключительном слове П. Тольятти, умело и гибко сочетать защиту отечества в национально-освободительной борьбе с защитой классовых интересов широких масс трудящихся, добиваться демократизации режима, и в особенности армии, пресекать капитулянтские поползновения буржуазии.

Была рекомендована гибкая политика по отношению к оборонительным мероприятиям буржуазных правительств. Коммунистические партии, подчеркивалось в решениях конгресса, должны стать «в первые ряды бойцов за национальную независимость и вести освободительную войну до конца, не давая «своей» буржуазии идти на сделку с нападающими державами за счет интересов своей страны».

Конгресс указал на кровную заинтересованность народов стран, которым угрожала фашистская агрессия, в тесном сотрудничестве и союзе с СССР и особенно подчеркнул мысль об объективном совпадении внешнеполитических интересов первой страны социализма с надеждами трудящихся всего мира, со стремлениями всех миролюбивых сил.

Высший форум коммунистов считал, что острые межимпериалистические противоречия, усиление агрессивности фашистских государств создают обстановку, при которой возможно сотрудничество СССР с капиталистическими державами, заинтересованными в данный момент в сохранении мира, или даже с теми, кто не ставит перед собой немедленных завоевательных целей. Учитывая размежевание в политике капиталистических держав, конгресс не встал на точку зрения одинаковой ответственности их за развязывание войны и конкретно назвал зачинщиков агрессии. Теоретически обосновывая такую стратегию, П. Тольятти напомнил высказывание В. И. Ленина о необходимости гибкой тактики компромиссов и использования противоречий в стане классового врага.

Конгресс высоко оценил договоры СССР о взаимопомощи с Францией и Чехословакией, как направленные «на сплочение всех сил, какие только можно привлечь в этот момент к активной защите мира», как важнейший шаг к созданию основ коллективной безопасности в Европе.

Коминтерн выявил и назвал те основные факторы, которые делали возможным сплочение всех сил, выступающих за мир. Он поставил вопрос о необходимости создания широкого фронта мира, охватывающего рабочий класс, трудящихся и демократические слои. В ряды борцов коммунисты призывали всех пацифистов, готовых на деле противостоять войне. Конгресс отметил, что антивоенное движение растет, захватывая массы, и все более выступает не просто с благими пожеланиями, а за действенный отпор поджигателям войны и агрессорам. О размахе этого движения свидетельствовал тот факт, что в Англии в плебисците мира, организованном в 1935 г. обществом друзей Лиги наций, участвовало 11,5 млн. человек. Коммунисты должны быть с массами, чтобы помочь им перейти на позиции активной борьбы против войны.

VII конгресс Коминтерна дал совершенно ясный ответ и на вопрос о соотношении борьбы за мир и борьбы за социалистическую революцию. «Мы защищаем мир, — говорил П. Тольятти, — не потому, что мы принадлежим к числу мягкотелых толстовцев, но потому, что мы стремимся обеспечить условия победы революции». Так коммунисты, являясь наиболее последовательными гуманистами, рассматривали борьбу за мир, за предотвращение войны как условие упрочения сил революции.

Конгресс выступил против недооценки борьбы за мир «левыми» оппортунистами и троцкистами, рассматривавшими войну как средство, якобы расчищающее путь революции.

На конгрессе указывалось, что сохранение мира, даже временная отсрочка войны обеспечивают дальнейшие успехи социализма в СССР, рост его экономического и политического могущества, способствуют укреплению позиций революционного пролетариата и всех антивоенных сил. Борьба за мир открывает перед коммунистическими партиями широчайшие возможности для сплочения антифашистов в народном фронте, объединения вокруг пролетариата его союзников и всех заинтересованных в предотвращении войны.

Отвергая фаталистические представления о неизбежности войны, VII конгресс Коминтерна указал на возросшие возможности борьбы за мир. Представитель ВКП(б) В. Кнорин говорил: «Победа Октябрьской революции и превращение СССР в мощное социалистическое государство, ведущее активную политику мира и привлекшее на свою дорогу целые народы и государства, ныне войны не желающие, дало пролетариату новые возможности воздействия на организаторов войны. Сочетание этой силы с силой громадного массового движения трудящихся должно придать борьбе за мир несравненно большую силу, чем это было когда-либо до сих пор». В докладах и выступлениях на конгрессе подчеркивалось, что рост могущества СССР и усиление других отрядов мирового революционного процесса повышают шансы на успех в борьбе против угрозы империалистической войны.

Новая стратегическая ориентировка Коминтерна — политика единого рабочего и широкого народного фронта для решения общедемократических, антифашистских задач — позволяла достичь наибольшего слияния борьбы против фашизма с борьбой против войны и соответствовала возраставшей роли пролетариата в решении общедемократических, общенациональных и международных проблем.

Конгресс признал защиту социализма великой задачей международного коммунистического движения. Отстоять и укрепить Советский Союз — главное завоевание международного рабочего класса, бастион мира, независимости малых наций, оплот культуры — от военного нашествия империалистов — великая миссия рабочих всех стран.

Сложность обстановки требовала от компартий быть готовыми в условиях войны сохранять возможность руководства массами. Они должны бороться за превращение империалистической войны в гражданскую, чтобы свергнуть эксплуататорские режимы и открыть путь к миру и освобождению народов. В случае войны против Страны Советов компартиям предлагалось призвать трудящихся всеми средствами способствовать победе Советской Армии над империалистическими агрессорами.

Ставя вопрос о формах антивоенной борьбы в мирное время, конгресс рекомендовал отвергать такие меры, как бойкот мобилизации, бойкот армии, саботаж на предприятиях, отказ от несения военной службы, отказ от работы в молодежных организациях, в которых буржуазия занимается милитаристским воспитанием, и т. д. Такая тактика могла лишь оторвать коммунистов от масс и помочь буржуазии еще более свирепо обрушиться на коммунистов.

Программа борьбы за мир, разработанная на конгрессе, стала основой последующей антивоенной деятельности Коминтерна и нашла самый благоприятный отклик в различных слоях населения, пробудила новую энергию в рядах бойцов за мир, зажгла новые надежды. Коммунистические партии, вооруженные решениями конгресса, заметно повысили свою активность, завоевывая все более широкую поддержку в массах. Призыв Коминтерна к совместной борьбе коммунистов и социал-демократов, всех антифашистов против коричневой чумы встретил горячее сочувствие в большинстве рабочих организаций, особенно среди левых социал-демократов, требовавших от своих партий по-боевому развернуть борьбу против фашизма и войны.

На пути реализации стратегии и тактики, разработанных VII конгрессом, стояло немало трудностей как объективного, так и субъективного характера. Но Коминтерн смело приступил к их осуществлению. Он был глубоко убежден, что в этом ключ к успеху в борьбе против фашизма и войны.

Программа борьбы за мир, разработанная VII конгрессом Коминтерна, мобилизовала против фашизма и угрозы войны немалые силы. В ряде стран под лозунгом единого народного фронта развернулось широкое антифашистское, антивоенное движение. Но, как показали последующие события, эти силы, к сожалению, были еще недостаточно мощными организованными, чтобы предотвратить войну.

Перед лицом надвигавшейся войны Коминтерн и коммунистические партии выступили как политическая сила, решительно боровшаяся против поджигателей империалистической войны, за сплочение всех трудящихся на защиту СССР — великого оплота мира между народами, демократии и социализма. В напряженной обстановке середины 30-х годов, когда фашизм и империалистическая реакция перешли в наступление, была выработана единственно верная общедемократическая программа борьбы против фашизма и войны, направленная на создание широкого фронта мира, объединяющего всех противников войны и фашизма. Она отвечала интересам не только рабочего класса и других слоев трудящихся, но и стремлениям всех честных людей к сохранению мира.