Вторая мировая война: развитие наступления летом 1944 г. Освобождение Белоруссии и восточных районов Польши

Советское Верховное Главнокомандование 4 июля уточнило дальнейшие задачи фронтов. Согласно директивным указаниям Ставки 1-й Прибалтийский фронт должен был развивать наступление на каунасском направлении. 3-му Белорусскому фронту предписывалось наносить удар в направлении Молодечно, Вильнюс. Перед войсками 2-го Белорусского фронта ставилась задача наступать главными силами на Волковыск, Белосток. 1-й Белорусский фронт получил приказ усилить наступление правым крылом в направлении Барановичи, Брест.

Еще 2 июля был утвержден план действий его левого крыла, которое теперь должно было включиться в наступление и продвигаться в направлении Бреста и Люблина. Ставка потребовала от фронтов, участвовавших в операции, в полной мере использовать выгодную обстановку в Белоруссии, решительно развивать успех главными силами, не ожидая завершения разгрома окруженных под Минском немецких войск, и приняла меры по всестороннему обеспечению решения этих крупных задач.

В частности, из своего резерва она передала в состав 1-го Прибалтийского фронта 2-ю гвардейскую и 51-ю армии. Ввод их в сражение позволял в короткий срок изменить соотношение сил и обеспечить успешное развитие наступления на шяуляйском направлении. Решено было также подключить к активным действиям на севере войска 2-го и 3-го Прибалтийских и на юге — войска 1-го Украинского фронтов. Это давало возможность сковывать силы противника одновременно на широком фронте, на нескольких направлениях, срывать! его попытки сосредоточить силы для противодействия наступлению войск 1-го Прибалтийского и всех трех Белорусских фронтов.

Координацию действий войск 3-го Белорусского, 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов с 9 июля Ставка поручила Маршалу Советского Союза А. М. Василевскому.

В обстановке, сложившейся после крупных поражений группы армий “•Центр”, немецко-фашистское командование решило сдерживать наступление советских войск главным образом короткими 'Контрударами, чтобы под их прикрытием развертывать войска, перебрасываемые с других участков советско-германского фронта и из Германии с целью восстановления сплошного фронта обороны. Особенно упорное сопротивление противник оказывал южнее Даугавпилса (Двинска). Он угадывал стремление советского командования кратчайшим путем выйти к Рижскому заливу и представлял возможную перспективу развития событий в полосе 1-го Прибалтийского фронта. Поэтому уцелевшие части 3-й танковой армии спешно отводились на заранее подготовленные позиции между озерами и болотами, чтобы обороняться во взаимодействии с войсками 16-й армии группы армий “Север”, закрепившимися в районе Даугавдилса.

Гитлеровцы рассчитывали, что им удастся, используя сложную местность, сдерживать советские войска даже небольшими силами. К тому же на этот участок противник перебросил пять свежих дивизий и сосредоточил крупные силы авиации. В результате в полосе 6-й гвардейской армии генерала И. М. Чистякова протяженностью около 160 км силы стали почти равными. Это позволило гитлеровцам вести упорную оборону.

В центре и на левом крыле 1-го Прибалтийского фронта наступление 43-й и 39-й армий на каунасском направлении шло более успешно. К середине июля войска здесь продвинулись на запад до 140 км, перерезали важную железную дорогу Даугавпилс — Вильнюс и сорвали попытку противника прочно обеспечить стык 16-й и 3-й танковой армий. Это уязвимое место вражеской обороны было использовано 2-й гвардейской и 51-й армиями, введенными в сражение 20 июля, для развития наступления на шяуляйском направлении.

5 июля войска 3-го Белорусского фронта овладели важным транспортным узлом Молодечно и устремились к столице Советской Литвы — Вильнюсу. Командование группы армий “Центр” заранее подготовило город к обороне и стянуло к нему отступающие части и соединения 3-й танковой армии генерала Г. Рейнгардта. Кроме того, с других участков фронта, из Германии и районов доукомплектования в срочном порядке сюда перебрасывались шесть свежих соединений.

Чтобы упредить противника, командующий 3-м Белорусским фронтом с рассветом 4 июля повернул 5-ю гвардейскую танковую армию на столицу Литвы. Танкисты вышли к ней еще до подхода вражеских резервов. 8 июля с северо-востока начала наступление на город 5-я армия, усиленная 3-м гвардейским механизированным корпусом, а с юго-востока нанесла удар 5-я гвардейская танковая армия. Резервы противника появились на подступах к городу с опозданием, когда Вильнюс был уже полностью окружен. Умелый маневр силами позволил советским войскам отбить все атаки врага. Провалилась и попытка немецкого командования усилить окруженный гарнизон парашютным десантом. 13 июля после пятидневных ожесточенных боев советские войска при активной поддержке партизан освободили Вильнюс.

Пока шла борьба за Вильнюс, войска 11-й гвардейской и 31-й армий, преодолев с боями около 200 км, достигли Немана и вскоре захватили: несколько плацдармов на его левом берегу. 3-й гвардейский кавалерийский корпус завязал бои за Гродно. Здесь советские войска столкнулись с резервами противника. Сломить их сопротивление с ходу не удалось, и Гродно был освобожден лишь 16 июля. Войска 2-го Белорусского фронта за 10 — 11 дней наступления продвинулись от Минска на запад до 230 км, форсировав многочисленные речные преграды, в том числе Березину, Свислочь, Щару, Неман. Упорное сопротивление они встретили на рубеже Гродно, Белосток.

Советское командование стремилось вывести свои войска на рубеж Белосток, Брест до того, как противник сумеет закрыть брешь в обороне, образовавшуюся в результате его поражения под Минском. 2-й Белорусский фронт с выдвижением к юго-восточному участку границы с Восточной Пруссией занял выгодное положение для осуществления своих последующих операций. Войска 1-го Белорусского фронта, разделявшиеся припятскими болотами, с выходом к Бресту улучшили свое оперативное положение, а протяженность линии фронта сократилась почти вдвое. Однако, чтобы достичь Белостока и Бреста, нужно было овладеть Барановичами — крупным узлом коммуникаций, который гитлеровцы пытались удержать во что бы то ни стало. В направлении Барановичи, Брест развивали наступление войска правого крыла 1-го Белорусского фронта. Широко используя подвижность танков и моторизованной пехоты, боевые возможности авиации, советские войска наносили удары в обход узлов обороны противника, перехватывали пути его отступления. В результате согласованных действий 8 июля они освободили Барановичи и 16 июля вышли на рубеж Свислочь, Пружаны.

Белорусское население радушно встречало своих освободителей и: оказывало им посильную помощь. Местные жители вызывались быть проводниками войск в лесах, совместно с саперами обезвреживали вражеские мины, ремонтировали дороги и мосты, окружали заботой раненых воинов.

При отступлении гитлеровцы стремились окончательно разорить Белоруссию. Они взрывали жилые здания в городах, сжигали деревни; и села, разрушали промышленные предприятия и железные дороги. С изгнанием врага население республики сразу же включалось в восстановление народного хозяйства.

К середине июля основные силы группы армий “Центр” были разгромлены. Теперь должны были нанести удар по врагу войска левого крыла 1-го Белорусского фронта. В их состав входили 70, 47, 8-я гвардейская и 69-я общевойсковые, 2-я танковая, 6-я воздушная армии, 2-й и 7-й гвардейские кавалерийские корпуса, а также 1-я польская армия. Эти силы насчитывали 36 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 4 танковых корпуса (вместе с корпусами 2-й танковой армии), 416 тыс. человек, более 7600 орудий и минометов, 1750 танков и самоходно-артиллерийских установок и около 1500 боевых самолетов.

В период подготовки к нанесению удара, 6 июля, войска левого крыла 1-го Белорусского фронта частью сил освободили город Ковель, а утром 18 июля сосредоточенная в этом районе группировка советских войск перешла в наступление главными силами, которые в тот же день прорвали немецкую оборону. 47-я армия под командованием генерала Н. И. Гусева начала стремительно продвигаться на Седльце, а 8-я гвардейская армия генерала В. И. Чуйкова и 69-я армия генерала В. Я. Колпакчи — на Люблин. 20 июля они форсировали реку Западный Буг. Горячо приветствуемые польским населением, советские воины вступили на землю братского народа. На этом направлении первыми вышли на территорию Польши 328-я стрелковая дивизия под командованием полковника И. Г. Павловского, 132-я стрелковая дивизия полковника Я. Г. Цвинтарного, 165-я стрелковая дивизия полковника Н. И. Каладзе и 39-я гвардейская стрелковая дивизия подполковника В. М. Штриголя.

Прорыв обороны противника западнее Ковеля и форсирование Западного Буга советские войска осуществляли совместно с регулярными польскими соединениями и партизанскими отрядами. В этих боях в составе 1-го Белорусского фронта принимала участие большая часть артиллерии 1-й польской армии. Польские артиллеристы, занимавшие огневые позиции восточнее Бережце, поддерживали войска 69-й армии, форсировавшие Западный Буг. 20 июля на родную землю вступили польские артиллеристы, а 23 июля — главные силы 1-й польской армии под командованием генерала 3. Берлинга.



Несколько позднее в Польшу вошли войска других фронтов, участвовавших в Белорусской операции. Так началось освобождение польского народа от гитлеровских захватчиков.

Это историческое событие широко использовалось в партийно-политической работе, получавшей все больший размах в соответствии с указаниями ЦК ВКП(б), данными на совещании членов военных советов фронтов в мае 1944 г. Всемерно усиливалось воспитание советских воинов в духе социалистического патриотизма и пролетарского интернационализма. Личному составу разъяснялись особенности исторической обстановки и условий, в которых велись теперь боевые действия с врагом, а также требования партии об установлении правильных взаимоотношений с польским населением, о повышении дисциплины, порядка и организованности в войсках. В частях и соединениях читались лекции и доклады на темы: “Современная Польша”, “Советско-польские отношения” и другие. С лекциями и докладами перед советскими воинами выступали также уполномоченные Польского комитета национального освобождения. Газета 1-го Белорусского фронта 3 августа 1944 г. вышла с передовой статьей “За сильную, свободную Польшу”. В этом и других ее материалах рассказывалось о 1-й польской армии, о ее боевом содружестве с советскими воинами, о дружбе и общности целей советского и польского народов в войне против фашистской Германии.

С перенесением военных действий за пределы Советского Союза принимались меры по дальнейшему совершенствованию подготовки политработников. Основными формами их учебы наряду с самостоятельной работой были сборы и семинары. Так, политотдел 69-й армии 1-го Белорусского фронта в сентябре — октябре 1944 г. провел несколько семинаров начальников политотделов корпусов, дивизий, бригад и других категорий политработников. С лекциями и докладами на них выступали командующий и члены Военного совета армии, командиры корпусов и дивизий, работники штабов и политорганов фронта и армии. Всего семинарами было охвачено 3630 человек. Теоретической основой этих мероприятий являлись решения ЦК ВКП(б) по вопросам отношений СССР с Польшей, опиравшиеся на ленинские указания об интернациональном характере социалистического государства и его армии.

Советские воины, сражаясь за освобождение польского народа, самоотверженно выполняли свой интернациональный долг. Вот один из многочисленных примеров. На польской земле 26 июля 1944 г. совершил героический подвиг помощник командира стрелкового взвода 1021-го стрелкового полка 307-й стрелковой дивизии коммунист ефрейтор Г. П. Кунавин. В тот день его рота вела тяжелый бой за деревню Герасимовичи, Белостокской области. На подступах к деревне подразделение было остановлено сильным ружейно-пулеметным огнем противника. Ефрейтор Кунавин ценой жизни обеспечил успех роте: он бросился на вражеский пулемет и закрыл амбразуру огневой точки своим телом. Бойцы дружно поднялись в атаку и, стремительным броском ворвавшись в деревню, выполнили боевую задачу. За этот подвиг ефрейтору Г. П. Кунавину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Память героя свято чтит и польский народ. Жители Герасимовичей 9 августа 1944 г. вынесли решение навечно зачислить Кунавина в список почетных граждан деревни, высечь имя героя на мраморной плите и просить присвоить его местной школе; учителям школы каждый год свой первый урок в первом классе начинать с рассказа о погибшем советском воине и его соратниках. “Пусть прослушают дети рассказ стоя, — говорилось в постановлении. — Пусть их сердца наполняются гордостью за русского брата воина-славянина. Пусть их понимание жизни начинается с мысли о братстве польского и русского народов”.

Население Польши повсюду выражало сердечную благодарность своим освободителям. Газета “Правда” в те дни писала: “Путь от государственной границы СССР до подступов к столице Польши пехотинцы и танкисты прошли с подлинным триумфом. Население польских городов и сел встретило бойцов, офицеров и генералов Красной Армии радушно и с чувством глубокой признательности... На дорогах, по которым идут полки, целые дни стоят толпы людей. Они встречают наших танкистов и пехотинцев букетами цветов, угощают фруктами. В Люблине, Демблине, Пулавах и Гарволине подобные встречи превратились в импровизированные манифестации... Польское население и польская администрация активно и тесно сотрудничают с командованием Красной Армии. Поляки помогают наступающим вылавливать в лесах и полях разбежавшихся в панике немцев, ремонтируют мосты и дороги. Большую помощь оказывают... также польские партизаны”.

После прорыва обороны противника на Западном Буге в сражение были введены 2-я танковая армия генерала С. И. Богданова и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Немецко-фашистское командование понимало, что разворот войск левого крыла 1-го Белорусского фронта для выхода в тыл и фланг группировке, оборонявшейся севернее Полесья, может произойти на рубеже Бреста. Поэтому оно стянуло в этот район вместе со значительными силами своей 2-й армии большие резервы. Удерживая Брест, противник стремился разобщить усилия фронта и преградить советским войскам путь к Варшаве. Однако эти его попытки не удались. Соединения 28-й армии вместе с 70-й армией генерала В. С. Попова, предприняв наступление с трех сторон на брестском направлении, в лесах западнее Бреста разгромили до четырех вражеских дивизий. 28 июля Брест и героическая Брестская крепость, принявшие удар гитлеровцев в первые же часы войны, были освобождены.

Большую роль в быстром развитии наступления на брестском направлении сыграли железнодорожные войска 1-го Белорусского фронта под командованием Героя Социалистического Труда генерала Н. В. Борисова. Они успешно выполнили свою задачу — в кратчайший срок вслед за наступавшими войсками восстановили железнодорожную линию Барановичи — Брест — Варшава и железнодорожный мост через реку Западный Буг у Бреста. Внимание и помощь Военного совета фронта, умелая организация работ позволили военным железнодорожникам, охваченным высоким патриотическим порывом, в течение 10 суток восстановить железнодорожный участок Барановичи — Брест в 210 км. За этот подвиг более 220 воинов удостоились наград Родины.

Войска левого крыла 1-го Белорусского фронта быстро продвигались к Висле. 2-я танковая армия под командованием генерала А. И. Радзиевского и 8-я гвардейская армия 24 июля освободили Люблин, а через день севернее Демблина вышли к Висле. Войска 69-й армии 29 июля прорвались к реке южнее Пулав, ее передовые части форсировали Вислу и захватили плацдарм. 8-я гвардейская армия завязала бои за плацдарм в районе Магнушева.

Командование фронта повернуло 2-ю танковую армию с достигнутого ею рубежа на север с задачей овладеть предместьем Варшавы — Прагой и совместно с 47-й армией отрезать противнику пути отхода на запад. Однако овладеть Прагой тогда не удалось.

Усилия 6-й и 16-й воздушных армий в конце июля были направлены на поддержку 8-й гвардейской и 69-й армий при форсировании ими Вислы. Только соединения 6-й воздушной армии под командованием .генерала Ф. П. Полынина в период с 18 по 31 июля совершили около 12 тыс. самолето-вылетов. В боях за плацдарм на Висле у Магнушева обострилась борьба с авиацией противника. Советские истребители нанесли врагу значительный урон. Лишь за период с 11 по 15 августа они сбили над. Вислой 69 фашистских самолетов. В результате немецкая авиация прекратила активные действия в этом районе.

27 июля в сражение вступили главные силы 1-й польской армии. Выдвинувшись в первый эшелон фронта, они сменили части 8-й гвардейской армии, заняли восточный берег Вислы в районе Демблина, Пулав и вели здесь бои по овладению плацдармом на левом берегу реки. Эти действия армии приковали значительные силы противника, вынудили его перебрасывать сюда резервы, лишили возможности пополнять войска, действовавшие против плацдармов, захваченных 8-й гвардейской армией в районе Магнушева и 69-й армией — южнее Пулав.

Гитлеровцы пытались любой ценой ликвидировать магнушевский плацдарм, однако добиться этого не смогли. Гвардейцы армии генерала В. И. Чуйкова мужественно отстаивали занятые позиции. Им содействовали соединения 1-й Польской армии, перешедшие с 6 августа к обороне в северной части плацдарма. Особенно большую помощь гвардейцам оказали польские танкисты из 1-й танковой бригады имени Героев Вестерплятте. Они форсировали Вислу в то время, когда гитлеровцы бросили на ликвидацию плацдарма танковую дивизию “Герман Геринг” и ряд моторизованных соединений. Переправившись на левый берег, польские танкисты под командованием генерала Я. Межицана у села Студзянки с ходу вступили в бой и вместе с подразделениями советских войск отбили сильную атаку танков и пехоты противника. В боях на магнушевском плацдарме польские солдаты вписали новую славную страницу в историю народного Войска Польского и советско-польского боевого содружества.

Сопротивление гитлеровских армий в западных районах Белоруссии, в Прибалтике, в Восточной Польше заметно нарастало. Начала сказываться длительность наступления, в ходе которого советские войска понесли значительные потери, устали, израсходовали боеприпасы и другие материальные средства. Уже 9 июля горючее для танков и артиллерийских частей правого крыла 1-го Белорусского фронта приходилось подавать по воздуху. Тылы 1-го Белорусского фронта к середине июля растянулись на 400 — 500 км. Восстановление железных дорог, несмотря на участие в работах значительного количества гражданского населения, до середины июля шло медленно. В этих условиях основная тяжесть снабжения наступавших войск легла на автомобильный транспорт.

Гитлеровскому командованию удалось организовать упорное противодействие советским войскам на границе Прибалтики с Восточной Пруссией, на Немане, прикрывавшем подступы к Восточной Пруссии, под Гродно и Белостоком, юго-восточнее Варшавы. Противник теперь не только упорно оборонялся, но и стремился наносить по советским войскам чувствительные контрудары с привлечением большого количества танков. Попытки гитлеровцев сорвать дальнейшее наступление советских войск особенно упорный характер носили на Немане и под Гродно. Немецкое командование стремилось удержать Неман как преграду на пути к Восточной Пруссии, а также вернуть район Гродно, который был выгоден для организации контрударов в стык 3-го и 2-го Белорусских фронтов. Вражеское командование сосредоточило на линии Гродно, Свислочь до 10 дивизий и активизировало действия авиации. Ему удалось отразить попытки советских войск развить успех на западном берегу Немана. Наступление на этом направлении несколько замедлилось. Ощущался большой недостаток в танках, основная тяжесть боев в районе Гродно легла на плечи пехоты, артиллерии и авиации.

Сражение носило напряженный и затяжной характер. Сопротивление противника в районе Гродно удалось сломить лишь 23 — 24 июля. 27 июля войска 2-го Белорусского фронта при поддержке сил 4-й воздушной армии, которой командовал генерал К. А. Вершинин, и авиации дальнего действия освободили Белосток — крупный узел железных и шоссейных дорог. Развивая успех, они с упорными боями продвигались к Восточной Пруссии.

Ожидая дальнейшего развития удара 1-го Белорусского фронта на Варшаву, гитлеровское командование сосредоточило к юго-востоку от нее мощную группировку войск в составе пяти танковых и одной пехотной дивизий. Оно намеревалось сильным контрударом в южном направлении разгромить левое крыло 1-го Белорусского фронта, сорвать форсирование его войсками Вислы и их наступление на Варшаву. На случай неудачи были подготовлены оборонительные позиции для отражения натиска советских войск на подступах к Праге. С 27 июля в районе Седльце и юго-западнее от него развернулось ожесточенное сражение, в котором с советской стороны участвовали 2-я танковая и 47-я армии, 11-й танковый и 2-й гвардейский кавалерийский корпуса. В этих боях 2-я танковая армия, потерявшая большое количество танков, была сильно ослаблена. Одновременно войска 8-й гвардейской и 69-й армий вели упорные бои по расширению плацдармов на Висле в районе Магнушева и юго-западнее Пулав. В начале августа под Варшавой ни одной из сторон не удалось осуществить свои дальнейшие намерения, и фронт здесь временно стабилизировался.

Советские войска, разгромив основные силы группы армий “Центр” и выйдя к государственной границе СССР, достигли своих целей в борьбе за освобождение Белоруссии. 27 — 29 июля Ставка уточнила задачи фронтов в Прибалтике и на западном направлении. Перед войсками 1-го Прибалтийского фронта ставилась задача перерезать коммуникации, связывавшие группу армий “Север” с Восточной Пруссией. 3-й Белорусский фронт должен был не позднее 1 — 2 августа овладеть Каунасом и к 10 августа всеми силами выйти на границу с Восточной Пруссией, закрепиться на ней для подготовки к вступлению в эту цитадель прусского юнкерства и милитаризма с востока. Войскам 2-го Белорусского фронта предписывалось главными силами развивать наступление в направлении Ломжа, Остроленка с задачей не позднее 8 — 10 августа 1944 г. захватить плацдарм на реке Нарев, прочно закрепиться там для подготовки к вступлению в Восточную Пруссию с юга с нанесением основного удара на Млаву, Мариенбург и частью сил — на Алленштейн. Войска 1-го Белорусского фронта получили приказ, наступая правым крылом на Варшаву, не позднее 5 — 8 августа овладеть Прагой и захватить плацдармы на Нареве в районах Пултуска и Сероцка. Левому крылу фронта надлежало овладеть плацдармом за Вислой южнее Варшавы, расширить и оборудовать его для дальнейшего развития наступления. Предполагалось, что последующие операции советских войск на центральном направлении будут отличаться резкими изменениями обстановки, что могло потребовать немедленного вмешательства стратегического руководства непосредственно на местах. Поэтому Ставка возложила на своих представителей непосредственное руководство войсками. На 1-м Украинском, 1-м и 2-м Белорусских фронтах ее представлял маршал Г. К. Жуков; на 2-м и 1-м Прибалтийских и 3-м Белорусском фронтах — маршал А. М. Василевский.

События на советско-германском фронте вызвали тревогу у верховного командования вермахта. Глубокий прорыв советских войск на запад представлял собой главную угрозу для фашистского рейха. Чтобы снять ее, вражеское командование приказало срочно перебросить к центру советско-германского фронта дополнительные силы. В первую очередь усиливалось левое крыло группы армий “Центр”, чтобы укрепить ее связь с группой армий “Север” и поднять способность войск к упорной обороне на этом направлении.

Разгром группы армий “Центр” серьезно тревожил не только правящую верхушку Германии, но и ее сателлитов. И. Антонеску, например, еще 23 июля 1944 г. поручил румынскому представителю при ОКБ передать начальнику генерального штаба сухопутных войск Германии его удивление размахом советского наступления на центральном участке фронта, поскольку немцы ранее утверждали, будто бы основные силы Советской Армии сконцентрированы на юге. Вместе с тем он высказывал опасение, что при дальнейшей переброске немецких дивизий из Румынии советские войска и здесь могут предпринять крупное наступление.

Меры противника по усилению левого крыла группы армий “Центр” существенно не изменили хода событий. Командующий 1-м Прибалтийским фронтом в соответствии с директивой Ставки нацелил свои главные силы на Шяуляй — важный узел коммуникаций на стыке между группами армий “Центр” и “Север”. 3-й гвардейский механизированный корпус 25 июля получил задачу овладеть городом к исходу следующего дня. В этом же направлении наступали войска 51-й и 2-й гвардейской армий. На их поддержку нацеливались силы 3-й воздушной армии. 27 июля упорнейшее сопротивление гитлеровцев под Шяуляем было сломлено. В тот же день Ставка Верховного Главнокомандования приказала командующему 1-м Прибалтийским фронтом немедленно повернуть главные силы на Ригу. Войска 51-й и 43-й армий совместно с 3-м гвардейским механизированным корпусом успешно продвигались к Елгаве. Противник не сумел оказать сильного противодействия, и 8-я гвардейская механизированная бригада 3-го гвардейского мехкорпуса под командованием полковника С. Д. Кремера 31 июля в районе населенного пункта Клапкалнс достигла Рижского залива. В тот же день войска 51-й армии вместе с 3-м гвардейским мехкорпусом освободили Елгаву. Таким образом, коммуникации противника из Прибалтики в Восточную Пруссию были перерезаны.

31 июля командующий группой армий “Центр” фельдмаршал Модель в своем приказе с тревогой писал, что советские армии стоят у границы Восточной Пруссии и “дальше отступать некуда”. Немецко-фашистское командование стремилось встречными контрударами ликвидировать шяуляйско-елгавский выступ и восстановить непосредственную связь группы армий “Центр” с правым крылом группы армий “Север”. Для этого оно перегруппировало в район Шяуляя крупные силы танковых и моторизованных войск. Натиск гитлеровцев носил решительный характер, главные их силы наносили удар под основание выступа советских войск у Шяуляя и по вершине — у Тукумса и Добеле. Тем не менее осуществить свой замысел им не удалось. Ставка Верховного Главнокомандования передала 1-му Прибалтийскому фронту 5-ю гвардейскую танковую армию. К боевым действиям в районе Шяуляя была привлечена также часть сил 1-й воздушной армии 3-го Белорусского фронта. Это позволило отразить контрудар противника. Лишь на севере он сумел потеснить 8-ю гвардейскую механизированную бригаду, создать себе 30-километровый коридор, соединивший Ригу с Тукумсом, и восстановить коммуникацию с Восточной Пруссией.

Напряженные бои завязались также в полосе 3-го Белорусского фронта, войска которого наступали от Каунаса и района Сувалки к Восточной Пруссии.

В ходе наступления 2 августа орудия 1-го дивизиона 142-й армейской пушечной артиллерийской бригады 33-й армии под командованием капитана П. П. Пелипаса произвели первый артиллерийский обстрел противника на немецкой земле — был открыт огонь по восточнопрусскому городу Ширвиндту. 17 августа первым к Восточной Пруссии северо-западнее Вилкавишкиса вышел 2-й батальон 297-го стрелкового полка 184-й стрелковой дивизии 5-й армии 3-го Белорусского фронта. Командиру батальона капитану Г. Н. Губкину за умелое руководство подразделениями и проявленные при этом большое мужество и отвагу было присвоено звание Героя Советского Союза.

На этом важном направлении вместе с советскими летчиками успешно действовал французский истребительный авиационный полк “Нормандия” под командованием майора Л. Дельфино.

Войска 2-го Белорусского фронта, продолжая наступление, в августе вышли на рубеж Августов, Острув-Мазовецка, а в сентябре на остроленковском направлении отбросили противника к реке Нарев. Продвинуться дальше пока им не удалось.

В полосе 1-го Белорусского фронта 2 августа гитлеровцы нанесли сильный контрудар по соединениям 2-й танковой и 47-й армий, действовавших под Варшавой. Но советские войска, заняв оборону, отбили этот натиск, стабилизировали положение, а затем возобновили наступательные действия. Бои день ото дня становились все напряженней, особенно на подступах к Праге и на пулавском и магнушевском плацдармах на Висле. Однако добиться существенного развития успеха при остром недостатке боеприпасов и усталости войск фронт не смог.

Достигнув рубежа Елгава, Добеле, Августов и рек Нарев и Висла, советские войска 29 августа 1944 г. успешно завершили Белорусскую стратегическую операцию. В последующем войска 1-го Белорусского фронта, действуя на территории Восточной Польши частью своих сил, захватили плацдармы на реке Нарев в районах Ружан и Сероцка. 14 сентября была освобождена Прага. Во время боев за Прагу особенно отличились войска 47-й армии, в составе которой действовали соединения Войска Польского — 1-я пехотная дивизия имени Тадеуша Костюшко и 1-я танковая бригада имени Героев Вестерплятте.

Белорусская операция явилась выдающимся событием не только Великой Отечественной войны, но всей второй мировой войны. В ходе ее была разгромлена группа армий “Центр”. Большой урон понесли также группы армий “Север” и “Северная Украина”. За время операции 17 вражеских дивизий и 3 бригады были полностью уничтожены, а 50 дивизий потеряли более половины своего состава. Гитлеровские генералы расценили это поражение как катастрофу. Чтобы остановить наступление советских войск и как-то стабилизировать свой фронт, вражеское командование было вынуждено перебросить в Белоруссию 46 дивизий и 4 бригады. Это привело к ослаблению сил вермахта на других участках советско-германского фронта, к ухудшению положения немецко-фашистских войск на западном фронте и в оккупированных странах. В то же время переброска столь крупных сил врага на белорусское направление облегчала наступление англо-американских войск во Франции.

В результате Белорусской операции были освобождены Белорусская ССР, часть Литовской и Латвийской ССР и восточные районы Польши. Немецко-фашистская группа армий “Север” оказалась изолированной в Прибалтике. Ликвидация белорусского выступа устранила угрозу флангового удара по войскам 1-го Украинского фронта с севера.

Наступая в полосе более 1100 км по фронту и продвинувшись на запад до 550 — 600 км, советские войска создали благоприятные предпосылки для наступления на львовско-сандомирском направлении, в Восточной Пруссии и последующего удара на варшавско-берлинском направлении.

Белорусская операция характерна умелым выбором направлений главных ударов фронтов и решительным массированием на них имевшихся сил и средств. Здесь было достигнуто дальнейшее совершенствование применения танковых и механизированных войск, артиллерии и авиации. Впервые за годы войны большая часть подвижных групп армий и фронтов была введена в сражение после прорыва тактической зоны обороны противника. Для поддержки атаки пехоты и танков на решающих участках двух фронтов был применен двойной огневой вал. С целью разгрома окруженных группировок противника наносились массированные удары авиации (особенно под Бобруйском).

Белорусская операция дала яркие примеры скоротечного окружения и уничтожения вражеских группировок силами как одного, так и нескольких фронтов, в том числе на большой оперативной глубине. При этом окружение и уничтожение противника осуществлялись как единый процесс, сочетавшийся с наступлением высокими темпами на внешнем фронте. В достижении успеха наступательных действий большую роль сыграла авиация. За период операции она совершила 153 тыс. самолето-вылетов. Такого размаха действий авиации не знала ни одна другая операция Великой Отечественной войны.

Предпринимая это крупное наступление, советское стратегическое руководство и командование фронтов искусно воспользовались неглубоким линейным расположением гитлеровских войск. Им удалось сосредоточить максимальные силы и средства для сокрушительного удара по противнику в тактической зоне с целью прорыва вражеского фронта на нескольких участках. В результате непрерывного стремительного наступления, темпы которого на первом этапе операции достигали 25 — 30 км в сутки, немецко-фашистское командование оказалось не в состоянии отразить мощные удары советских войск.