Вторая мировой война: развитие наступления германских войск. Вступление Италии в войну

После окончания боевых действий под Дюнкерком немецко-фашистское командование начало вторую стратегическую операцию во Франции. Директива ОКБ № 13 от 24 мая 1940 г. определила замысел и основные этапы предстоящей операции. 31 мая 1940 г. генеральный штаб сухопутных сил направил в войска директиву, содержащую план операции под кодовым названием «Рот».

В ней указывалось, что замысел верховного командования заключается в том, чтобы в операции, «следующей как можно скорее за боями в Артуа и во Фландрии, уничтожить оставшиеся силы союзников во Франции», стремительным наступлением сломать фронт противника, спешно сооруженный южнее рек Сомма и Эна, быстрым прорывом в глубину лишить его возможности организованного отступления или создания тылового оборонительного рубежа.

В соответствии с директивой ОКХ план операции «Рот» предусматривал организацию наступления в три этапа. Первый этап — наступление правого фланга группировки немецких армий от побережья до Уазы; второй этап — нанесение главного удара основными силами между Парижем и Аргоннами в юго-восточном направлении с целью разгрома французской армии в треугольнике Париж, Мец, Бельфор и выхода в тыл линии Мажино; третий — проведение вспомогательного удара с целью прорыва линии Мажино между Сент-Авольдом и Сааргемюндом.

Согласно этой директиве была осуществлена перегруппировка немецких войск во Франции. Группа армий «Б» под командованием генерал-полковника Бока в составе 4, 6 и 9-й армий (48 дивизий, из них 6 танковых и 4 моторизованные, и 2 моторизованные бригады) заняла позиции от побережья по Сомме, каналу Уаза — Эна до реки Эна. В задачу группы армий входило: с рубежа реки Сомма наступать в южном направлении и захватить Гавр и Руан на Сене, левым флангом занять южный берег канала Уаза — Эна и выйти на линию южнее Суассона, Компьеня, обеспечивая нанесение главного удара.

В составе войск генерала Бока находился 15-й танковый корпус Гота, который должен был наступать с плацдарма у Абвиля к устью Сены, и танковая группа Клейста (16-й танковый и 14-й моторизованный корпуса), имевшая задачу вести наступление восточнее Парижа и захватить переправы на Марне.

Группа армий «А» под командованием генерал-полковника Рундштедта в составе 2, 12 и 16-й армий (45 дивизий, из них 4 танковые и 2 моторизованные) занимала фронт по реке Эна и далее на восток до границы с Люксембургом и должна была нанести удары по обе стороны Реймса в общем направлении на Бар-ле-Дюк, Сен-Дизье. Для усиления войск Рундштедта была сформирована танковая группа генерала Гудериана (39-й и 41-й танковые корпуса), которая должна была действовать в направлении плато Лангр, заходя в тыл линии Мажино.

Группа армий «Ц» (20 пехотных и 4 крепостные дивизии) под командованием генерал-полковника Лееба занимала позиции по линии Зигфрида и Рейну в готовности к прорыву линии Мажино.

Военно-воздушным силам ставилась задача обеспечить господство в воздухе, оказать непосредственную поддержку сухопутным войскам, сорвать попытки противника создать способные к сопротивлению группировки сил.

18-я армия (4 пехотные дивизии) дислоцировалась в районе Дюнкерка, обеспечивая оборону побережья. В ходе операции «Рот» планировался ввод этой армии в сражение для наращивания сил наступления. В резерве главнокомандования сухопутных войск оставалось 19 пехотных дивизий.

Всего для операции «Рот» было развернуто 140 дивизий, из них 10 танковых, и 2 моторизованные бригады.

После того как союзные войска потерпели сокрушительное поражение в Бельгии и Северной Франции, французское командование располагало ограниченными силами для отражения нового наступления вермахта. У Вейгана оставалась 71 дивизия. Но эти соединения были ослаблены в боях, имели большой некомплект личного состава и вооружения. В четырех танковых дивизиях было по 50 — 80 танков. Из войск, эвакуированных через Дюнкерк и возвращенных во Францию, формировались дивизии сокращенного состава.

На фронте 400 километров — от устья Соммы до линии Мажино — располагались две французские группы армий в составе 49 дивизий; 3-я группа армий генерала Бессона в составе 10,7 и 6-й армий занимала оборону от побережья до Невшателя. В составе войск Бессона действовали под командованием генерала А. Брука два английских соединения: 51-я шотландская дивизия, переброшенная с линии Мажино, и 1-я бронетанковая дивизия, прибывшая из Англии. Позиции по реке Сомма были оборудованы недостаточно прочно. Попытки ликвидировать немецкие плацдармы на южном берегу Соммы в районах Абвиля, Амьена и Перонна успеха не имели.

От Невшателя до линии Мажино оборону занимали 4-я и 2-я армии, которые накануне немецкого наступления были объединены в группу армий под командованием генерала Хюнтцигера (4-я группа).

2-я группа армий генерала Г. Претела в составе 3, 5 и 8-й армий держала оборону на линии Мажино, где оставалось всего 17 дивизий. Несмотря на понесенные потери, Франция еще сохранила значительное количество боевых самолетов. По данным главнокомандующего французскими ВВС, даже после окончания боевых действий во Франции находилось 1025 самолетов. Но командование ВВС не приняло мер к использованию в боях всего самолетного парка. Генерал Жорж указывал, что в интересах фронта могли действовать не более 420 истребителей.

25 мая французский главнокомандующий генерал Вейган на заседании военного комитета изложил план обороны в случае немецкого наступления. Вейган считал, что необходимо встретить противника на рубеже обороны, проходящем вдоль рек Сомма и Эна, прикрывая Париж и центральные районы Франции. Он дал указание о создании оборонительных укреплений, опираясь на которые войска должны были стойко держать свои позиции в случае окружения. План Вейгана, основываясь на старой идее сплошного непреодолимого фронта, на первый взгляд предусматривал упорную оборону. Но каких-либо решительных действий, в случае прорыва противника в Центральную Францию, планом не предусматривалось.

Жесткая оборона имела смысл, если бы выигранное время использовалось для проведения крупных мероприятий по усилению отпора врагу, и в первую очередь для мобилизации народных масс на защиту страны, консолидации национальных сил.

План Вейгана исключал мобилизацию народных масс для обороны страны и уже поэтому был порочен. План не предусматривал на случай отъезда правительства в Северную Африку принятия мер для продолжения борьбы с гитлеровскими захватчиками на базе материальных и людских ресурсов колоний. Представители военной и гражданской администрации в Северной Африке, Леванте, во Французской Экваториальной и Западной Африке докладывали правительству о возможности продолжения войны с фашистской Германией, подчеркивая, что они рассчитывают не только на войска, но и на поддержку местного населения.



На 20 мая в Северной Африке находилось 10 французских дивизий. Они могли бы послужить костяком для формирования новых соединений армии, которая продолжила бы войну с вермахтом. Наличие сильного флота давало возможность развернуть подготовку к эвакуации войск и вооружения из Франции в Северную Африку, в том числе не менее 500 тыс. резервистов. Правительство республики располагало золотым запасом, вывезенным из Французского банка в США, Канаду и на остров Мартиника, который мог пойти на оплату закупок вооружения. Уже были заключены контракты на поставку оружия из США. Однако ни правительство, ни генеральный штаб своевременно не рассмотрели вопрос о перспективах ведения войны с Германией, а генерал Вейган отвергал все предложения о возможном продолжении войны вне территории Франции. План Вейгана создать жесткую оборону на рубежах рек Сомма и Эна не имел реальных перспектив на успех. Рано или поздно под натиском превосходящих сил противника наспех созданная оборона должна была рухнуть. Вейган вопреки своим приказам сам не верил в возможность длительного сопротивления, искал пути к капитуляции. «Но так как ответственности за нее брать на себя он не хотел, то его действия свелись к тому, чтобы склонить к капитуляции правительство», — отмечал в мемуарах генерал де Голль.

Вейган и Петэн, опираясь на пораженцев в правительстве, настойчиво проводили линию на капитуляцию. После изменений в кабинете Рейно, произведенных 5 июня, пораженческая группа Петэна усилила свои позиции. Правда, в состав правительства на пост заместителя министра национальной обороны был назначен генерал де Голль, считавшийся сторонником решительных действий в войне против Германии. Но де Голль, только недавно получивший звание бригадного генерала, не имел тогда большого авторитета в армии и в политических кругах. Назначение его должно было успокоить тех французских и английских политических деятелей, которые были встревожены капитулянтской политикой Петэна и Вейгана.

На рассвете 5 июня немецкая авиация нанесла первые мощные удары по обороне французских войск на Сомме. Вслед за этим в общее наступление перешли немецко-фашистские войска группы армий «Б». Танковый корпус Гота, действуя с плацдарма у Абвиля, наносил удар в общем направлении на Руан. Танковая группа Клейста, наступающая с плацдармов у Амьена и Перонна в полосе 6-й армии, должна была прорвать оборону французов и продвигаться на Бове и Санлис. Немецко-фашистские войска встретили упорное сопротивление французских пехотинцев и артиллеристов, которые дрались мужественно и стойко. В первый день наступления танковая группа Клейста не смогла прорвать оборону 7-й французской армии генерала О. Фрера. Наступление немцев с плацдарма в районе Абвиля проходило успешнее. Дивизии Гота продвинулись за сутки почти на 10 км, а 6 июня они прорвали оборону 10-й французской армии генерала Р. Альтмейера. Немецкие танки, отбив контратаку 1-й английской бронетанковой дивизии, рассекли армию Альтмейера, прижали ее левый фланг к морю. Восточное крыло 10-й французской армии отступало к Сене. 8 июня танковые части Гота вышли в район Эльбёфа (юго-восточнее Руана).

6 июня, когда развернулось немецко-фашистское наступление, Центральный Комитет Французской коммунистической партии, которая находилась в подполье, обратился к правительству с предложением организовать оборону Парижа силами вооруженного народа. В этом документе говорилось: «Коммунистическая партия будет рассматривать сдачу Парижа фашистским захватчикам как измену. Она считает организацию обороны Парижа первостепенным национальным долгом. Для этого необходимо:

1. Изменить характер войны, превратив ее в народную войну за свободу и независимость родины.

2. Освободить депутатов-коммунистов и активных работников коммунистической партии, а также десятки тысяч заключенных в тюрьмы и интернированных рабочих.

3. Немедленно арестовать вражеских агентов, которыми кишат парламент, министерства и даже генеральный штаб, подвергнув их суровому наказанию.

4. Эти первые мероприятия вызовут всенародный энтузиазм и позволят создать массовое ополчение, о чем следует объявить немедленно.

5. Вооружить народ и превратить Париж в неприступную крепость».

Правительство Рейно, боявшееся своего народа больше, чем немецких захватчиков, отказалось принять предложение коммунистов.

Успехи немецко-фашистских войск на руанском направлении облегчили наступление 6-й армии генерала Рейхенау, которая теснила 7-ю французскую армию и продвигалась на Компьень. 9-я армия немцев форсировала реку Эта у Суассона и вынудила отступить левый фланг 6-й французской армии генерала Тушона. Под натиском немецких танковых и моторизованных соединений слабая оборона французов на Сомме рухнула. Французское командование срочно приступило к созданию новой линии фронта от устья Сены до Понтуаза на реке Уаза, далее через Санлис к рубежу реки Урк. Северо-западнее столицы выдвигалась Парижская армия.

После крупных успехов наступления группы армий «Б» командование вермахта получило возможность развивать дальше операцию «Рот».

9 июня от Суассона до Арденн на фронте 150 км перешла в наступление группа армий «А». В первый же день немецкие войска форсировали реку Эна в районе Ретеля и создали плацдарм. В сражение была введена танковая группа Гудериана, которая, выйдя на оперативный простор, должна была стремительно продвигаться в южном направлении на плато Лангр, обходя с запада французские войска на линии Мажино. Французское командование предприняло контрудар силами трех резервных дивизий. Но попытка организовать активное противодействие противнику не увенчалась успехом. Контрудар лишь на некоторое время задержал продвижение немецких войск.

10 июня в войну против Англии и Франции решила вступить фашистская Италия.

Муссолини боялся опоздать к дележу добычи, которую сулила ему скорая победа, и спешил начать военные действия, дождавшись наконец момента, когда Франция оказалась на пороге полного разгрома. «...Мне надо лишь несколько тысяч убитых, чтобы сесть как участнику войны за стол мирной конференции», — цинично заявил Муссолини начальнику генерального штаба Италии маршалу П. Бадольо.

Италия сосредоточила против Франции группу армий «Овеет» («Запад») под командованием наследника престола принца Умберто, в состав которой входили 4-я армия, занявшая северный участок фронта от Монте-Роза до Монт Гранеро, и 1-я армия, занявшая участок от Монт Гранеро до моря. Всего в группе армий «Запад» насчитывалось 22 дивизии (325 тыс. солдат и офицеров, около 3 тыс. орудий, более 3 тыс. минометов). Кроме того, предполагалось в дальнейшем ввести в действие 7-ю итальянскую армию и отдельные танковые дивизии.

Французская альпийская армия генерала Р. Ольри, развернутая на франко-итальянской границе, значительно уступала в силах итальянской группировке. Она имела в своем составе 6 дивизий. Всего в армии насчитывалось 175 тыс. человек. Но французские войска занимали выгодные, оборудованные в инженерном отношении оборонительные позиции. Итальянские же дивизии были сосредоточены в узких горных долинах, где их нельзя было развернуть.

В случае войны с Италией союзники согласно ранее разработанным планам должны были атаковать ее военно-морские базы и промышленные центры, заставить итальянский флот выйти в открытое море и нанести ему поражение. Однако, как только Италия объявила войну Англии и Франции, верховный совет союзников принял решение воздержаться от проведения крупных операций против Италии из-за недостатка сил.

Итальянское командование вначале также воздерживалось от активных боевых действий. Итальянская авиация метрополии — всего около 1870 боевых самолетов совершала лишь воздушные налеты на Бизерту, Тулон и некоторые аэродромы, используя в операции ограниченные силы. Ответной мерой союзного командования явился обстрел кораблями французского флота военно-промышленного района Генуи. Английская авиация бомбила нефтяные резервуары близ Венеции. На сухопутном театре велась артиллерийская перестрелка и происходили стычки патрулей. «Можно было ожидать продолжительного и ожесточенного сражения за наши коммуникации, — писал французский адмирал Р. Бело, — но, в конце концов, происходила какая-то «странная война».

11 июня в Бриаре состоялось заседание верховного совета союзников, на которое с английской стороны прибыли Черчилль, Идеи, Исмей и Дилл. С французской стороны на нем присутствовали Рейно, Петэн, Вейган, Жорж и де Голль.

Английская делегация понимала, что французское правительство склоняется к капитуляции. Черчилль все еще пытался продлить сопротивление французской армии. Он обещал увеличить численность английских войск во Франции, всячески поддерживал надежды французов на помощь США и даже говорил о возможности партизанской войны во Франции, но решительно отверг предложение об увеличении числа самолетов английской авиации, участвовавшей в битве за Францию.

Вейган докладывал о военной обстановке. Нарисовав безысходную картину создавшегося военно-стратегического положения, он утверждал, что не может влиять на ход боевых действий, ибо не имеет резервов, и, если оборона рухнет, он не видит возможности продолжать организованную борьбу и помешать захвату всей французской территории. Заседание происходило в угнетающей атмосфере взаимных претензий. Как отметил в мемуарах де Голль, «каждый из участников совещания отныне действовал не в качестве партнера в игре, которая ведется сообща, а как человек, ориентирующийся только на себя и ведущий игру в своих личных интересах».

12 и 13 июня в Канже близ Тура происходило заседание французского правительства. Два дня обсуждался, по существу, один вопрос: о возможности перемирия с гитлеровской Германией. На этом заседании Вейган открыто потребовал капитуляции. Он настойчиво доказывал членам правительства, что продолжение борьбы приведет страну к массовым беспорядкам, и запугивал правителей Франции угрозой революции: «Если не будет сделан немедленно запрос о перемирии, беспорядки охватят армию, население и беженцев. В этом случае перемирие будет бесцельным, свершится самое худшее». Вейган пошел на явную ложь, заявив, что коммунисты подняли восстание в Париже и Торез уже находится в президентском дворце. Требование Вейгана о прекращении военных действий поддержал Петэн. Доказывая необходимость капитуляции, Петэн заявил, что правительство должно остаться во Франции. Пораженцы боялись, что некоторые члены правительства и парламента, покинув страну, могут создать эмигрантское правительство. Это могло помешать сговору капитулянтов с Гитлером.

Положение на фронте было катастрофическим. 12 июня на западном участке оборонительной позиции перед Парижем противник форсировал Сену. На востоке южнее рубежа реки Марна немецкие войска достигли Монмирайа. В Шампани неудержимо продвигались на юг танковые соединения группы армий Рундштедта.

С согласия правительства Вейган объявил Париж открытым городом и отдал приказ сдать врагу столицу без боя.

Утром 14 июня гитлеровские войска вступили в Париж. Над правительственными зданиями были подняты флаги с фашистской свастикой. Огромный город опустел. Три четверти населения покинуло его. Число беженцев в стране достигло 6 млн. Жители городов и сел устремились на юг, спасаясь от гитлеровской оккупации. Нескончаемым потоком они двигались по дорогам Франции. Ни гражданские, ни военные власти не приняли мер, чтобы внести какой-то порядок в это стихийное движение.

На фронте организованное сопротивление французских войск было сломлено. В соответствии с директивой Вейгана французские армии начали общее отступление, стремясь выйти из-под ударов немецко-фашистских войск и занять линию Кан (на побережье Ла-Манша), Тур, Средняя Луара, Кламси, Дижон, Доль.

Верховное главнокомандование вермахта с отступлением французских войск от Парижа без боя и отходом из крепостного района Эпиналь, Мец, Верден уточнило задачи войск по развитию операции «Рот». Оно намеревалось помешать созданию нового фронта обороны и завершить уничтожение основных сил французских войск. Немецкие армии на левом крыле фронта должны были наступать на Орлеан и захватить Шербур, Брест, Лориан и Сен-Назер. Танковые группы, действующие в центре, получили задачу ускорить продвижение к плато Лангр и далее к реке Луаре.

Под натиском фашистских войск французские армии отступали, теряя управление, не успевая закрепиться на каком-либо рубеже. Танковая группа Клейста достигла Сены северо-западнее Труа и продолжала наступление в направлении Лиона. 17 июня она захватила Дижон. Танковая группа Гудериана продолжала глубокий обход линии Мажино, отрезая французские войска в Эльзасе и Лотарингии. 15 июня войска Гудериана взяли старую французскую крепость Лангр. На следующий день был захвачен Гре, а 17 июня — Безансон. Немецкие танки достигли швейцарской границы у Понтарлье.

С 15 июня местопребыванием французского правительства стал Бордо. Петэн и сгруппировавшиеся вокруг него пораженцы развернули бурную деятельность, добиваясь капитуляции Франции. Они «обрабатывали» колеблющихся членов правительства и парламентариев, склоняя их на свою сторону. Премьер Рейно, уступая капитулянтам, тянул с окончательным решением. Он понимал, что правительство рейха не примет его кандидатуру для переговоров. Капитуляция означала для него конец политической карьеры.

Накануне Рейно отправил телеграмму президенту США Рузвельту, в которой он умолял спасти Францию. «Единственный шанс на спасение французской нации... состоит в том, чтобы бросить сегодня же на весы мощь американской силы», — писал Рейно. Но было уже поздно. В это время английское правительство приняло решение больше не направлять во Францию какие-либо грузы и срочно эвакуировать в метрополию еще оставшиеся во Франции британские войска. 15 июня Дилл напвавил Вейгану телеграмму, в которой уведомлял его, что войска генерала Брука выведены из подчинения французского командования.

Английские правящие круги теперь были уже заняты вопросом о судьбе «французского наследства». Крушение Франции, являвшейся второй колониальной державой в мире, оставляло «без хозяина» обширные владения. Возникла реальная угроза захвата фашистской Германией если не всех французских колоний, то некоторых из них, в первую очередь Северной Африки. Черчилль боялся такой перспективы. По его мнению, лучшим вариантом в создавшейся обстановке было формирование эмигрантского французского правительства, которое номинально осуществляло бы управление империей, предоставив Англии фактический контроль над колониями Франции.

Серьезную тревогу у английского правительства вызывало будущее французского военно-морского флота. На чьей стороне он примет участие в войне? Ответ на этот вопрос имел огромное значение. Захват Германией французского флота изменил бы соотношение сил на море, а это усилило бы угрозу Англии. Вот почему английское правительство, отвечая на запрос Рейно относительно перемирия, сообщило, что согласится на это только в том случае, если флот Франции будет немедленно направлен в порты Великобритании.

16 июня правительство Англии предприняло последнюю попытку удержать Францию от капитуляции. Черчилль предложил объединить два государства в «нерасторжимый франко-британский союз» с единой конституцией, общим гражданством, общим правительством и общим парламентом. Проект отражал интересы Великобритании. «Слияние государств» давало возможность Англии использовать ресурсы французской империи и ее военно-морской флот в войне против Германии.

Для французских политических деятелей было совершенно очевидно, что в «едином англо-французском государстве» Англии как более сильному союзнику будет принадлежать руководящая роль. К тому же англо-французский союз означал бы продолжение войны с фашистскими государствами, а это не соответствовало интересам той части французской буржуазии, которая верила в окончательную победу гитлеровской Германии.

Капитуляция перед Германией означала потерю независимости Франции. Но французская реакционная верхушка была готова пойти на это, рассчитывая на выгодное сотрудничество с германскими монополиями после войны. Проект Черчилля был отвергнут. Рейно подал в отставку. 16 июня Петэн сформировал новое правительство.