Вторая мировой война: военно-политическая обстановка после поражения англо-французской коалиции

Неожиданно быстрое поражение Франции, а следовательно, и англофранцузской коалиции застало Англию врасплох. Она была практически не готова к отражению угрозы, нависшей теперь над ее собственной территорией — Британскими островами.

Из 55 дивизий, которые английское командование намечало иметь к концу ноября 1941 г., в июле 1940 г. 44 значились как «существующие», но в действительности 7 из них только еще формировались (3 английские пехотные дивизии, 2 канадские, 2 австралийские). Многие соединения не имели штатного вооружения, а некоторые находились за пределами Англии. Эвакуированные из Дюнкерка дивизии, основательно потрепанные в боях, не представляли серьезной боевой силы. В июне — июле 1940 г. английское командование могло использовать для защиты метрополии всего 26 дивизий.

Выпуск вооружения в Великобритании, хотя потребность в нем была велика, рос медленно. После Дюнкерка резервного вооружения, которым располагали английские сухопутные силы метрополии, едва хватило бы для оснащения двух дивизий. На территории страны в строю было всего 217 танков.

Не намного лучше обстояло дело с самолетным парком в военно-воздушных силах: в боевой готовности находилось всего 446 современных истребителей, бомбардировочная авиация в июле 1940 г. насчитывала 491 самолет, пригодный к боевому применению. Из этого числа только 376 были укомплектованы экипажами.

Командование ПВО развернуло к июлю 1940 г. 7 дивизий, которые состояли из зенитно-артиллерийских, прожекторных частей, подразделений воздушных заграждений. Дивизиям подчинялись наблюдательные посты службы оповещения и радиолокационные станции, расположенные вдоль восточного побережья Англии. Истребительная авиация и группы аэростатов заграждения организационно не входили в состав дивизий ПВО, подчиняясь своим собственным командованиям. Уязвимой стороной английской противовоздушной обороны являлся недостаток зенитной артиллерии. Дивизии ПВО имели на вооружении лишь немногим более половины штатной численности зенитных орудий крупного калибра и менее одной трети — орудий малого калибра.

Значительной силой, способной дать отпор противнику, оставался английский военно-морской флот, который по своей численности превосходил флот Германии. Однако опыт норвежской операции показал, что, обеспечив господство в воздухе, немецко-фашистское командование получало возможность сковывать действия военно-морского флота противника в прибрежных районах.



Таким образом, после Дюнкерка Англия потеряла всех своих европейских союзников, чьими силами она рассчитывала вести войну на суше. К тому же ее собственная армия на какое-то время, по выражению Лиддел Гарта, оказалась в состоянии «обнаженного бессилия». Более того, возникла новая угроза — вступление в войну на стороне Германии вишистской Франции, военно-морской флот которой мог стать грозной силой в войне против Англии.

Поражение Франции резко снизило возможности Великобритании защитить от агрессора свои колониальные владения. Державы оси развернули наступление на флангах британской империи: Италия — в Средиземном море, Восточной Африке, Япония — в Юго-Восточной Азии. Отказавшись от создания общего фронта сопротивления фашистским агрессорам накануне войны, Англия оказалась теперь перед опасной перспективой непосредственного столкновения с военной машиной рейха.

Летом 1940 г. главные надежды правительства Черчилля, пришедшего к власти 10 мая, были связаны с вовлечением США в войну против Германии. В Вашингтоне это понимали. Правительство Рузвельта, оттягивая решение вопроса о вступлении в войну, тем не менее оказывало Великобритании некоторую поддержку. В июне 1940 г. вооруженным силам Англии была передана партия устаревшего американского оружия: более 500 тыс. винтовок, 22 тыс. пулеметов, 895 полевых пушек, 55 тыс. автоматов. «Соединенные Штаты Америки, — писал Лиддел Гарт, — могли подкачать воздуха», чтобы как-то удержать Англию «на плаву», однако это позволяло лишь тянуть время, но не предотвратить развязку».

Многие официальные лица в США первоначально относились отрицательно к расширению помощи Великобритании, считая ее положение безнадежным. В июле 1940 г. комитет начальников штабов США высказался против принятия военных обязательств, выходивших за рамки задач обороны Западного полушария. Правящие круги США соглашались предоставлять помощь лишь на условиях значительных уступок, которые бы обеспечили проникновение американского империализма в страны британской колониальной империи. Один из лидеров английской компартии — Р. Палм Датт писал, что правительство Черчилля в то время стояло «перед выбором между соглашением с германским капиталом за известную цену или соглашением с американским капиталом, тоже за известную цену».

Над Англией нависла угроза полного поражения. Это сознавало английское правительство. «В 1940 г., — говорил впоследствии Черчилль, — армия вторжения, примерно 150 тыс. отборных солдат, могла бы произвести огромное опустошение в нашей среде». Английское правительство готовилось к эвакуации в Канаду. В стране оживилась деятельность «пятой колонны», различных профашистских организаций. Однако они не пользовались значительным влиянием в Англии. Большую опасность представляли «мюнхенцы» — сторонники сговора с фашистской Германией, занимавшие высокие государственные посты и связанные с монополистическим капиталом. Чемберлен, Галифакс, Вуд и другие «мюнхенцы» все еще входили в состав кабинета Черчилля и в критической обстановке могли не только оказать влияние на правительство, но и навязать ему свои решения. Черчилль писал Рузвельту 20 мая 1940 г.: «...я не могу отвечать за моих преемников, которые в условиях крайнего отчаяния и беспомощности могут оказаться вынужденными выполнить волю Германии».

28 мая, в день капитуляции бельгийской армии, министр иностранных дел лорд Галифакс и лидер консервативной партии Чемберлен заявили о необходимости запросить у Муссолини сведения о германских условиях мира. Это предложение было отклонено Черчиллем.

В начале июня 1940 г. перед встречей Гитлера и Муссолини в Мюнхене (17 — 18 июня) заместитель министра иностранных дел Англии Р. Батлер в беседе с послом Швеции в Англии Б. Прютцем откровенно заявил, что считает необходимым заключить мир и найти компромисс с Германией. Р. Батлер подчеркнул, что министр иностранных дел Галифакс разделяет его точку зрения. После этой встречи Прютц послал срочную шифровку в Швецию, в которой говорилось, что «часть английского правительства стремится к миру с Германией». Поэтому не случайно Риббентроп на встрече в Мюнхене заявил Чиано, что Лондон уже установил доверительный контакт с Берлином через Швецию.

Позиция лондонских «мюнхенцев» отвечала интересам гитлеровской Германии. Фашистское руководство больше устраивала «почетная» капитуляция Англии, нежели ее военный разгром. «Если мы разгромим Англию, — заявил Гитлер, — вся Британская империя распадется. Но Германия ничего от этого не выиграет. Разгром Англии будет достигнут ценой немецкой крови, а пожинать плоды будут Япония, Америка и др.». Гитлеровцы учитывали и то, что штурм Британских островов отнял бы у вермахта значительные силы, предназначенные для решения главной военно-политической задачи — агрессии против СССР. Заключение «почетного» мира давало Германии еще одно преимущество: Гитлер надеялся таким путем нейтрализовать Соединенные Штаты. В конечном счете судьбу Англии и Британской империи в целом должен был, по его расчетам, решить разгром Советского Союза.

Эти тайные замыслы Гитлера и его приближенных не мешали им активно вести приготовления к вторжению на Британские острова. Они стремились терроризировать английский народ, оказать давление на тех государственных и общественных деятелей Великобритании, которые выступали за сопротивление агрессору.

Но на защиту страны поднялся весь трудовой народ Англии. Лозунг коммунистической партии «Мюнхенцы» должны уйти!» был активно поддержан многочисленными низовыми профсоюзными организациями. Трудящиеся вступали в отряды самообороны. В июле 1940 г. в них насчитывалось более 1 млн. человек. Рабочие военных заводов подчас трудились по 12 часов в сутки.

К осени 1940 г. правительство Черчилля, используя патриотический подъем народных масс, получило возможность увеличить производство вооружения. Резко возрос выпуск самолетов-истребителей. Вместо запланированных в июне — августе 903 истребителей было произведено 1418,. то есть в полтора раза больше.

Однако для укрепления обороны страны и ликвидации угрозы вторжения немецко-фашистских войск на Британские острова еще требовалось время, и немалое. Лишь непосредственная подготовка гитлеровской Германии к нападению на СССР, развернувшаяся в глубокой тайне летом 1940 г., принесла Англии спасительную передышку.