Термидорианский переворот

Понятие «термидор» ассоциируется с угасанием периода революционной романтики. В то же время, Термидорианский переворот во Франции был просто необходим стране, уставшей от в буквальном смысле убийственной энергии идейных вождей.

Комитет общественного спасения во главе с Робеспьером сделал немало для преодоления феодальных пережитков, построения нового гражданского общества, стабилизации ситуации на фронтах, преодоления экономического кризиса. Но, действуя ради великой цели, монтаньяры стали неразборчивы в средствах. Крестьяне выступали против принудительных работ на государство и реквизиций, буржуазия хотела больших свобод в промышленности и торговле, которые сильно ограничивались государством, а также опасалась слишком серьезного сближения власти с рабочими.

Парижский политикум устал бояться гильотины, которая грозила едва ли не всем без исключения депутатам Конвента. Кто‑то мог оказаться «эбертистом», кто‑то – «дантонистом». Результат был один и тот же – скорый суд и гильотина. В итоге со временем сложилась широкая коалиция представителей разных политических направлений – Фуше, Колло д’Эрбуа, Барер, Карно, Баррас, Тальен, – которая выступала против тирании Робеспьера и осмеливалась даже противиться ему в Комитетах общественного спасения и безопасности.

Уже 1 флореаля (20 апреля) член Комитета общественного спасения Билло‑Варренн выступил в Конвенте с речью, полной нападок на Робеспьера. В том же месяце другой влиятельный член Комитета Карно во время делового спора бросил Сен‑Жюсту и Робеспьеру обвинение в стремлении к диктатуре. В Комитете общественного спасения лишь два человека оставались сторонниками лидера государства. 3 прериаля на Робеспьера было совершено покушение, на следующий день еще одно. Во время затеянного Неподкупным (таково было прозвище Робеспьера) празднования Дня «верховного существа» (некоей новой революционной религии), когда Робеспьер выполнял роль своеобразного жреца, в хоре приветствий послышались угрозы и оскорбления.



Неистовый Максимилиан сам перешел в наступление. 22 прериаля Кутон провел составленный им и Робеспьером декрет о реорганизации Революционного трибунала. Предварительный допрос обвиняемых упразднялся, как и институт защитников в суде. Понятие «враг народа» подлежало весьма расширенному толкованию. Этот декрет был представлен Конвенту без предварительного обсуждения в Комитете. В ночь с 10 на 11 мессидора Робеспьер после бурной сцены в Комитете общественного спасения покинул заседание и с 15 мессидора ни разу не появился в Комитете.

8 термидора фактический глава государства произнес пламенную речь в Конвенте, в которой обрушился на заговорщиков, обвиняя их в предательстве дела революции и требуя их наказания. Вечером противников Робеспьера изгнали из Якобинского клуба. Чувствуя, что жизнь их висит на волоске, заговорщики решили немедленно перейти к решительным действиям. Всю ночь они проводили конспиративные совещания.

Переворот начался 9 термидора (27 июля 1794 г.). В полдень в Конвенте выступил Сен‑Жюст. Он явно вел свой доклад к решающей точке – предложению арестовать противников. Но в какой‑то момент его прервал Тальен. В зале поднялся шум. Тальен и Билло‑Варренн с трибуны открыто обвинили Робеспьера в тирании. Председатель собрания Колло д’Эрбуа отказался дать ему слово. Было принято решение об аресте Сен‑Жюста и Кутона, позже был арестован и Робеспьер.

Узнав о случившемся, Коммуна и Национальная гвардия решили защищать своих кумиров, санкюлоты вышли на улицы. Якобинский клуб объявил свои заседания непрерывными. Коммуна обратилась к парижанам с призывом к восстанию. Гвардейцы освободили Робеспьера и других арестованных. Они прибыли в здание Коммуны. Созданная здесь Исполнительная комиссия составила обращение к народу и армии.

Но «вожди нации» колебались и не нанесли решающего удара. Люди на улицах некоторое время ждали приказа, но когда пошел проливной дождь, площадь начала пустеть. В это время противники Робеспьера действовали решительно. Руководство переворотом было передано смелому и столь же алчному Баррасу. Термидорианцы вооружили буржуазные районы Парижа и объявили Робеспьера и его сторонников вне закона. В третьем часу ночи, вследствие предательства ряда солдат гвардии, колонне термидорианцев удалось ворваться в здание Коммуны. Робеспьер пытался застрелиться, но лишь раздробил себе челюсть, его брат выпрыгнул в окно, Сен‑Жюст спокойно ждал, когда его арестуют. На следующий день, 10 термидора, Робеспьер, Сен‑Жюст, Кутон, Робеспьер‑младший и их сподвижники – как живые, так и мертвые – были гильотинированы на Гревской площади. Так закончилась Великая французская революция.

Отправив Робеспьера на эшафот, термидорианцы заверяли общество, что спасают революцию от тирана. И действительно, многие из вождей переворота поначалу не собирались отказываться от курса, взятого их предшественниками, но все большее влияние приобретали выразители интересов крупной буржуазии, умеренные в стратегии, однако решительные в тактике. Комитет общественного спасения был лишен власти, Парижская коммуна упразднена, а большинство ее членов отправлены на гильотину. Были отменены репрессивные законы против контрреволюционеров. Лидеры умеренных термидорианцев – Тальен, Баррас, Фрерон – нашли общий язык с жирондистами, которые возвращались из тюрем в Конвент. Амнистия освободила тысячи политзаключенных. В то же время почувствовали себя значительно спокойнее спекулянты, казнокрады и взяточники. Да и сами термидорианцы, вопреки всей идеологии гражданской доблести, увлеклись погоней за роскошью и наслаждениями. В ноябре 1794 г. бандой мюскаденов – представителей новой «золотой молодежи» – был разгромлен Якобинский клуб. В том же месяце был снят арест на имущество «врагов революции». Был отменен максимум цен и полностью восстановлена свобода торговли.

В жерминале (в начале апреля 1795 г.) правительство жестоко подавило выступление рабочей бедноты Парижа. Однако в вандемьере (октябре 1795 г.) новая власть так же решительно расправилась с поднявшими было голову роялистами, четко указав им на то, что революцию в стране они считают благом и отказываться от основных ее завоеваний не собираются. Однако 26 октября 1795 г. Конвент был распущен. Его место заняли Директория (правительство из 5 директоров), Совет пятисот и Совет старейшин.

На внешних фронтах термидорианцам сопутствовал успех. В 1795 г. мир был поочередно подписан с Пруссией, Голландией, Испанией. Получив, по сути, признание своих естественных границ, Франция стала могущественнейшим государством в Европе.