Восстание Бар-Кохбы

Самой ожесточенной войной, которую вел Адриан, была Вторая иудейская война. В 130 г. в разрушенном еще в Первую войну Иерусалиме рядом с лагерем легионеров римляне основали колонию Элиа Капитолина для эллинизированных поселенцев. Это, а также строгай запрет на обрезание под страхом смертной казни вызвало новую волну ненависти со стороны еврейского населения. Сигналом к восстанию послужил отъезд императора из Иудеи летом 132 г.

В отличие от почти стихийного восстания в конце правления Траяна этим восстанием руководил умелый предводитель Симон бен Косеба, принявший имя Бар‑Кохба (в переводе – «Сын звезды») и выдававший себя за мессию. Говоря о себе, вождь повстанцев цитировал изречение из Ветхого Завета: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава…». Бар‑Кохба представлен в Талмуде в виде необыкновенно сурового, авторитарного и нередко вспыльчивого человека.

Бар‑Кохбу поддержала в основном палестинская беднота. Иудейское жречество не признало его и дало ему презрительную кличку Бар‑Козба – Сын лжи. Зато огромное значение для восстания имел тот факт, что его поддержал повсеместно признанный духовный вождь еврейства рабби Акиба. Восстание превратилось в фанатичную религиозную войну. Она велась со стороны евреев партизанскими методами, волнения распространились и на Египет.



Сразу после того как уехал Адриан, повстанцы захватили несколько городов и укрепили их, возведя стены и прорыв подземные ходы. Им удалось взять Иерусалим, хотя центром восстания был не этот город, а Бетар. Легенда рассказывает о лидере восстания как о человеке, который управлял не только армией, но и всей экономикой захваченного региона, вникая в мельчайшие подробности управления. Для поддержания дисциплины он прибегал к наказаниям, не делая исключений даже для своих виднейших военачальников. Он чеканил свою монету, на которой титуловал себя князем Израиля.

Палестинские христиане на первых порах примкнули к восстанию: они поверили, что это и есть «конец света». Но они не пожелали называть Бар‑Кохбу мессией и вскоре отошли от движения. А разгром восстания ускорил окончательный разрыв христиан с иудаизмом.

После тяжелых потерь с римской стороны подавление восстания было поручено наместнику Британии Юлию Северу. Римляне в ходе боев разрушили 50 крепостей, уничтожили 985 деревень и убили 580 тысяч человек, однако оккупанты то там, то здесь терпели тяжелые поражения. Так, был полностью уничтожен легион, подтянутый из Египта. И вот в 135 г. Адриан был вынужден сам отправиться в Палестину. Лишь в этом году закончились сражения, не прекращавшиеся с 132 г. Решающие сражения происходили в Иудее, на Прибрежной равнине, в горах и – в конце восстания – в Иудейской пустыне. Последним оплотом Бар‑Кохбы стала крепость Бетар. Крепость стояла на хребте горы, возвышавшейся над долиной Сорек и господствовавшей над важной дорогой Иерусалим – Бет‑Гуврин. Усиленную осаду Бетар римляне начали, очевидно, после того, как захватили Иерусалим. Но даже во время этой осады защитники Бетара поддерживали связь с лагерями повстанцев в Иудейской пустыне. В 135 г. Бетар был захвачен, а Бар‑Кохба убит.

Израильские ученые последнего десятилетия в пещерах Нахаль Хебер недалеко от Мертвого моря, где прятались беглецы после восстания Бар‑Кохбы, обнаружили письма великого предводителя к своим военачальникам Еонатану и Масабале, в которых содержится описание последней фазы восстания. В еврейской литературе гонения, связанные с восстанием Бар‑Кохбы и последовавшие за ним, нашли отражение в сказаниях о десяти мудрецах‑законоучителях во главе с рабби Акибой, преданных римлянами мученической смерти.

Это была, безусловно, война на уничтожение. Страна была разрушена. Иудея была преобразована в провинцию Сирия Палестина. Иудеи были выселены из Иерусалима и его окрестностей; им было запрещено под страхом смертной казни приближаться к городу чаще чем раз в год. Центр еврейской жизни переместился на север страны, главным образом в Галилею. На месте древнего храма Яхве построили храм Юпитера Капитолийского. Фактически эти события означали довершение иудейского рассеяния и преследование иудеев, исполнявших свои религиозные обряды по всей империи. Хотя преемник Адриана Антонин Пий смягчил религиозную политику предшественника и разрешил иудеям совершение этих обрядов, о возвращении на родину уже не было и речи.