Был ли генерал Власов советником Чан Кайши?

49
Просмотров
Был ли генерал Власов советником Чан Кайши?



О советском генерале Власове, который перешел на сторону немцев и основал воинские формирования, именовавшиеся «Русской освободительной армией», у нас написано немало.

В последние годы были напечатаны материалы о деятельности Власова на оккупированных территориях и воспоминания офицеров, участвовавших в его аресте и передаче в руки советских властей в конце войны. Однако до сих пор фактически остается белым пятном китайский отрезок жизненного пути этого военачальника, изменившего присяге и нашедшего смерть на виселице.

Советские военные советники оказали неоценимые услуги Китаю. В первый, 1937 год японо-китайской войны, при немецких советниках, японцы продвинулись на севере на 1100 километров, а в долине Янцзы – на 650 километров. Китайцы потеряли военно-морской и военно-воздушный флот, половину артиллерии и танков. Правительство Чан Кайши обратилось за помощью к СССР.

Власов был направлен в Китай в 1938 году. Первым местом его службы там стал Чунцин, где тогда располагалось правительство Чан Кайши. Полковника назначили начальником штаба при главном военном советнике комдиве А. Черепанове. Советские офицеры носили там китайскую военную форму без знаков различия, каждый имел псевдоним. Власов взял фамилию Волков. В его обязанности входило чтение лекций китайскому командному составу по тактике. В феврале 1939 года Власова отправляют на фронт с ответственной самостоятельной миссией.



Политика Москвы в Китае была направлена на то, чтобы укрепить силы, готовые оказывать сопротивление Японии, – ведь ее экспансия угрожала и советскому Дальнему Востоку. Однако реализовать эту установку было чрезвычайно сложно. Не прекращалось давнишнее противостояние между партией гоминьдан во главе с Чан Кайши и коммунистами во главе с Мао Цзэдуном. Войсками, номинально подчинявшимися генералиссимусу, на местах командовали начальники, которые превратились в удельных князей. Именно таков был маршал Янь Сишань, возглавлявший второй военный район Китая (провинцию Шаньси). Власову предстояло убедить заядлого интригана в необходимости принять участие в наступательной операции, разработанной генштабом при участии Черепанова.

Как же Власов-Волков проявил себя в Китае? Один из наших советников А. Калягин писал, что хитрый маршал устроил для полковника длительную увеселительную поездку по частям с выпивкой, выступлениями артисток, танцами. В каждом населенном пункте его встречали толпы людей с плакатами на русском и китайском языках: «Да здравствует полководец Власов!» Это импонировало тщеславному и властолюбивому полковнику.

Когда о его похождениях стало известно в группе наших советников, Власова отозвали в Чунцин. Вскоре он был отозван в СССР.

У Власова был личный переводчик Сун Куэйчи, ставший впоследствии видной политической фигурой на Тайване, где обосновался с другими приверженцами Чан Кайши. В своих воспоминаниях он рисует совершенно иную картину событий. Русский, утверждает он, обладал исключительной способностью концентрироваться на задаче дня и не допускал, чтобы что-то отвлекало от ее решения. Когда выезжали на боевые позиции, Власов давал указание Суну: пристрелите меня, если попадем в засаду к японцам.

Чан Кайши выразил признательность Власову тем, что наградил советника высшим орденом и золотыми часами.

В Москве в советское время китайский период в жизни Власова был запретной темой. Попытку приоткрыть завесу над «китайской тайной» генерала Власова сделал Александр Колесник, сотрудник Института военной истории. Обнаруженный им документ «Аттестация на полковника А. А. Власова за период пребывания в Китае с октября 1938-го по ноябрь 1939 года» весьма красноречив. Власов оценивается как «достойный большевик», обладающий сильной волей и твердым характером. Со знанием дела выполнял ответственные задания в самых трудных условиях, вот только «на нервной почве подчас проскальзывала грубость». Но самое интересное – вывод в аттестации: «Достоин назначения на должность начальника штаба армии и присвоения внеочередного звания комбриг». Как считает Александр Колесник, многое в китайском эпизоде мог бы прояснить генерал К. Качанов, который был руководителем группы советников, когда Власов уехал оттуда. Но его свидетельства не сохранились, а осенью 1941 года он был расстрелян вместе с руководством Западного фронта.