Вардзия

Об одном лишь жалею, что не уговорил директора заповедника оставить там меня на одну ночь. Какую незабываемую ночь прожил бы я! Сколько рассказали, объяснили, нашептали бы мне звезды и камни! Впрочем, директор вряд ли разрешил бы: тропинки Вардзиа узки, и в темноте легко сорваться...

Днем все выглядит, конечно, иначе. Странный ирреальный, библейский пейзаж. Скалы цвета охры с редкими пятнами зелени у самой реки поднимаются почти отвесно, и граница их с бледно-голубым, выцветшим под солнцем небом обозначена резко, без привычной в горах дымки плавного перехода.

А по желтому откосу — еще более резкие, графически четкие черные провалы пещер. Десятки, сотни, были, говорят, тысячи. Что это? Огромный каменный улей, населенный крылатыми человеческими существами? Или крепость, почти неприступная уже по своей инженерной мысли?

И то, и другое, и всякое разное. Пещерный город Вардзиа в Грузии — редчайший в своем роде исторический памятник, одно из чудес света, еще не разгаданное до конца и, быть может, хранящее тайны не менее жгучие, чем Тутанхамонова гробница.

В Вардзиа работает лаборатория спелистологов. Впервые тут узнал, что есть такая наука — спелистология. В отличие от всем известной и весьма популярной спелеологии, изучающей естественные пещеры, спелистология изучает искусственные, рукотворные. Их малочисленность и не позволяет спелистологам уравняться в известности со спелеологами. А ведь, если по справедливости разобраться, — спелистология интереснее! Просто пещера — причуда природы. Разумеется, изучая их, узнаем мы много интересного о нутре нашей планеты, много всякого замечательного и могущего обернуться нам на пользу. Но пещера искусственная интереснее! Это — окаменелая мысль. Планировали, рассчитывали, прикидывали, как лучше! Думали! Наверное, вначале не было плана огромного комплекса Вардзиа, но потом старались, наверняка старались, придать всему этому пещерному ансамблю некую спелистологическую гармонию. Этот гигантский лабиринт как-то развивался — изучали водостоки, направления подземных ручьев, розу ветров. Молодой спелистолог Деван Зазадзе, который водил нас по пещерам, рассказывал, что самый ранний ансамбль — верхняя Вардзиа — относится к XI веку. Возможно, в то время еще не существовала Москва. Тбилиси стал столицей еще через сто лет! Наши, да и почти все европейские города, росли однотипно: княжий или царский двор, вокруг — крепость, валы, башни. Годы наливали их силой, они переполнялись, переливались через укрепления, образовывали следующее оборонительное кольцо. Вардзиа не расширялась, не поднималась, а спускалась, стекала, сползала сверху, — в XII веке вырубались пещеры нижней Вардзии, создавалась единая система водопровода. Даже по нынешним масштабам и срокам строили очень быстро. Историки называют годы: 1156—1205. Пятьдесят лет при технике и возможностях XII века! Водопровод через сто лет погубило землетрясение.

Землетрясение удивительно неприятная штука. Однажды в Мексике, сидя в гостях у товарища, я почувствовал это тревожно-пьянящее качание, ощутил всю зыбкость земного бытия, ясно почувствовал: деваться некуда. В бурю моряк мечтает о тверди суши. На бурной суше мечтать не о чем. Землетрясение в Вардзиа — чудовищная несправедливость природы: ведь люди находились внутри двигающегося камня. В Вардзиа было 2500—3000 пещер. Сегодня известно около 750. Что найдем мы там, в этих обрушившихся залах? И найдем ли вообще эти завалы? В конце XIII—XIV веках пещерный город восстанавливают. Я все время подчеркиваю: город, именно город, а не рой пещер, населенных какими-то дикарями. И создавался он под неусыпным вниманием двух выдающихся исторических деятелей древней Грузии — царя Георгия III и его дочери, знаменитой царицы Тамар, создавался в годы строительства новых городов и оросительных каналов, расцвета ремесел и торговли, прокладки новых торговых путей в далекие земли, в годы первых дружеских контактов с великим северным соседом — Россией. Вардзиа не одинока: в то же примерно время создается Афонский Иверский монастырь, монастырь на Черной Горе, Крестовый в Палестине. Там жили и работали замечательные мыслители и просветители Грузии: Георгий Мтацмидели, Эфрем Мцире, Иоанэ Петрици. В XII веке родился великий шедевр средневекоэья — "Витязь в тигровой шкуре" Шота Руставели.

В главном храме Вардзиа (свод коробом на подпружных арках) строго смотрят со стен лики Георгия III и дарицы Тамар. Круглолицая, видимо, весьма привлекательная женщина. Неужели она действительно существовала?! Нелепая мысль, конечно. Но в существование Нифертити не умом, а сердцем я поверил только после того, как увидел в медальоне маленький пучок ее волос. Значит, действительно, была! Значит, мастер, который подписался просто: "Георгий", видел царицу Тамар, когда писал эту фреску. Значит, легенда реальная, и она босая многие километры шла по острым камням, кровью ступней вымаливая победу в Басканской битве. И побили персов тогда, в 1205 году. Победоносные сражения 1195— 1210 годов превратили Грузию в могучее многонациональное государство.

Землетрясения длятся минуты, ну, часы. Порабощения — иногда века. В 1551 году армады персидского шаха Тахмаспа пошли на приступ Вардзиа. Как штурмовали они эту неприступную желтую стену с черными глазницами пещер? Ставили лестницы? Ставили, конечно, но лестницу так легко отпихнуть палкой, просто ногой. Швыряли канаты с крючьями? Но один удар кинжала, и нет каната. Ползли, ставили, швыряли камни, загоняли вглубь смоляными, едкого дыма факелами, выдавливали, выкалывали защитников, как живые глаза из кости черепа. Вниз по острым уступам летели человеческие тела и, достигнув подножья, уже переставали быть телами, превращаясь в страшные комья мяса и камней. В конце XVI века город-монастырь захватили турки, и он пришел в полное запустение. Русские солдаты освободили его в 1828 году. В 1938 году Грузия объявила пещеры Вардзиа заповедником.

Вот и все, что хотел я рассказать о чудо-городе, упрятанном в далеких грузинских горах...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *