Аэростаты заграждения в небе столицы

Аэростаты заграждения в небе столицы



Рассказывает Александр Бернштейн, ветеран воздухоплавания: – Аэростаты заграждения несомненно сыграли немалую роль на войне. Несмотря на их уязвимость, они прикрывали от прицельного бомбометания более 20 крупных наших городов от Баку до Мурманска!

И прошли с ними боевую фронтовую службу почти 50 тысяч воинов-аэростатчиков.

Боевая тактика ПВО по защите Москвы была запланирована еще до войны, планировалась по видам вооружения. Истребительные авиаполки должны были базироваться в радиусе 120 км от центра Москвы. Их задача – встреча и уничтожение в воздухе самолетов противника на рубеже 150–200 км от столицы. Пояс огня зенитной артиллерии на уничтожение самолетов противника планировался в радиусе 30–35 км от центра города, а также внутри этого пояса. В этом же поясе действовали световые поля прожекторов. На аэростаты заграждения возлагалась защита центральной части Москвы в радиусе около 8 км, а также подступов к ней с западной, юго-западной, северо-западной сторон и прикрытие ближайших стратегических узлов.

1-й и 9-й полки аэростатов заграждения были сформированы в Кунцево на базе отдельных отрядов A3, вооруженных уже с 1934–1936 годов.

Для прикрытия Москвы планировалось поднимать 432 аэростата на дистанции 800-1000 м друг от друга. В тот период площадь центральной части столицы была около 200 кв. км, а по границам города – около 330 кв. км. Следовательно, штатной численности было вполне достаточно, чтобы создать 100% вероятности столкновения самолета с тросом при его полете ниже потолка поднятия аэростатов по курсу через центр столицы с любого направления.

Аэростаты заграждения предвоенного выпуска имели высоту подъема 2,5–3,0 км одиночных A3, а в системе «тандем» – 4–5 км. Применялись аэростаты типа КВ-КН, КТВ-КТН, К6В-К6Н с наземными лебедками Л36 на шасси ГАЗ-АА. К концу войны, кроме перечисленных, на вооружении были одиночные A3 КО-1 и БАЗ-136, последний тип применялся и в тандеме с немного большим потолком.

На московском направлении вермахт сосредоточил группировку войск под кодовым названием «Центр» в составе 50 наземных дивизий, действовавших под прикрытием 2-го воздушного флота люфтваффе, имевшего 1680 боевых самолетов, сведенных в эскадры.

Оба полка A3 начали свое развертывание. Нужно рассредоточить посты по городу, развести туда лебедки, свернутые аэростаты и другую технику. Кроме того, надо отрыть землянки для личного состава, оборудовать аэростатные биваки, место стоянки лебедки, подъемную площадку, нужно было раздать оружие (винтовки) прибывшему из запаса пополнению. Однако зачастую в части прибывали не приписанные к ним и совершенно необученные офицеры и рядовые. Пришлось срочно учить их обращению с водородом, аэростатом и лебедкой прямо на боевых позициях.

У командиров всех степеней были задачи не только проложить полевую телефонную кабельную линию связи от каждого поста до непосредственного командира, но и самая главная – наполнить водородом аэростаты и обеспечить их подъем в воздух по приказу. При всех трудностях через несколько суток в ночное небо Москвы поднималось пока еще 40 аэростатов с 68 постов A3. Через месяц в ночное небо уходили аэростаты уже со 124 постов. К концу 1941 года в боевой готовности было более 300 постов, а в 1943 году – более 440 постов A3.

Ровно через месяц после нападения на СССР был произведен первый налет немецких бомбардировщиков на нашу столицу. Самолеты были обнаружены еще в воздухе на удалении 200 км. Завыли сирены, была объявлена воздушная тревога.

Около 220 фашистских бомбардировщиков шли волнами на разных эшелонах высоты с интервалом в 20 минут. В боях было сбито 20 самолетов, к городу прорвались лишь одиночные экипажи, да и тем прицельно отбомбиться помешали A3.

В следующую ночь на 23 июля враг снова предпринял налет, но уже на высоте 6–7 км. Ночная атака на Москву в составе 150 самолетов также была успешно отбита средствами ПВО, хотя единичным экипажам снова удалось прорваться к столице и сбросить бомбовый груз.

Аэростаты выполняли свое предназначение – лишить противника возможности вести прицельное бомбометание, атаковать небольшие по размеру объекты с малых высот.

Сбитые пленные летчики уныло признавали на допросах: «Уберите из Москвы аэростаты, и вы узнаете тогда силу немецкой авиации».

Весь период войны личный состав частей A3, как и в других войсках, проявлял героизм, стойкость, самопожертвование. Был сбит летевший к центру столицы бомбардировщик «Хе-111». Он налетел на трос A3 поста, которым командовал И. Губа вместе с мотористом А. Гусевым. Последний был награжден медалью «За отвагу». Сержант Велигура спас случайно сорванный в воздух аэростат, улетев вместе с ним. Весь обмороженный, он сумел приземлиться вместе с ним, за что был награжден орденом Красного Знамени. Такой же подвиг совершили 10 сентября 1942 года командир поста сержант К. Г Беляков и рядовой В. П. Козорез.

Аэростаты заграждения применяли во Второй мировой войне все воюющие страны. Принципы и тактика их использования были близки. Речь о том, что противник, заранее зная, что бомбить ему придется с больших высот, вынужден взлетать с меньшей бомбовой нагрузкой.

Следует отметить, что в целом за весь период Отечественной войны враг совершил на Москву 134 налета, произведя 9 тысяч самолетовылетов. К городу прорвались на большой высоте лишь 243 экипажа из общего числа. Но им удалось сбросить на жилые кварталы 1526 фугасных и 45 тысяч зажигательных бомб. Это составило только одну десятую часть того бомбового груза, который фашисты приготовили для столицы нашей Родины.

Столкнувшись с сильной ПВО Москвы и постоянно неся большие потери, немецко-фашистская авиация была вынуждена полностью прекратить налеты с апреля 1942 года. Однако до дня нашей победы ПВО столицы находилась в боевой готовности, а аэростаты по ночам находились в воздухе в режиме ожидания.