Подвиг с крестом в руках: О. Антоний (Смирнов)

Родился Василий Смирнов (в монашестве — Антоний) в 1843 г., родом был из духовного звания. В годы учения в Самарском духовном училище, по воспоминаниям знавших его, «был весьма скромен и отзывчив на нужды близких». В мае 1865 г. 22-летний юноша стал послушником в Мойском Троицком монастыре, расположенном в Бузулукском уезде Самарской губернии, исполнял послушания письмоводителя и клиросного.

После 15 лет, проведенных вдали от мира, Василий был принят в Казанскую епархию и переведен в Семиозерную пустынь, размещавшуюся в 17 верстах от Казани. 11 июля 1881 г. в этой небольшой пустыни, где постоянно находились только 20 монашествующих, Василий Смирнов принял постриг под именем Антония. В том же году он стал иеродиаконом, в 1882-м — иеромонахом, а в 1884-м Антоний был перемещен в Казанский Иоанно-Предтеченский монастырь.

В дальнейшем о. Антоний решением церковных властей определялся также в Астраханский Иоанно-Предтеченский монастырь (1887–1903), Чуркинскую Николаевскую пустынь (1903–1906) и Бугульминский Александро-Невский монастырь (1906). Оттуда в 1909 г. о. Антония призвали на пятилетнее служение во флоте. Попал он на Черное море, на минный заградитель «Прут» — бывший пароход «Москва», спущенный на воду в 1879 г. На этом корабле, на борт которого о. Антоний впервые ступил 5 июня 1909 г., и было суждено 71-летнему священнику свершить свой подвиг…

16 октября 1914 года в 7 часов утра «Прут» возвращался с боевого задания. В 14 милях от мыса Херсонес командир «Прута» капитан 2-го ранга Г. А. Быков увидел корабли противника — крейсер «Гебен» (это был немецкий корабль, переданный Германией своей союзнице, Турции), эсминцы «Самсун» и «Тасос». «Гебен» тут же поднял сигнал, приказывавший сдаться. Быков мог поступить подобно Казарскому, тем более что «Прут» вполне мог оказать врагу сопротивление — он был вооружен 8 — 47-миллиметровыми, 2 — 37-миллиметровыми пушками и 2 пулеметами. Однако капитан принял другое решение — он приказал затопить корабль, чтобы «Прут» не достался врагу. На корабле открыли кингстоны, экипаж начал грузиться в шлюпки. Вражеские корабли в течение 15 минут обстреливали тонущий «Прут», от чего на минзаге начался пожар.

Отказался покидать корабль только один человек — иеромонах о. Антоний. Моряки настойчиво предлагали ему сесть в шлюпку, но он произнес только:

— Спасайтесь сами. Мест в шлюпках на всех не хватит, вы молоды, а я уже пожил на белом свете.

Облачившись в ризу, с крестом и Евангелием в руках, о. Антоний до последнего момента благословлял членов экипажа «Прута», стоя на нижней ступеньке трапа. Затем направился внутрь гибнущего корабля. В 8 часов 40 минут горящий «Прут» встал почти вертикально и с развевающимся на мачте Андреевским флагом, непобежденный, ушел на дно…

О. Антоний стал первым из тринадцати священнослужителей русской армии и флота, которые в течение Великой войны были награждены орденом Святого Георгия IV степени. К тому же он стал первым священником, кого наградили этим орденом посмертно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *