Портсмутский мирный договор

Русско‑японская война тяжело давалась не только России, в которой, к тому же, началась революция. Она вызвала предельное напряжение сил и ресурсов и в Японии. Японское правительство неоднократно пыталось начать мирные переговоры. Этого же после Цусимы хотели другие правительства крупнейших держав, опасавшихся слишком серьезной перегруппировки сил, размаха революционных событий в России, в экономику которой были вложены значительные иностранные капиталы.

В частности, заинтересован в прекращении войны был президент США Теодор Рузвельт. Сильная Япония на Тихом океане мешала Америке. 25 мая (6 июня) 1905 г. Николай II принял американского посланника и дал согласие на начало мирных переговоров. Со стороны России главой делегации был назначен Витте, с японской стороны – министр иностранных дел Комура. Рузвельт настоял, чтобы переговоры велись в США, а не в Париже или Гааге, как того хотело русское правительство. Мирная конференция проходила в городе Портсмуте.

Перед ее открытием англо‑американские влиятельные круги договорились с Японией о разграничении сфер влияния на Дальнем Востоке. Военный министр США Тафт в беседе с японским премьером в Токио подтвердил согласие США на захват Японией Кореи, а Япония признала американский суверенитет на Филиппинах. 12 августа был подписан новый англо‑японский договор о союзе.



Япония потребовала в Портсмуте признания за ней преобладающих экономических, политических и военных интересов в Корее, эвакуации русских войск из Маньчжурии, отказа России от Сахалина, аренды Ляодунского полуострова с Порт‑Артуром и железной дороги до Харбина. Все это позволяло Японии создать плацдарм для нападения на Китай и русский Дальний Восток. Кроме того, японцы требовали контрибуции, ограничения русских военно‑морских сил в водах Тихого океана и предоставления неограниченных прав на рыбную ловлю вдоль берегов в русских владениях в Японском, Охотском и Беринговом морях.

Японские условия об уступке Порт‑Артура и Южно‑Маньчжурской железной дороги не вызвали разногласий на конференции. Споры разгорелись вокруг Сахалина и контрибуции. Рузвельт в письмах к царю угрожал, что излишнее упрямство может лишить его всей Восточной Сибири. Но твердая позиция, занятая в этом вопросе Витте, умерила аппетиты Японии. В итоге Токио довольствовался южной частью Сахалина и отказался от возмещения ущерба.

Подписанный 23 августа (5 сентября) 1905 г. мирный договор признавал Корею сферой японских интересов. Обе стороны обязались вывести войска из Маньчжурии, Россия уступала Японии Порт‑Артур и железную дорогу до станции Чанчунь. Во владение Японии переходила часть Сахалина к югу от 50‑й параллели. Были выполнены требования в отношении рыболовства. В результате Россия лишилась свободного выхода в океан. Под японский контроль была поставлена связь с русскими владениями на крайнем северо‑востоке – Камчатке и Чукотке. Обе стороны обязывались не препятствовать торговле других стран и свободному плаванию в проливах Лаперуза и Татарский, а также эксплуатировать принадлежащие им в Маньчжурии железные дороги исключительно в мирных целях. Кроме Витте и Комура договор подписали посол России в США барон Розен и японский посланник в США Такахира.

И победа Японии в войне, и последующие тяжелые для России условия мира не были вызваны лишь умением или особой мощью японской армии. Наоборот, Япония была очень заинтересована в заключении мира. Но она пользовалась поддержкой Англии и США, а русское правительство не было в полной мере осведомлено о проблемах, которые стояли перед ее противником. Необходимость же бросить все силы на подавление революции у себя в стране стала одним из решающих факторов, обусловивших уступчивость России. Впрочем, даже при этом результаты переговоров в Портсмуте были восприняты всем миром, как дипломатическая победа России – настолько прочным казалось внешнеполитическое положение Японии накануне конференции. Витте получил титул графа, Комура же, наоборот, был снят со своего поста.

В 1925 г. при установлении дипломатических отношений с Японией Советское правительство признало Портсмутский мирный договор, но с оговоркой, что не несет за него политической ответственности.