Вторая мировая война: наступление Советской Армии на смоленском и брянско-гомельском направлениях

После провала наступления на Курской дуге командование вермахта поставило войскам задачу, не жалея сил и не считаясь с потерями, удержаться на подготовленных оборонительных рубежах. Получили эту зада­чу и немецкие армии, занимавшие оборону на смоленском и брянско-гомельском направлениях.

Здесь немецко-фашистские соединения нахо­дились в 250—300 км от Москвы, продолжали угрожать Центральному промышленному району Советского Союза и прикрывали кратчайшие пути в Белоруссию и Прибалтику. Отдел по изучению армий Востока генерального штаба сухопутных войск в своей оценке обстановки отме­чал, что овладение районом Рославль, Смоленск откроет русскому коман­дованию кроме большого успеха в смысле престижа новые оперативные возможности. Советские войска получат возможность «прорваться как можно дальше на запад и обеспечить этим самым выгодные исходные районы для последующих операций против района Минска...».

На смоленском направлении немецко-фашистские войска за длитель­ное время пребывания (от 5 месяцев до полутора лет) создали сильную оборону из пяти-шести полос общей глубиной 100—130 км. Ее тактиче­ская зона состояла из двух полос с развитой системой траншей, имела опорные пункты и узлы сопротивления, связанные ходами сообщения. Передний край главной полосы, проходивший преимущественно по господствующим над окружающей местностью высотам, прикрывался двумя-тремя рядами проволочных заграждений и минными полями. Опорные пункты и узлы сопротивления имели большое количество брони­рованных пулеметных точек и дзотов — до шести сооружений на 1кило­метр фронта.

В оперативной глубине оборонительные рубежи проходили по берегам Днепра, Западной Двины, Сожа, Десны, Угры, Снопоти и других рек, протекающих в большинстве своем с севера на юг. Города Велиж, Деми­дов, Духовщина, Смоленск, Ельня, Рославль, Брянск были превращены в мощные укрепленные узлы. Особое внимание уделялось организации сильной противотанковой обороны. Все танкоопасные направления при­крывались противотанковыми рвами, надолбами, завалами, минными полями и другими заграждениями. Природные условия района боевых действий благоприятствовали обороне гитлеровцев: местность на запад­ном направлении в значительной части лесистая, с большими заболочен­ными участками.

Немецко-фашистское командование сосредоточило на западном cтpaтегическом направлении крупные силы группы армий «Центр». К началу августа 1943 г. в нее входило более 89 дивизий. 44 дивизии, в том числе танковая и моторизованная, противостояли Калининскому и Западному, а остальные Брянскому, Центральному и Воронежскому фронтам Чис­ленность большинства пехотных дивизий составляла 10—11 тыс человек и превосходила среднюю численность стрелковой дивизии Калининского и Западного фронтов в 1,5—2 раза.

К началу активных наступательных действий в полосе Калининского и Западного фронтов противник имел свыше 850 тыс человек, до 8800 орудий и минометов, до 500 танков и штурмовых орудий Группу армий «Центр» поддерживал 6-й воздушный флот, из, состава которого на смолен­ском направлении находилось до 700 самолетов. Сокрушение мощной обороны гитлеровцев требовало тщательной подготовки, скрытного сос­редоточения сил и средств на участках прорыва и решительного их мас­сирования.

Еще в конце июня 4 943 г. Ставка ВГК ориентировала командующих Калининским и Западным фронтами на то, что Советская Армия летом нанесет главный удар на юго-западном стратегическом направлении. Вместе с тем их внимание обращалось на то, что Западнее Москвы сосре­доточены крупные силы противника, и если они останутся неразгромлен- ными или не будут надежно скованы, то немепкснфашистское командова­ние сможет часть соединений перебросить на юго-западное направление и тем самым затруднш наступление советских войск. Ставка поставила Западному и Калининскому фронтам задачу на проведение Смоленской операции, в которой главный удар должны были нанести войска За­падного фронта под командованием генерала В. Д. Соколовского.

Фронту предстояло уничтожить противника в районах Ельни, Спас-Деменска и в дальнейшем наступать на Рославль, нанося удар во фланг группировки, развернутой против Брянского фронта. Войска правого крыла получили задачу во взаимодействии с армиями левого крыла Ка­лининского фронта разгромить гитлеровцев в районе Ярцево, Дорогобуж, а затем развивать удар в общем направлении на Смоленск. Этому варианту плана присваивалось условное наименование «Суворов I». В слу­чае успешного наступления Брянского фронта предусматривался поворот главных сил Западного фронта на Смоленск Этот вариант получил услов­ное наименование «Суворов II». Калининскому фронту, которым коман­довал генерал А. И. Еременко, ставилась задача нанести удар левым крылом на Духовщину и во взаимодействии с правофланговыми армиями Западного фронта овладеть Смоленском.

Прорыв обороны намечалось осуществить на пяти участках: на четы­рех — в полосе Западного и на одном — в полосе Калининского фронтов. Ударами на нескольких направлениях советское командование рассчитывало сковать силы противника и воспретить их маневр.

После разгрома немецко-фашистских войск в районе Смоленск, Рославль предполагалось развивать наступление в глубь Белоруссии и отбросить неприятельскую группировку на запад, как можно дальше от Москвы. Одновременно с этим Ставка ВГК не снимала задачи по разгрому гитлеровской группировки в районе Орла силами 50-й и 11-й гвар­дейской армий Западного фронта.

Для достижения скрытности и внезапности Ставка ВГК не отдавала исходных письменных директив на подготовку и проведение Смоленской операции. Командующие войсками фронтов получали все необходи­мые указания непосредственно в Ставке и Генеральном штабе. Замысел операции Калининского и Западного фронтов был представлен Верхов­ному Главнокомандующему в виде плана на карте и утвержден им. Коор­динацию действий войск фронтов осуществлял представитель Ставки мар­шал артиллерии Н. Н. Воронов.

Западный и Калининский фронты были усилены стратегическими резервами. Первый получил 21-ю и 68-ю армии, 5-й механизированный и 6-й гвардейский кавалерийский корпуса, бомбардировочный, штурмо­вой и истребительный авиационные корпуса; второй — 3-й гвардейский кавалерийский корпус Однако Ставка не смогла обеспечить войска этих фронтов достаточным количеством материальных средств, так как вынуждена была основное внимание уделять юго-западному стратегиче­скому направлению.

В ходе подготовки операции осуществлялось массирование сил и средств на направлениях главных ударов. Так, из 58 стрелковых дивизий Западного фронта для создания ударных группировок выделялось 42 ди­визии (73 процента). Это позволяло на направлении главного удара раз­вернуть одну стрелковую дивизию на 2—2,5 км участка прорыва. Основ­ная масса артиллерии фронтов также сосредоточивалась на участках про­рыва: на Западном фронте — 118-165 единиц на 1 км и на Калининском — 100-130.

Авиационное обеспечение осуществляли 1-я и 3-я воздушные армии. В состав 1-й воздушной армии входил полк «Нормандия», укомплекто­ванный французскими летчиками.

Лесисто-болотистая местность, а также глубоко эшелонированная оборона врага предъявляли большие требования к инженерным войскам. Им предстояло не только оборудовать исходные районы для наступления и проделать проходы в минных полях и других заграждениях, но и обес­печить войска достаточным количеством дорог и колонных путей. Фронты располагали достаточно крупными инженерными силами. Это позволило создать плотности: на Калининском фронте — 4 и на Западном фрон­те — 5,7 инженерной роты на 1 км участка прорыва.

К началу наступления во фронтах имелось 2—2,5 боекомплекта основных видов боеприпасов. Как показал ход борьбы, этого количества оказалось недостаточно. Войска располагали весьма ограниченными за­пасами горючего: автобензина на Западном фронте было 1,3, а на Кали­нинском — 2,8 заправки.

Большую работу проделали командиры, политработники, партий­ные и комсомольские организации по мобилизации усилий воинов на выполнение поставленных задач. Главное внимание уделялось организа­ции боевой подготовки войск, идейному и организационному укреплению партийных рядов, правильной расстановке коммунистов и комсомольцев во взводах, ротах, батареях, батальонах, полках, дивизиях. Переход в наступление после длительной обороны предъявил новые требования к подготовке войск в морально-политическом отношении. Главным ло­зунгом стал призыв ЦК ВКП(б) «Вперед на разгром немецких оккупантов и изгнание их из пределов нашей Родины!», который определял содержа­ние партийно-политической работы в армии. Воинам разъяснялось, что врагу не удалось захватить Москву в 1941 г., но он еще находится недале­ко от столицы, имеет сильную оборону на лесисто-болотистой местности. Только решительным наступлением, взломом оборонительных рубежей гитлеровцев может быть выполнена задача командования как можно даль­ше от бросить противника от Москвы, а затем освободить древний русский город Смоленск и открыть дорогу в Белоруссию.

Все более напряженной для врага становилась обстановка на времен­но оккупированной советской территории. Попытки гитлеровского коман­дования провести ряд карательных экспедиций против белорусских, смо­ленских, брянских и калининских партизан весной и летом 1943 г. потер­пели неудачу. Силы партизан росли. Их деятельность становилась все эффективнее.

В начале августа на смоленское направление выезжал Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин. С командованием Западного, а затем Калининского фронтов были обсуждены план операции и ход ее подготов­ки, вопросы расстановки руководящих кадров, оперативной маскировки, материального обеспечения войск, использования артиллерии и танков, усиления фронтов резервами.

К началу операции Западный и Калининский фронты насчитывали 1253 тыс. человек, 20 640 орудий и минометов, 1436 танков и самоходно-артиллерийских установок и 1100 самолетов. Для наступления Западного фронта было выбрано время, когда Советская Армия развивала контрна­ступление на брянском и харьковском направлениях. Однако из-за отсут­ствия в войсках заблаговременно продуманных мероприятий по опера­тивной маскировке противнику удалось вскрыть подготовку к наступле­нию Западного фронта и принять дополнительные меры к усилению своей обороны.



Утром 7 августа перешла в наступление ударная группировка Западного фронта в составе 5-й, 10-й гвардейской и 33-й армий — командую­щие генералы В. С. Поленов, К. П. Трубников, В. Н. Гордов. Удар нано­сился из района восточнее Спас-Деменска. Атаке пехоты предшествовали артиллерийская подготовка и удары авиации. Бои в главной полосе сра­зу же приняли упорный и затяжной характер. Несмотря на плохую пого­ду, активно действовала 1-я воздушная армия генерала М. М. Громова. В первый день она произвела 1245 самолето-вылетов, из них 182 ночью . К исходу первого дня ударная группировка продвинулась лишь на 4 км. Гитлеровское командование ввело в сражение дивизии, переброшенные с орловского направления. В целях ускорения прорыва вражеских позиций командующий фронтом принял решение ввести в сражение второй эшелон — 68-ю армию генерала Е. П. Журавлева.

Оборона немецко-фашистских войск оказалась хорошо подготовленной и в глубине. Маршал артиллерии Н. Н. Воронов доносил в Ставку: «Про­тивник заблаговременно и в процессе нашего наступления подтянул ре­зервы частично с Западного фронта, а особенно из орловского мешка... и посадил эти резервы для обороны на промежуточных оборонительных рубежах, провел дополнительное минирование в глубине обороны, развер­нул новые батареи...» Обилие противотанковых препятствий, траншей, ходов сообщения, минных полей, бронированных точек — все это затруд­няло продвижение Советских войск: среднесуточный темп не превышал 2,5—3 км. И только на четвертый день операции удалось прорвать главную полосу обороны, но не на направлении основного удара, а юж­нее, в районе Кирова, в полосе 10-й армии, которой командовал генерал В. С. Попов. Она успешно наступала на рославльском направлении.

Для развития обозначившегося успеха командующий фронтом усилил 10-ю армию 5-м механизированным корпусом. Ему предстояло пере­резать Варшавское шоссе, а затем перехватить железную дорогу Ельня — Спас-Деменск. Выполнить эту задачу танкистам не удалось. Враг оказал сильное противодействие. Его авиация сосредоточила все свои усилия на том, чтобы воспрепятствовать продвижению корпуса.

В последующие два дня войска фронта, преодолевая сопротивление гитлеровцев, продвинулись вперед и создали угрозу окружения соединениям в районе Спас-Деменска. Резко ухудшилось положение группы армий «Центр» и на ее правом крыле. Войска Центрального фронта 12 ав­густа освободили Дмитровск-Орловский, а войска Брянского вышли на подступы к Карачеву. В сложившейся обстановке командование вермах­та приняло решение на отвод войск из спас-деменского выступа. Получив эти данные от разведки, командующий Западным фронтом отдал приказ преследовать противника. Сломив сопротивление его арьергардов, совет­ские части 13 августа освободили город и железнодорожную станцию Спас-Деменск. Выход в район Спас-Деменска имел важное оперативное значение. Выступ, обращенный на восток и нависавший над войсками Брянского фронта, был ликвидирован. Теперь следовало использовать достигнутый успех для нанесения новых ударов.

Как предусматривалось планом Ставки, 13 августа перешли в наступ­ление соединения левого крыла Калининского фронта. Главный удар на духовщинском направлении наносила 39-я армия, которой командовал генерал А. И. Зыгин (с 9 сентября генерал Н. Э. Берзарин). Действия войск поддерживала 3-я воздушная армия генерала Н. Ф. Папивина. Фашисты яростно сопротивлялись. Только 13 августа на участке прорыва они предприняли 24 контратаки, поддержанные танками и авиацией . За пять дней непрерывных боев 39-я армия вклинилась в оборону про­тивника всего на 6—7 км. Незначительный успех армии объяснялся не­достатком танков непосредственной поддержки пехоты.

Ставка ВГК потребовала от командующего Западным фронтом усилить удары по врагу, не допустить его организованного отхода на проме­жуточные оборонительные рубежи, стремительно форсировать водные преграды. В директиве от 16 августа она приказала к 25—26 августа выйти на Десну, подвижными частями захватить переправы и прочно удер­живать их до подхода главных сил, а в дальнейшем развивать наступле­ние на Рославль, Могилев. Армиям правого крыла фронта ставилась за­дача к этому времени выйти на линию Ярцево, Ельня и во взаимодействии с левым крылом Калининского фронта продвигаться в направлении Смоленск, Орша. Этой же директивой 50-я армия передавалась из Западно­го в состав Брянского фронта

Между тем сопротивление противника в полосах обоих фронтов возрастало. Командование вермахта с 1 по 18 августа усилило группировку, действовавшую против Западного фронта, 11 дивизиями, а войска, проти­востоящие Калининскому фронту, — 2 дивизиями.

За 14 дней наступления Западный фронт прорвал тактическую зону немецкой обороны и продвинулся на 35—40 км. Соединения фронта нанесли поражение врагу, сковали его силы и не дали возможности снять ни одной дивизии для переброски на другие направления. Однако бои приняли затяжной характер вследствие переброски под Смоленск немец­ко-фашистских соединений с орловско-брянского направления.

В создавшейся обстановке Ставка ВГК приняла решение временно приостановить наступление, подтянуть тылы, обеспечить части и соединения боеприпасами и горючим. Поскольку армии Брянского фронта успешно продвигались к Брянску, необходимость в нанесении главного удара на рославльском направлении (вариант «Суворов I») отпала. Поэ­тому командующий Западным фронтом сосредоточил основные силы на направлении Ельня, Смоленск.

Наступление возобновилось 28 августа после артиллерийской подготовки и ударов авиации. В первый день была прорвана оборона на фрон­те до 25 км и войска продвинулись вперед на 6—8 км. 5-й механизирован­ный корпус, введенный в бой в этот же день, развернул наступление в глу­бине обороны противника. 29 августа прорыв удалось расширить до 30 км и продвинуться до 12 —15 км. В образовавшуюся брешь вошел 6-й гвар­дейский кавалерийский корпус. Фашисты, стремясь локализовать ус­пех, предпринимали яростные контратаки, в которых участвовало по 70—100 танков. Враг стремился удержать Ельню — железнодорожный узел, прикрывающий Смоленск с востока. Прилегающие к городу высоты он укрепил в инженерном отношении. На танкоопасных направлениях противник использовал большое количество противотанковой артиллерии. Однако его усилия оказались тщетными. 30 августа в прорыв вошел 2-й гвардейский танковый корпус, который за день продвинулся до 20 км. В этот же день войска 10-й гвардейской, 21-й и 33-й армий и 2-го гвардей­ского танкового корпуса овладели городом Ельня. Это был крупный опе­ративный успех Западного фронта.

В донесении оперативного отдела штаба группы армий «Центр» за 30 августа имеется запись: «Прорыв противника нельзя было задержать, так как в распоряжении не было совершенно никаких резервов... Вечером противник ворвался в Ельню. Подробности боев за день не известны, так как до сих пор отсутствует связь». На правом крыле фронта совет­ские войска форсировали Днепр и 1 сентября освободили Дорогобуж. Наступление развернулось уже в полосе протяженностью 150 км, охва­тив почти весь Западный фронт.

Враг понимал серьезность создавшейся обстановки. В документах отдела по изучению армий Востока отмечалось: «Противник располагает еще крупными резервными соединениями, освободившимися в районе за­паднее Орла, для подкрепления операций из района Глухов, Севск про­тив 9-й и 4-й армий...».

К концу августа ухудшилось положение противника и на других участках советско-германского фронта. Центральный фронт прорвал оборону в районе Севска и вступил на территорию Северной Украины. На стыке групп армий «Центр» и «Юг» образовалась брешь, открывавшая пути к Киеву.

Опасаясь выхода советских войск в тыл группировке, отступавшей к Смоленску, и удара по войскам 9-п армии, оборонявшимся в районе Брянска, немецко-фашистское командование усилило западное направле­ние. Уже 31 августа командование Западного фронта получило сведения от разведки о выдвижении в район западнее Ельни дополнительных сил. И действительно, враг перебросил из резерва 3-й танковой армии пехот­ную дивизию и бригаду СС, имея целью приостановить продвижение со­ветских частей и занять заранее подготовленные позиции на рубеже рек Устром и Десна. Советским войскам вновь пришлось проводить подготов­ку прорыва промежуточного рубежа.

Наступление возобновилось только 15 сентября. В первый же день оборона противника на ярцевском направлении не выдержала ударов советских войск. 31-я армия под командованием генерала В. А. Глуздовского прорвалась в предместье Ярцево, форсировала реку Вопь и 16 сен­тября освободила город. Тщетны были и попытки захватчиков остановить наступление Калининского фронта. 39-я армия и 43-я армия генерала К. Д. Голубева продвигались в глубь вражеской обороны. 19 сентября соединения 39-й армии овладели важным узлом обороны на путях к Смо­ленску — городом Духовщина.




style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-7206746909524663"
data-ad-slot="7639868838"
data-ad-format="auto">

Войска левого крыла Западного фронта, наступавшие на вспомогательном. рославльском направлении, также добились успеха. Гитлеров­цы пытались оторваться от них и занять позиции по Десне. Однако 10-я армия стремительно форсировала реку и захватила ряд плацдармов на ее правом берегу.

Конец второй декады сентября ознаменовался значительными успехами войск Калининского и Западного фронтов. Они развернули наступ­ление в полосе до 250 км и прорвали оборону на глубину 120—130 км. При этом наибольший результат был достигнут на направлении главного удара Западного фронта, где за пять дней боев советские войска продви­нулись до 40 км.

По признанию гитлеровского генерала К. Типпельскирха, удар советских войск из района Дорогобуж, Ельня по войскам группы армий «Центр» значительно осложнил их положение. «Критическая обстанов­ка на правом крыле... — пишет он, — равно как и исключительно сильное давление, которое оказывал русский Западный фронт на войска 4-й армии на смоленском направлении, требовали непрерывного сокращения линии фронта. С величайшим трудом удалось помешать русским прорваться на Смоленск». Командование вермахта было вынуждено принять решение на отвод группы армий «Центр» к Смоленску.

Наступление Советской Армии сочеталось с ударами партизан в тылу врага. Они нападали на его штабы, разрушали мосты, дороги, захваты­вали переправы, спасали советских людей от угона в Германию, не да­вали возможности грабить и увозить народное добро, доставляли совет­скому командованию ценные разведывательные сведения. Особое внимание уделялось ударам по железнодорожным коммуникациям.

В связи с успехом на западном стратегическом направлении Ставка ВГК 20 сентября приказала основные усилия левого крыла Калининского фронта сосредоточить на витебском направлении и взять Витебск не позднее 9—10 октября 1943 г. В этот же день она потребовала от командования Западного фронта 26—27 сентября освободить Смоленск, Починок, Рославль, а 10—12 октября овладеть районом Орша, Могилев По расчетам Ставки, развитие наступления на витебском, оршанском и могилевском направлениях позволило бы форсировать Днепр в его верх­нем течении, освободить значительную часть Белоруссии, создать угрозу прибалтийской и гомельской группировкам.

Выполнение сложных задач требоваьло от войск большого напряжения моральных и физических сил. Командиры, политические органы, партий­ные и комсомольские организации проводили большую работу в наступаю­щих соединениях. Наиболее действенным средством мобилизации личного состава являлась пропаганда героических подвигов. В листовках и газе­тах широко популяризировались отличившиеся воины, подразделения, части и соединения.

Командующий Западным фронтом, учитывая особенности местности, решил взломать промежуточные оборонительные рубежи на подступах к Смоленску не на узком, а на широком участке фронта. Большое значение имели согласованные действия артиллерии и авиации. Они обеспечивали стрелковым соединениям при поддержке инженерных войск возможность быстро справиться с поставленной задачей.

23 сентября войска Западного фронта перерезали железную и шоссей­ную дороги Смоленск — Рославль в районе Починок и на другой день вышли на реку Сож. Гитлеровская группировка в районе Смоленска была охвачена с юга. Такая же угроза нависла над ней со стороны Калининско­го фронта. Войска его левого крыла, взаимодействуя с правым крылом Западного фронта, наступали севернее Смоленска.

В результате упорных боев утром 25 сентября сопротивление врага было сломлено. Древний русский город Смоленск — областной центр Российской Федерации, важнейший узел немецко-фашистской обороны на западном направлении — был освобожден. Жители Смоленска востор­женно приветствовали советских воинов. За высокое воинское мастерство и отвагу 39 частей и соединений получили почетное наименование Смолен­ских.

При отступлении немецко-фашистские захватчики причинили огромный ущерб промышленности, коммунальному хозяйству, связи и торговым учреждениям Смоленска. Варварскому разрушению подверглись учреждения здравоохранения, учебные заведения, музеи, бесценные памятники русского зодчества. Гитлеровцы творили зверские насилия над мирным населением Смоленска: мучали, расстреливали, вешали, от­равляли людей. Тысячи мирных жителеи были угнаны на каторжные ра­боты в фашистскую Германию.

После освобождения города партийные и советские органы сразу же развернули работу по налаживанию нормальной жизни. 27 сентября «Правда» писала: «Смоленск снова в родной советской семье! Трудно най­ти слова для оценки всего огромного значения этого события... советские воины вернулись в Смоленск Богатырским натиском они распахнули смоленские ворота с востока. Они раскрыли перед собой смоленские во­рота на запад, в Белоруссию, в братскую республику, героически веду­щую борьбу за свое освобождение».

Успешно развивалось наступление войск левого крыла Западного фронта 10-я и 49-я армии 25 сентября освободили Рославль и с ожесточен­ными боями продвигались на могилевском направлении. В честь освобож­дения городов Смоленска и Рославля небо Москвы озарилось 20 артилле­рийскими залпами из 224 орудий.

2 октября Смоленская операция закончилась. Западный и Калининский фронты вышли на рубеж Рудня, восточнее Горки, Дрибин, далее по реке Проня и вступили в пределы Восточной Белоруссии. Развернув на­ступление в полосе протяженностью до 400 км, они продвинулись на запад на 200—225 км, разгромив 5 пехотных, танковую, моторизованную диви­зии и нанесли поражение 11 пехотным, 3 танковым и моторизованным соединениям противника. Враг был отброшен далеко от Москвы и изгнан из пределов Смоленской области

Однако задача по овладению Витебском, а также районами Орши и Могилева не была выполнена. Противник всеми силами стремился не допустить выхода Советской Армии в глубь Белоруссии. Здесь он по-преж­нему держал наиболее боеспособные и укомплектованные дивизии. Со­ветские войска испытывали большие затруднения с подвозом горючего, боеприпасов и продовольствия, так как железные дороги были взорваны врагом. Не хватало автотранспорта, а имеющиеся машины из-за плохих дорог не могли использоваться с полной нагрузкой.

В результате Смоленской операции значительно расширился фронт активных действий. Калининский и Западный фронты сковали в общей сложности около 55 вражеских дивизий.

Достижению успеха в операции способствовали Ленинградский, Волховский и Северо-Западный фронты. Частные операции этих фронтов против группы армий «Север» содействовали срыву немецкого плана наступления на Ленинград и, сковав на северо-западном направлении значительные силы вермахта, лишили немецко-фашистское командова­ние возможности усилить войска центрального направления. В течение сентября туда не удалось перебросить ни одной дивизии из группы армий «Север». К концу сентября против Ленинградского, Волховского и Се­веро-Западного фронтов гитлеровцы держали около 60 дивизий, или до 26 процентов соединений, находившихся на советско-германском фронте.

Родина высоко оценила подвиги участников Смоленской операции. Шесть раз Верховный Главнокомандующий издавал приказы с объявлением войскам благодарности за достигнутые успехи. 104 особо отличив­шимся соединениям и частям присвоены почетные наименования. Многие тысячи советских воинов награждены орденами и медалями за мужество и героизм, особо отличившиеся воины, партизаны и подпольщики удостое­ны звания Героя Советского Союза.

В тесном оперативно-стратегическом взаимодействии с Западным и Калининским фронтами проводилось наступление Брянского фронта на брянско-гомельском направлении. Этот фронт являлся как бы связующим звеном между стратегическими группировками советских войск, дей­ствовавшими на западном и юго-западном направлениях.

После разгрома орловской группировки армии Брянского фронта подошли к оборонительному рубежу, заранее подготовленному фашиста­ми восточнее Брянска и Навли. Еще 16 августа Ставка Верховного Глав­нокомандования поставила задачу Брянскому фронту наступать на Брянск и после овладения брянским плацдармом в излучине Десны раз­вивать удар на Гомель.

Брянский фронт встретился с большими трудностями. Войска, участвовавшие в контрнаступлении под Курском, понесли большие потери, тылы их отстали, недоставало боеприпасов и горючего. Лесисто-болотис­тая местность и многочисленные реки с заболоченными поймами ослож­няли боевые действия. Фашисты укрепили западные берега рек, создали сильную оборону на узлах дорог и в населенных пунктах. В сложившихся условиях добиться успеха можно было только нанесением ударов по флангам вражеской группировки, выводя основные силы фронта на тылы врага.

Во второй половине августа войска фронта развернули наступление на обоих крыльях, но к 26 августа стало очевидным, что сил для этого недостаточно. Командующий фронтом с разрешения Ставки ВГК перенес главные усилия на правое крыло фронта. Для этого в район Кирова, в по­лосу 10-й армии Западного фронта, были перегруппированы 50-я армия и 2-й гвардейский кавалерийский корпус. Предполагалось использовать достигнутый левым крылом Западного фронта успех для нанесения уда­ров во фланг противнику. Перегруппировка значительной массы совет­ских войск вдоль фронта в непосредственной близости от врага была со­пряжена с риском, но прошла успешно. Были четко организованы ночные марши войск на расстояние до 100 км с темпом 30 км за ночь.

Начав наступление 7 сентября, 50-я армия прорвала оборону гитлеровцев. Введенный в прорыв 2-й гвардейский кавалерийский корпус И сентября форсировал Десну и захватил плацдарм на ее правом берегу в районе Жуковки. Вскоре кавалеристы перерезали железную дорогу Брянск — Смоленск, создав угрозу вражеским тылам. 9-я немецкая ар­мия попадала под фланговый удар с севера. Командование вермахта было вынуждено начать отвод 9-й армии за Десну. Соединения Брянского фрон­та развернули преследование. Действия войск фронта поддерживала 15-я воздушная армия под командованием генерала Н. Ф. Науменко. Авиация бомбардировала и штурмовала отходившие колонны, опорные пункты и узлы сопротивления, помогала отражению контратак, бомбила перепра­вы на Десне.

Успешному наступлению способствовала активная борьба брянских партизан, взаимодействовавших с войсками. Захватчикам пришлось отказаться от перевозок по дорогам, проходившим через леса южнее Брян­ска. Обстановку в тылу немецко-фашистских войск характеризует доне­сение оперативного отдела штаба группы армий «Центр» за 28 сентября: «Положение с партизанами за линией фронта обострилось таким образом, что отход войск, особенно на южном фланге армии (9-я армия. — Ред.), становится возможным обеспечить только лишь в результате упорных боев наших частей, назначенных для этой цели».

Удержание Брянска имело, по мнению гитлеровского командования, большое значение для стабилизации восточного фронта. Город являлся одним из крупных узлов железных и шоссейных дорог, соединяющих юг России с центром и севером, а также Белоруссию с центральными областя­ми СССР. Через Брянск обеспечивалась связь с северной и южной группи­ровками группы армий «Центр», а также с глубоким тылом.

Бои за город начались с форсирования Десны. До этого артиллерия прямой наводкой подавляла и уничтожала огневые точки врага на запад­ном берегу. 15-я воздушная армия нанесла бомбовые удары по его укреп­лениям. Войска 11-й гвардейской армии форсировали Десну южнее Брян­ска, а 11-й армии — в районе города. Для противника создалась угроза окружения. Овладев рядом опорных пунктов на подступах к Брянску, 11-я армия развернула решительное наступление на город. После упор­ных ночных боев 17 сентября Брянск и Бежица были освобождены. Боль­шое значение в овладении Брянском имели действия 50-й и 3-й армий ге­нералов И. В. Болдина и А. В. Горбатова. Армии нанесли удары из рай­онов Людиново и Жиздры в тыл брянской группировке немцев. За мас­совый героизм и отвагу 16 частей и соединений получили почетное наиме­нование Брянских и Бежецких. Москва салютовала войскам, одержавшим новую победу.

После освобождения Брянска удерживать оборону на Десне противник уже был не в состоянии. Командующий группой армий «Центр» Клюге во избежание разгрома своих войск отдал приказ как можно быст­рее отойти на заранее подготовленную по берегам рек Сож и Проня оборо­нительную позицию «Пантера».

Советская разведка своевременно вскрыла планы вермахта. Ставка ВГК 20 сентября дала указания командующему Брянским фронтом развивать наступление, 2—3 октября выйти на Сож и к 10—12 октября овла­деть районом Жлобина.

Для преследования врага была создана подвижная группа фронта, которую возглавил заместитель командующего фронтом генерал М. И. Казаков. 25 сентября части 1-го танкового корпуса ворвались в город Новозыбков. Удар оказался настолько внезапным, что гитлеров­цы не успели занять оборону на окраинах и приняли бой в городе. Через день передовые подразделения подвижной группы вышли к железнодо­рожной станции Ветка на Соже. Преследование противника проходило успешно, однако захватить плацдарм на реке не удалось: подвижная груп­па к этому времени слишком ослабла.

На правом крыле войска фронта 26 сентября выбили фашистов из города Хотимск. Это был первый освобожденный районный центр Белоруссии. К 2 октября, в сроки, указанные Ставкой, войска Брянского фронта вышли на Сож и Проню, вступив в пределы юго-восточной части Белоруссии.

В ходе наступления Калининского, Западного и Брянского фронтов на западном направлении сильная группировка вермахта потерпела серьезное поражение. Всего в течение августа—сентября войска этих фронтов разгромили 10 вражеских дивизий, продвинулись на 200—250 км, далеко отодвинули линию фронта от Москвы, очистили часть Калинин­ской, Смоленскую область, Брянщину и приступили к освобождению Белоруссии.

Наступлением на центральном участке фронта советские войска не только лишили немецко-фашистское командование возможности снимать отсюда резервы, но и вынудили его перебрасывать на это направле­ние силы из Западной Европы. Четкой организацией стратегического взаимодействия между группами фронтов, наступавших на западном и юго-западном направлениях, Ставка Верховного Главнокомандо­вания добилась того, что самая сильная немецко-фашистская груп­па армий «Центр» понесла значительные потери и была прочно ско­вана.

Успешное продвижение Советской Армии на западном направлении сорвало планы вермахта удержаться на подступах к Белоруссии. С овла­дением обширным районом в междуречье Западной Двины и Днепра возникла серьезная угроза северному флангу группы армий «Центр». Создались благоприятные предпосылки для изгнания оккупантов с бело­русских земель и сокрушения Восточного вала в верхнем течении Днепра. И хотя обширная территория Белоруссии все еще оставалась в руках ок­купантов, над ее землями взошла заря освобождения.

Летом и осенью 1943 г. Советская Армия добилась новых успехов. Она разгромила врага в битве под Курском, освободила Левобережную Украину и Донбасс, вступила в восточные районы Белоруссии, форсировала Днепр, захватила плацдармы на его правом берегу и изгнала оккупантов с Таманского полуострова. Были вызволены из фашистской неволи миллионы советских людей

Новые удары, нанесенные советскими войсками, еще больше подорвали боевую мощь вооруженных сил нацистской Германии, ослабили ее тыл. Советская Армия диктовала противнику условия ведения воору­женной борьбы.

В боях с гитлеровскими захватчиками воины Советских Вооружен­ных Сил вновь продемонстрировали величайшее мужество, отвагу и массовый героизм. Неуклонно приближался день полного изгнания фашист­ских захватчиков с советской земли.