Фараоны финансовых пирамид: «РДС»

В начале девяностых годов XX века в России появились тысячи фирм-однодневок, занимавшихся мошенническим выкачиванием денег у населения. У истоков российских финансовых пирамид стояли бывшие комсомольские вожаки из Волгограда – 30-летний Александр Саломадин и 23-летний Сергей Грузин. В 1992 году они зарегистрировали финансовую компанию АОЗТ «Русский Дом Селенга» (сокращенно «РДС»). Термин «селенг» – придумали сами. Он означал заем денег у населения для вложения в будущие предприятия «РДС».

Грузин и Саломадин обещали волгоградцам вложить их средства в строительство жилья и коммерцию, но потом решили упростить схему – и стали просто брать деньги под огромные проценты. «Я не говорю вам, дорогие волгоградцы, что я работаю для вас, – выступал Александр Саломадин. – Мне нужны ваши деньги. Я готов вам за них платить. Вас устраивает вклад – давайте. Нет, – я буду искать деньги в другом месте».

Почти сразу деятельностью «РДС» заинтересовались волгоградские чекисты. Они предупредили правоохранительные органы и администрацию области, что обещанные селенгом проценты нереальны, и подобная игра может закончиться катастрофой. Однако прокуратура сослалась на несовершенство законодательства, а губернские власти сами были втянуты в эту финансовую аферу. Первые лица области говорили: «”РДС” – хорошие ребята, не мешайте им работать». Более того, на определенном этапе деятельность фирмы была выгодна государству. «РДС» выкачивал из карманов населения миллиарды инфляционных, ничем не обеспеченных рублей.

В начале 1993 года арбитражный суд Волгоградской области все-таки признал деятельность «РДС» по сбору денег у населения незаконной. «Учредители ТОО Саломадин и Грузин внесли в его уставный капитал всего по 5 тысяч рублей, – объясняла позже свое решение судья Светлана Глушкова. – А счет собранных денег уже тогда пошел на сотни тысяч. Закономерен вопрос: под какие же гарантии берут эти деньги?»

«Русский Дом Селенга» продолжал строить свою империю, хотя Высший арбитражный суд дважды отклонял поданные руководством фирмы кассационные жалобы и тем самым дважды подтверждал законность первоначального решения. Государство позволило мошенникам прокручивать аферу.

Когда у волгоградских вкладчиков деньги кончились, Саломадин и Грузин начали собирать деньги в других областях России. «РДС» открыл 73 филиала и 800 агентств в 72 городах России.

Наличные средства привозили в подвал дома на окраине Волгограда. По полу были разбросаны мелкие купюры, их часто за ненадобностью сжигали. Клиентами компании становились не только рядовые граждане. Здесь отмывали взятки чиновники, приумножали общаки преступные группировки.

«Русский Дом Селенга» заключил 2,4 миллиона договоров на сумму 2 триллиона 837 миллиардов рублей. На эти деньги была основана целая империя под общим названием «Союз-С». «Прибыль зарабатывается не в самом “РДС”, – пояснял Саломадин. – “РДС” входит в систему предприятий “Союз”. Это огромная система, которая объединилась общей целью зарабатывания денег».



Первое время «РДС» функционировал исключительно как финансовая пирамида. Проценты первым вкладчикам выплачивались за счет вновь прибывших. На чем держалась «пирамида»? Деньги «перекачивались» через инвестиционную компанию «Союз-С» в банки и коммерческие структуры. Более сорока супермаркетов входили в сеть «Русской торговли». Под эгидой «РДС» возникали транспортные предприятия, издательства, казино, туристические фирмы, были организованы двадцать четыре банка, и даже авиакомпания «РДС-АВИА» с четырьмя самолетами. Немалые деньги вращались в фирме «Гражданская безопасность». В нее входила фельдъегерская служба и охрана руководителей «Союза-С». Инвестиционный план «РДС» был расписан на несколько лет вперед. Саломадин и Грузин хотели распространить свою деятельность не только на ближнее зарубежье, но и на Китай, Аргентину, Конго.

Александр Саломадин уже не хотел размениваться по мелочам: «Большие деньги можно делать только большими деньгами и в больших объемах. Поэтому “РДС” не занимается проектами менее пятидесяти миллиардов». Он издал указ, в котором «РДС» провозглашался империей с собственным флагом, гимном, гербом, конституцией. Причем конституция «Союза» предусматривала главенство собственных законов над российскими. Вводилась система чинов, учреждались ордена из золота и драгоценных камней. По этому указу любой из учредителей «РДС» мог войти в хранилище и взять столько денег, сколько ему требовалось. В офисах, куда вход простым смертным был заказан, царила богемная обстановка. Внутри империи «Союз-С» существовала своя расчетная единица – так называемый рес.

В «РДС» и пяти своих дочерних фирмах Саломадин и Грузин сами себя назначили руководителями и сами установили себе зарплаты, премии, и даже «спецнадбавки за особо сложную и ответственную работу». Так, только в ТОО «Русская торговля» они получали «спецнадбавки» по 20 тысяч долларов ежемесячно, а затем увеличили их до 64 тысяч… И вели себя как небожители. «Я Саломадина видела лишь раз, – говорит бывший бухгалтер “Русской торговли”. – Да и то не живьем, а по телевизору». По официальным данным Саломадин и Грузин получили более 14 миллиардов рублей. По их словам, большая часть денег уходила на взятки.

Солидные средства тратились на покупку дорогих иномарок, квартир и другой недвижимости, ювелирных изделий, переводились под проценты на личные счета. А когда аналогичная волгоградская фирма «Заря России» начала переманивать вкладчиков к себе, Саломадин и Грузин тут же «благородно» предупредили население: «Вы подвергаетесь опасности стать жертвами мошенников!» Через прессу и телевидение они также объясняли преимущества вложения денег по договорам селенга по сравнению с существующими процентными ставками Сбербанка РФ. Граждане забирали вклады из Сбербанка и несли их в «Русский Дом Селенга». Это вызвало озабоченность государственных финансовых структур. И не только финансовых.

21 июня 1994 года вооруженные налоговые полицейские ворвались в офис нижегородского филиала «РДС». Уложив сотрудников на пол, они вскрыли автогеном двери хранилища. Все наличные, не пересчитывая, рассовали по мешкам. Забрали документы, списки вкладчиков, и увезли в неизвестном направлении. Только на следующий день стало известно, что деньги, собранные «РДС» со всего Поволжского региона, а это около 6 миллиардов рублей, были доставлены в банк «Прогресс». Именно в этом банке имела счета нижегородская администрация.

Губернатор Борис Немцов публично заявил, что победит в конкурентной борьбе с «РДС». Проверив конфискованные документы, налоговые органы не нашли никаких нарушений. Но деньги не только не вернули, а еще и потребовали выплатить 14 миллиардов рублей штрафов. Силовое изъятие денег вкладчиков, наверное, и было результатом конкурентной борьбы. Средства «РДС» навсегда растворились в бюджете нижегородской области.

Весть о погроме в денежном хранилище «РДС» мгновенно разнеслась по Нижнему Новгороду. Вкладчики ринулись к офису, чтобы забрать свои сбережения. Но хранилища были пусты.

Атаки налоговой полиции продолжались. В августе 1994 года инкассаторский самолет «Як-42», принадлежавший авиакомпании «РДС-АВИА» должен был вылететь из Иркутска в Волгоград. Подразделение налоговой полиции перекрыло взлетную полосу. Службе безопасности, сопровождавшей груз, было приказано не сопротивляться. Полицейские вынесли из салона самолета двадцать восемь мешков с деньгами. Две тонны плотно перевязанных купюр. Это были деньги вкладчиков из разных городов Сибири – более семи миллиардов рублей.

Чиновник налоговой полиции Лесков заявил, что таким образом полицейские воплощали в жизнь президентский Указ «О своевременном внесении налогов в бюджет». Правда, у налоговой полиции был и свой интерес. Значительная часть конфискованных денег доставалась полицейским в виде премии. И чем больше они изымали средств, тем больше зарабатывали.

В сентябре 1994 года исполняющий обязанности директора налоговой полиции России Ямпольский подписал инструкцию, в которой определил способы и методы изъятия наличных денег из филиалов «РДС». По всей стране покатилась волна конфискаций. В Ростове было изъято и наложено штрафных санкций на общую сумму – 68 млрд рублей, в Хабаровске – 7 млрд, в Астрахани – 17, в Башкортостане – 13, в Твери – 3,6. Всего в бюджет перекочевало более 200 млрд рублей. Империи Саломадина и Грузина зашаталась.

К началу 1995 года налоговые органы конфисковали у «Русского Дома Селенга» более двухсот миллиардов рублей. Деятельность фирмы была прекращена решением суда. Предприятия «РДС» не работали, а вкладчики штурмовали офисы компании. Саломадин с Грузиным спрятались в своем особняке. Сотрудники региональных филиалов лихорадочно растаскивали то, что осталось от могущественной империи.

В мае 1995 года в отношении руководителей АОЗТ «РДС» прокуратурой Волгоградской области были возбуждены уголовные дела. Со всех концов страны поступали иски вкладчиков. Люди умоляли вернуть вложенные ими деньги, а еще «премии-селенги» по ним, и еще, желательно бы, и компенсировать моральный ущерб. Однако подавляющее большинство вкладчиков даже не были признаны потерпевшими. А из 15 тысяч поданных исков суд удовлетворил только первые триста.

В октябре 1996 года Саломадин и Грузин явились добровольно на допрос к следователю. Они и представить не могли, что на них наденут наручники. Основателей «РДС» арестовали прямо перед выборами губернатора. И многие в ту пору расценили этот акт как политический: «Вот посмотрите, пройдут выборы – отпустят».

Не отпустили. Более трех лет архитекторы финансовой пирамиды отсидели в душных, переполненных камерах СИЗО. Грузин попал в камеру, где вместо десяти человек обитало более тридцати. Саломадину сокамерники предложили самому выбрать нары. Уважили.

Тем временем имущество «РДС» продавалось за бесценок. Известно, например, что часть принадлежащих компании автомобилей приобрел по бросовым ценам председатель суда, выносивший решения о распродаже имущества пирамиды. С молотка ушли 48 автомобилей, пять квартир, три особняка. Семь компьютеров, в которых хранился реестр вкладчиков, отдали военкомату. Четыре самолета «РДС-АВИА» стоимостью около пятидесяти миллионов долларов нижне-волжская таможня арестовала якобы за нарушение таможенных правил. А затем, без решения суда, их просто конфисковала и за бесценок продала Газпрому. Деньги ушли государству, а о вкладчиках никто не побеспокоился.

Саломадин и Грузин обвинялись в мошенничестве в крупном размере, включая совершенное организованной группой присвоение и растрату вверенного им имущества. Масштабы уголовного дела впечатляют. Только обвинительное заключение составило солидный том в 300 страниц. А для хранения 413 томов с материалами, отражающими деятельность фирмы, суду пришлось даже выделить специальное помещение. Саломадин и Грузин осилили несколько десятков томов, после чего отказались от законного права знакомиться с материалами до процесса и попросили направить дело в суд. Саломадина обвинил в крахе «РДС» государство. «Мы прошли все – от кремлевских кабинетов до волгоградских казематов, – сказал он. – Законы в государстве позволяли создать такую структуру, как “РДС”».

Вкладчики также были недовольны властью. Владимир Назаров, представившийся на процессе как «типичный рядовой вкладчик», выразил мнение большинства пострадавших: «В зале нет главного обвиняемого – государства. Или, если точнее, представляющих его чиновников. Ведь они в отличие от нас наверняка понимали, что дело закончится обвалом финансовой “пирамиды”».

2 февраля 2000 года в Краснооктябрьском районном суде Волгограда процесс над руководителями АОЗТ «РДС» Грузиным и Саломадиным завершился обвинительным приговором и лишением их свободы на девять лет с конфискацией имущества и отбыванием наказания в колонии общего режима. Из приговора суда: «…Саломадин с Грузиным в период с 1992 по 1996 годы завладели денежными средствами вкладчиков в размере 2 триллионов 837 миллиардов рублей, из которых 2 триллиона выплатили гражданам по договорам “Cеленга”, а оставшуюся сумму растратили на открытие и содержание филиалов, банковско-коммерческих структур и выплату зарплаты обслуживающему персоналу…» Саломадин и Грузин отсидели (с учетом времени, проведенного в СИЗО) лишь половину срока, и в июле 2001 года вышли на свободу.