Студийский монастырь

Одним из величайщих монастырей был Студийский монастырь, располагавшийся в течение тысячелетия в квартале Псамафия. Его останки считаются сегодня одними из древнейших сохранившихся памятников в бывшей ромейской столице. Здесь на протяжении веков в знаменитом храме, посвященном Иоанну Крестителю, хранилась и величайшая святыня христианства — часть его главы.

Монастырь был основан на берегу Мраморного моря бывшим ромейским консулом Востока Студием в 462 г. Построив первоначально в принадлежав­шем ему имении храм во имя Святого Иоанна Предтечи, ставший приходским, он скоро прибавил к нему и монастырь, в который переселил часть общины акимитов. «Неусыпающие» — так называли себя монахи за то, что они распределялись для участия в богослужении таким образом, что оно никогда не прерывалось в храме. Монастырь был наделен значительной собственностью, и комплекс скоро получил имя своего владельца.

До конца VIII в. монастырь играл скромную роль в жизни Константи­нополя. Во времена иконоборческих гонений студийские монахи остались приверженцами православного иконопочитания, за что были изгнаны из столицы, как и большинство их собратий, иконоборцем Константином V, а обитель пришла в полное запустение. Когда игуменом стал Савва, дея­тельный участник VII Никейского собора 787 г., утвердившего иконопочитание, монастырь стал снова заселяться. Высочайший авторитет и влияние монастырь приобрел при следующем игумене, замечательном богослове и церковном деятеле своего времени преподобном Феодоре Студите, пле­мяннике святого Платона, с которым было связано совместное монашеское служение.

Преподобный Платон получил хорошее образование и унаследовал бога­тое имение. Когда он вырос, то своими трудами увеличил свое состояние, но горя любовью к Богу, раздал все имущество и удалился в монастырь. Скоро, благодаря молитвенному усердию и трудолюбию, он был избран игуменом. Через некоторое время со своими племянниками Иосифом и Феодором он удаляется в пустынное место Саккудион, где они основали новый монастырь, настоятелем которого стал препеподобный Платон. Он принимал деятельное участие в работе Седьмого Никейского собора, безбоязненно защищая святые иконы, за что получил именование исповедника. Уже в старости он передал управление монастырем преподобному Феодору.

Святой Феодор постригся в монастырь под влиянием своего дяди Платона 22 лет от роду, а его молодая жена также приняла монашество. В 795 г. импера­тор Константин VI насильно заточил свою законную жену Марию в монастырь и решил обвенчаться на родственнице Феодотии, но Константинопольский патриарх не благословил этот брак, однако один из священников нарушил запрет и обвенчал императора. Узнав об этом неблаговидном поступке императора, преподобные Платон и Феодор единолично отлучили императора от Церкви и разослали об этом письма по монастырям. Разгневанный император приказал заключить Платона в темницу, а Феодора сослать в Солунь. Только после смерти императора они возвратились в Константинополь. Феодор в 798 г. поступил в Студийский монастырь, где скоро стал игуменом. Платон в той же обители пребывал до смерти простым иноком. Когда новый им­ператор Никифор (802—811) самовольно возвратил в церковь отлученного священника Иосифа, преподобные Платон и Феодор снова выступили с обличением императора, за что вновь оказались в заключении. Лишь через четыре года они возвратились в Студийскую обитель. Но не прошло и трех лет, как новый император Лев Армянин вновь начал борьбу с иконопочитанием. Феодор написал ему: «Не нарушай мира Церкви. Бог поставил в церкви иных апостолами, других пастырями и учителями, но не упомянул о царях; оставь церковь пастырям и учителям». За устроенный им показательный крестный ход с иконами в столице Феодор был сослан в отдаленную крепость Метопу в Вифинии в 815 г. Следующий император освободил его, но в монастырь воз­вращаться запретил. Феодор воспринимался народом как мученик и великий чудотворец, проведя остатки жизни в скитаниях и проповедях, окруженный многочисленными учениками. Он мирно скончается в 826 г. После восста­новления иконопочитания мощи преподобного Феодора будут перенесены в Студийский монастырь, сразу же став святыней почитания. Через два года он будет канонизован, а на соборе 842 г. имя его прославлено.

Святой Феодор был известен как великий аскет и проповедник, пре­вративший свой монастырь в светоч монашеской жизни. Студиты при нем приобрели громадный вес, и с ними старались считаться патриархи и импера­торы. Феодор дал обители строгий устав, регламентировавший монашескую жизнь в общежительном монастыре, и разработал подробные предписания, в том числе: о необходимости регулярной исповеди игумену, запрещение монахам собираться вместе для бесед, порядка временного выхода из мона­стыря, о сбережении монастырского имущества, разработал монастырский штат, утвердил рецепты приготовлении теста для просфор и хлеба, определил ограничения приема в монастырь, порядок выбора игумена и многое другое. При Феодоре в обители было до семисот насельников, поэтому организация такой массы людей требовала особого порядка. Чтобы каждый лучше помнил о своих обязанностях, Феодор составлял для них небольшие стихотворения. Но нарушения устава влекли за собой строгие телесные наказания. Но более всего поддерживали монахов огласительные поучения, которыми Феодор всегда напутствовал братию.

Полный текст Студийского устава дошел до нас лишь в материалах конца X в., до этого возможно существовавший в разрозненных записях. В византий­скую эпоху существовало множество монастырских уставов, составлявшихся игуменами и ктиторами монастырей, но наибольший авторитет тогда приобрели Иерусалимский и Студийский уставы. Иерусалимский устав в большей степе­ни регламентировал порядок богослужений, описывал монашеские традиции палестинских монастырей, расположенных чаще в отшельнических пещерах. Студийский устав описывал монашеские обязанности и послушания для городских условий. Студийский устав определил монашескую жизнь в византийских обителях на многие века, был принят впоследствии на Афоне и в других право­славных обителях, в том числе и на Руси, где использовался до XIV столетия.

Но главной отличительной чертой монашеского служения при Феодоре стала активная интеллектуальная деятельность обители, которая разнесла славу монастыря далеко по православному миру. Святой игумен благословлял способных монахов на изучение мирской литературы, философии и богосло­вия, организовывал обучение живописи и каллиграфии, церковного пения и гимнографии. Он сам многократно переписывал рукописи, подавая этим наглядный пример. Подобные занятия были настолько важны в его глазах, что переписчики часто освобождались от богослужений. Из монастыря происходит и сохранившаяся знаменитая иллюстрированная Хлудовская псалтырь. А сочинённые монахами песнопения до сих пор в ходу во многих православных странах. При монастыре существовала также и школа для детей, и лечебница для бедняков.

Влияние монастыря было огромно. Показательно, что три студийских монаха стали патриархами, а три императора (Михаил V, Михаил VII и Исаак I) облеклись здесь в монашескую рясу. Так, Исаак Комнин, процарствовав два года и три месяца, отрекся от престола в пользу Константина X Дуки (1059 г.) и удалился сюда, где выполнял послушания на самых низких должностях, таких как привратник, являя всем назидательный пример смирения и по­виновения. Сыграл монастырь не последнюю роль и в пагубном разделении единой церкви в 1054 г., благодаря яростным обличениям латинян студийским монахом Никитой Стифатом, будоражившим жителей столицы.

Примерно в течение трех столетий, с начала X в. до захвата Костантинополя крестоносцами в 1204 г., в монастыре хранилась одна из главных святынь столицы — святая глава Иоанна Предтечи. Среди святых реликвий обители, хранившихся в храме во имя пророка Крестителя, пребывали: затылочная кость черепа Предтечи, его зуб, глава его отца Захарии и его десница, мощи святых Феодора и его брата Иосифа, епископа Салоник, а также целительные мощи их дяди святого Платона. В разные периоды здесь также упоминаются хранившиеся мощи патриарха Евфимия, святого Саввы и святой Симониды, а также и драгоценное миро святого Димитрия из Салоник.

Владения монастыря были огромны, простираясь на многие десятки гектаров земли. Имелись обширные виноградники и сады, лежащие вдоль главной улицы от Золотых Ворот и морскими стенами города.

Латинская оккупация нанесла непоправимый вред монастырю, лишив его многих святынь. Пропала часть главы Иоанна Предтечи, возможно, вывезен­ная во французский Амьен. Монашеская братия надолго покидает обитель, не захотев служить по новым латинским правилам. Лишь только после восстановления Византийской империи Константин Палеолог, брат базилевса Андроника II, восстанавливает монастырь в 1293 г. в прежнем виде, окружая его мощными крепостными стенами.

Его главный храм во имя Иоанна Крестителя вновь заблистает былым благолепием. Посетивший Константинополь в 1350 г. Стефан Новгородский говорит о нем: «Церковь эта велика очень и высока, с коробовым сводом, иконы в ней, как солнце, сияют, сплошь украшены золотом, а пол церковный великого удивления достоин: будто жемчугом усыпан, и изограф так не сможет изобразить. Так же и трапеза, где братия ест. Очень красив он, прекраснее других монастырей, стоит на окраине города, близ Золотых ворот». Церковь была воздвигнута в виде трехнефной базилики с окружающими галереями. Перед храмом располагался просторный внутренний двор атриум. Центральный неф храма был отделен от боковых двумя рядами колонн зеленого мрамора. Над боковыми нефами располагались галереи, предназначавшиеся для мирян, в то время как монахи молились на основном пространстве. В храме было семь ал­тарей и часовня Пресвятой Богородицы, украшенная роскошными мозаиками. Великолепными мозаиками блистал весь храм, а величественные изображения Христа и Богоматери, в окружении херувимов и серафимов, на золотом фоне взирали с апсиды. В литературе упоминается и огромное панно Тайной Вечери в монастырской трапезной, где был установлен большой мраморный стол.

На юге от церкви располагалась цистерна, обеспечивавшая насельников запасами воды.

Монастырь подвергся жестокому разрушению при взятии Константинополя турками. Братия рассеялась, а монастырь стал собственностью конюшего султана, который превратил главную церковь в мечеть. Отсюда ее турецкое название Имрахор — «мечеть конюшего», которая она носит до настоящего времени.

Жестокий пожар 1782 г., уничтоживший жилой квартал, а также землетря­сение 1894 г. окончательно довершили разрушение великого византийского монастыря. Но в 1907 г. его изучение начал Русский археологический институт иод руководством профессора Фёдора Успенского. Первая мировая война, а затем русская революция прервали научные исследования. А случившийся пожар 1920 г. довершил губительное разрушение святой обители. Остались стоять лишь четыре стены и несколько коринфских колонн. Сегодня от былого великолепия монастырского комплекса сохранились лишь печальные руины стен, скупые следы напольных орнаментов, да отдельные резные каменные украшения храма. Множество обломков капителей, скульптур и колонн теперь бессистемно располагаются вдоль стен или бесхозно валяются повсюду на земле. Но былая его слава и величие не умерли, а продолжают жить в благо­дарной памяти потомков о великих монашеских подвигах его братии. Здесь не осталось святых реликвий, но каждый камень напоминает нам о славных страницах византийского православия и о былом светоче византийского монашества. И найти монастырь в бесконечном хаосе мусульманских улочек и строений и благодарно поклониться его святой памяти этого стоит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Решите пример *