Экспедиция в Панаму

Не прошло и года после успешного похода на Маракайбо, как флибустьерская вольница стала испытывать финансовый голод. Пора было снова «выйти на дело». Морган предложил готовиться к большому походу. Местом общего сбора назначил южное побережье острова Тортуги. Туда же пригласил плантаторов и охотников Эспаньолы, а также губернатора Тортуги.

В гавани Пор-Куильон собралась армия флибустьеров и армада кораблей, преимущественно небольших (множество людей прибыло на каноэ). Необычайное разнообразие одежд, языков, манер: от босоногих оборванцев до разодетых в шелка и парчу, как вельможи, удачливых капитанов (еще недавно не отличавшихся от босяков); от черных рабов до почтенных плантаторов-рабовладельцев, от бандитских рож со следами всех пороков до благородных лиц с холеными бородками.

Морган предложил закрепиться в каком-то пункте материка, раздобыть побольше провианта и уж затем выбрать объект нападения. Испанцы, зная об этих мероприятиях, приготовились к отпору, предварительно спрятав ценности и постоянно ведя наблюдения. Но никакие предосторожности не помогли. Отправленная Морганом флотилия подошла к колумбийскому городу Рио-де-ла-Аче и штурмовала его. Им повезло: взяли в плен корабль, полный маиса. Город был пуст. Разбойники стали рыскать по окрестностям, хватали беглецов и пытали. Напоследок, угрожая сжечь город, получили выкуп маисом. Вся операция заняла пять недель.

Морган, не получая от них известий, начал беспокоиться. К ликованию флибустьеров, все пять кораблей вернулись на базу с трюмами, полными зерна. Пираты и буканьеры, промышлявшие в лесу, собрались на кораблях. Морган провел смотр своей флотилии: 37 кораблей, десяток небольших барок и 2001 (так утверждает Эксквемелин, находившийся, по-видимому, в их числе) хорошо вооруженный человек. На флагмане адмирала Моргана было 22 пушки.

Морган разделил флотилию на две части: под королевским и под белым флагами, назначив вице-адмирала и контр-адмиралов. Собрание офицеров утвердило его решения. Низшие чины обсудили все детали дележа добычи, платы за увечья. Генри Моргану назначили такую же часть добычи, как лорду-адмиралу Англии и королю: одну десятую.

В конце 1670 года флибустьерская армада вышла в море. Попутно решили захватить остров Санта-Каталина. Его крепость и форты были хорошо укреплены. Первая попытка штурма не удалась. И все-таки силы были слишком неравны. Губернатор пошел на тайный сговор с Морганом. Вечером началась с обеих сторон беспорядочная пальба из пушек и ружей, похожая на потешную баталию: никто не пострадал, ибо заряды были холостые. Затем защитники с легким сердцем выбросили белый флаг. Пираты, войдя в город, принялись зверски истреблять кур, свиней и телят. Жителей оставили в покое.



Пополнив свой боевой арсенал, армада двинулась дальше. Чтобы испанцы не догадались о цели экспедиции – взятии Панамы, – Морган послал часть флота захватить крепость Сан-Лоренсо на реке Чагре. Яростный штурм не дал результата. Пираты отступили, неся большие потери. Снова пошли на приступ. Им удалось подпалить деревянные постройки внутри укреплений. Вспыхнул пожар. От огня взорвался арсенал. Испанцы продолжали мужественно защищаться. Ворваться в крепость удалось лишь после того, как пираты подожгли внешние редуты. Затем началась резня.

Нападавшие потеряли около сотни убитых и примерно столько же раненых (в операции участвовали 400 человек). У взятых в плен узнали, что в Панаму явился пират-дезертир, ирландец, и сообщил о готовящемся нападении. Губернатор Панамы принял надлежащие меры защиты, усилил гарнизон и устроил засады на дорогах.

Когда прибыл Морган с основными силами, крепость Сан-Лоренсо уже была приведена в порядок. Оставив здесь свой гарнизон, он с отрядом в 1200 человек двинулся на Панаму. По реке на больших кораблях они медленно шли против течения. Селения на пути были пусты, еды доставалось слишком мало, подкреплялись главным образом курением табака.

Встретив засаду возле одного поселка, обрадовались возможности поживиться провизией. Бросились в атаку, как на банкет. Испанцы бежали. После них осталось лишь полтораста кожаных мешков из-под хлеба, которые пираты отмочили, поджарили и съели.

Целую неделю они продвигались на каноэ и пешком, страдая от голода. От усталости и истощения едва передвигали ноги. Многие проклинали затею и готовы были возвратиться. Испанцы и индейцы сжигали на их пути поселки и опустошали поля.

На девятый день, спустившись в долину, они напали на стадо коров и наконец-то смогли нормально поесть. Увидя вдалеке Панаму, восторженно закричали, словно их там ждали с распростертыми объятиями.

Испанцы дали бой на подступах к городу. Их было примерно вдвое больше, чем флибустьеров. Помимо конницы они имели стадо быков, которым предстояло разрушить пиратские ряды. Однако испанские военачальники просчитались. По болотистой местности конница двигалась медленно. Точным огнем буканьеры обратили ее в бегство. «Бычья атака» тоже не удалась. А пехота, видя приближающихся разъяренных пиратов, дала неприцельный залп, побросала мушкеты и бросилась наутек.

Флибустьеры одержали победу почти без потерь (испанцы потеряли около ста человек). Они подступили к Панаме. Несмотря на отчаянное сопротивление, город был захвачен после двухчасового боя. Морган устроил общий сбор и объявил: у него есть сведения, что все вино в городе отравлено, поэтому категорически запрещается его пить. Он справедливо опасался, что перепившихся победителей смогла бы перерезать и сотня врагов.

Разграбив город, пираты подожгли его. В пламени сгорело много людей, прятавшихся от бандитов, животных, а также произведений ис – кусства и товаров. Пираты ликовали и пировали. Они даже прозевали галион с серебром. Как отметил Эксквемелин, «предводителю пиратов было намного милее пьянствовать и проводить время с испанскими женщинами, которых он захватил в плен, нежели преследовать корабль».

Морган осуществил организованный грабеж страны. Часть флибустьеров на захваченных кораблях нападала на торговые суда, большинство орудовало на суше. Из Панамы поочередно отправлялись к разным селениям отряды до двухсот человек. Ведь в районе Панамы находились основные склады драгоценных металлов, награбленных испанцами в Перу.

Предполагается, что добыча разбойников составила полмиллиона реалов. Чтобы доставить ее на Атлантическое побережье, потребовалось около двухсот тяжело нагруженных мулов. При дележе не обошлось без споров. Морган в них не участвовал: с группой сообщников отправился восвояси, захватив значительную часть сокровищ. Считается, что он, вопреки пиратскому кодексу чести, урвал у своих товарищей четвертую часть от причитавшейся им доли. Алчный предводитель флибустьеров не остановился перед предательством – первым, но не последним в своей жизни: обманул товарищей, обокрал грабителей. Несколько кораблей французских пиратов пошли за ним в погоню, но не смогли догнать.

Этот поход ознаменовал высшее достижение флибустьеров. Ничего подобного уже не удалось осуществить никому. А Морган из-за такого успеха едва не лишился главного своего достояния – головы. Дело в том, что когда пираты отправились грабить испанцев, подняв британский флаг, то совершили государственное преступление. Между Англией и Испанией в это время было заключено мирное соглашение. Флибустьер Морган осмелился перечеркнуть договор глав великих держав!

Возможно, предводитель флибустьеров не знал о данном соглашении. Однако это не снимало с него ответственности за бесчинства и преступления. Разрушение Панамы вообще выходило за грани «обычного» разбоя.

Испанский король потребовал от Англии сурово наказать виновных, прежде всего Моргана и Модифорта, губернатора Ямайки. Двух преступников арестовали и доставили в Англию. Модифорта заключили в Тауэр. Морган оставался на свободе до начала суда. В результате… Модифорт был помилован. Генри Моргана произвели в рыцари. Король Карл II умел ценить людей, которые щедро пополняют личное достояние монарха.

Из Лондона Моргана как представителя английского правительства направили на Ямайку. Он согласился на вторичное предательство по отношению к своим бывшим товарищам: поклялся бороться с пиратами.

Провел он несколько жестоких карательных акций (ведь человек более всего ненавидит тех, кого предал). Ямайка – исходная разбойничья база флибустьера Генри Моргана – стала превращаться в крупный торговый центр, находящийся под надежной государственной опекой стараниями сэра Генри Моргана. Превращение жадного и свирепого пирата в бесчестного буржуа и государственного чиновника ознаменовало закат флибустьерства.

Умер Генри Морган в своем роскошном доме-дворце в Порт-Ройяле в 1688 году и был похоронен в церкви Св. Екатерины. В последние годы он стал толстым, неповоротливым и страдающим туберкулезом и циррозом печени. И хотя историк Я. Маховский написал, будто «умер Морган в преклонном возрасте», надо учесть, что для нормального мужчины 55 лет – далеко еще не старость.