Договор Франциска I с турецким султаном

Противники французского короля взывали к религиозным чувствам европейцев. Как мог христианский государь для борьбы с другим христианским государем обратиться к помощи басурман? Действительно, случай если и не уникальный для того времени, то, по крайней мере, нечастый. Однако он в полной мере продемонстрировал, что наступают новые времена. Возрождение нашло свое отражение и в методах политической борьбы. Избавившись от предрассудков, государи, согласно доктрине Макиавелли, стали более циничными и менее разборчивыми в выборе средств.

Оживление франко‑турецких отношений тесно связано с историей Итальянских войн. Еще находясь в мадридском плену, в котором он оказался после битвы при Павии, Франциск искал друзей на стороне. Но английский король заключил мир с Карлом Габсбургом, а папа пока не хотел выступать против императора. И тут‑то французский монарх обратил свой взор на еще одну реальную европейскую силу – Блистательную Порту. Франциск завязал переписку с Сулейманом Великолепным. Именно после его очередного подстрекательского письма султан вторгся на территорию Венгрии, а затем в Австрию, чем серьезно осложнил положение империи Габсбургов.

Когда Франциск подписывал Мадридский мирный договор с Карлом, он уже знал, что условия договора выполнять не будет. Как только короля отпустили на родину, он тут же начал сколачивать новую антигабсбургскую коалицию. В итоге была создана так называемая Коньякская лига, включившая в себя Францию, Милан, Флоренцию, Венецию, а также силы Папы Римского. Ее борьба с императором закончилась очередной неудачей. В 1529 г. Франциск подписал новый мир со своим противником в Камбре. Этот мир современники прозвали «дамским», поскольку он был достигнут во многом благодаря усилиям матери императора Маргариты Бургундской и матери Франциска I. Последний отказывался от всех притязаний на Италию, а также от прав на Артуа и Фландрию. Мир продержался недолго. С начала 1530‑х годов король Франции и император снова находились в состоянии вражды.



Франциск вынужден был искать поддержку и на море, и на суше. Его договоренности с Турцией имели давнюю историю. Начало им было положено еще в 1251 г., когда в Каире мамлюкские султаны признали Людовика IX Святого, короля Франции. Мехмед II, Баязид II и Селим I подтвердили это соглашение и использовали его как образец в отношениях с Венецией и другими итальянскими городами‑государствами, Венгрией, Австрией и большинством других европейских стран. После завоевания турками Египта (1517) французы получили от султана определенные торговые привилегии в Восточном Средиземноморье. В конце 1520‑х годов выступавший на стороне французов генуэзский флот перешел на сторону Карла. В 1534 г. Франциск заключил договор с Хайреддином Барбароссой – вождем алжирских пиратов и одновременно капитан‑пашой Порты. В свою очередь, в 1535 г. Карл V организовал экспедицию, направленную против африканских пиратов. Это подтолкнуло Францию и Османскую империю к новым переговорам.

Масштабные военные операции на суше начались в 1536 г. Войска Франциска перешли Альпы и с ходу взяли Савойю и Пьемонт. Французы остановились на границе Миланского герцогства. Навстречу им двинулись имперские войска. В том же году Карл взял Турин и объявил Франциска нарушителем мира. Император безуспешно пытался добиться от папы Павла III отказа от нейтралитета. Красной нитью в его выступлении проходила идея совместной обороны от мусульманской агрессии, поскольку всем было известно о союзе, который французы заключили с турками.

Союзный договор между султаном и французским королем был подписан в 1536 г. Тогда же Сулейман подписал торговое соглашение – так называемые капитуляции, на основе которых французские купцы получили право вести свободную торговлю во всех владениях Османской империи. Договор усиливал позиции Порты в борьбе против Габсбургов, поэтому султан не скупился на льготы французам. Аналогичные права получали турецкие торговцы во всех владениях французского короля. Турция соглашалась на осуществление двойного судопроизводства на своей территории, т. е. основанного и на исламском праве, и на законах Франции, которыми руководствовались французские консульские суды. Предписания кади (мусульманского судьи) могли игнорироваться иностранными подданными; постановления же консульского суда носили обязательный характер для османских подданных. Кроме того, Франция получила право протектората над христианами‑католиками в пределах государственных границ Османской империи. Все торговые корабли, кроме венецианских, в подконтрольных османским властям водах Средиземного моря отныне обязаны были ходить – а следовательно, покупать право на это – под французским флагом. Черное море осталось закрытым для всех европейцев без исключения.

Постепенно султан ввел в систему капитуляций отношения с Молдавией, Валахией, некоторыми островами Средиземноморья, которые вошли в империю на особых правах, т. е. имели стабильные оговоренные льготы. Это касалось не только торговых, но и религиозно‑административных проблем. На принципах «капитуляций», т. е. соглашений, строились и отношения султана и главы православных христиан – Вселенского патриарха. Он жил в Стамбуле под полной и постоянной защитой турецкого султана. Впоследствии термин «капитуляция» стал означать сдачу на милость победителя.

В 1536 г. османы в союзе с Францией напали с моря на Северную Италию. Правда, взаимодействие союзных флотов вышло неэффективным. Угроза итальянскому побережью объединила папу, императора и Венецию. Ситуация складывалась в пользу Карла. В июне он вытеснил французов из Савойи и вторгся во Францию. Но взять Марсель в очередной раз не удалось, и в 1538 г. было заключено перемирие. Во время приватной встречи в Ницце Франциск I и Карл V пообещали друг другу сотрудничество в обороне от османов.

Особые франко‑турецкие отношения имели продолжение и в XVIII в., и в XIX в., Порта всегда рассматривалась Францией как сфера непосредственных государственных интересов.