Разведчик специального назначения Ю.И. Дроздов

Разведчик специального назначения Ю.И. Дроздов

Юрий Иванович Дроздов 12 лет возглавлял самое закрытое Управление внешней разведки. Руководил работой нелегалов. Был резидентом в США и Китае. Но до этого успел прожить ещё несколько жизней. Был кузеном Дривсом нелегала Рудольфа Абеля. Завзятым нацистом бароном Хоэнштейном, инспектором Кляйнертом. Вместе с отрядом спецназа КГБ СССР «Зенит» и «Альфа» штурмовал кабульский дворец Амина в декабре 1979 года. Это он после штурма предложил создать отряд специального назначения КГБ «Вымпел».

С июня 1991 года генерал-майор Дроздов в отставке. Он – генеральный директор информационного агентства «Намакон». Юрий Иванович — автор нескольких интереснейших книг о разведке.

В разведку попадают по-разному. Кто-то сам изъявляет желание посвятить свою жизнь этой тонкой и опаснейшей из профессий, кому-то предлагают заняться по-своему романтичным, но чрезвычайно трудным делом службы безопасности.

Ю. Дроздов рос в семье военнослужащего, но в детстве и отрочестве его тянуло ко многому, кроме армейской службы: занимался в кружках по исследованию Арктики и зоологическом.

Когда ему исполнилось 14 лет, отец показал ему книгу: «Артиллерия», добавив, что именно это — его будущая профессия. Его отец был военным. Воевал в Первую мировую войну. В Гражданскую перешел к красным и был одним из командиров артиллеристов в дивизии В.И. Чапаева. Знал Василия Ивановича и Фурманова. А после учил будущих офицеров артиллерийской стрельбе.

Познакомившись с книгой, Юрий не замедлил поступить в специальную военную артиллерийскую школу. Начало Великой Отечественной войны застало его семью в Харькове. Курсантов спецшколы отозвали из летних лагерей и направили на танкоремонтный завод восстанавливать танки, прибывшие с фронта. Получив через два года специальность артиллериста, младший лейтенант Дроздов оказался на 1-м Белорусском фронте. Война закончилась для него в Берлине.

А в 1956 году, после окончания учёбы в Военном институте иностранных языков, он получил предложение работать в Комитете госбезопасности СССР. Содержанием жизни Юрия Дроздова стало многообразное и многоликое поле разведывательной работы. Немало псевдонимов и фамилий довелось ему с тех пор поменять. Был и Дривсом, и Кляйнертом, и бароном Хоэнштейном, и Драговым (под этой фамилией его знали сотрудники МТБ ГДР). Особая гордость Юрия Дроздова — участие в операции по возвращению из США осужденного советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля.

Этот нелегал, которого при аресте американские спецслужбы знали как профессионального художника Эмиля Голдфуса, был предан изменником Рсйно Хейханеном. Суд приговорил Р. Абеля к 30 годам тюремного заключения. Руководство советской разведки наметило операцию по его освобождению. Несколько лет шла кропотливая работа, проводимая большой группой сотрудников Центра, среди которых «оказался» и якобы родственник осужденного разведчика Дривс — Юрий Дроздов. Была налажена переписка членов семьи Абеля с его адвокатом в США Донованом через адвоката в Восточном Берлине. Поначалу дело развивалось вяло. Американцы вели себя очень осторожно, тщательно проверяли адреса родственника и адвоката.

Ситуация резко изменилась сразу после того, как советские ракетчики сбили под Свердловском шпионский самолёт У-2, пилотируемый лётчиком-шпионом, гражданином США Гарри Пауэрсом. Тогда и обострилась заинтересованность американцев в обмене своего пленного лётчика на Рудольфа Абеля. Контакты по этой деликатной проблеме наконец активизировались и обмен состоялся на знаменитом мосту Глиникер-брюкке в Берлине. Это была настолько уникальная операция в истории современных разведок, что даже президент США Дж. Кеннеди признался позднее в письме адвокату Доновану, что спецслужбам удалось сделать то, в чём оказались беспомощными даже дипломатические усилия.

После результативной работы резидентом советской разведки в Китае и США Юрия Дроздова назначают начальником нелегальной разведки СССР, которую он возглавлял 12 лет.

Часто в прессе муссируется вопрос, чья разведка в мире сильнее? Юрий Иванович ответил на него следующим образом:

 — Будь наша разведка слабее, то американские аналитики не отзывались бы так лестно о работе нашей нелегальной разведки. В своё время в США арестовали двух советских разведчиков. Но мы организовали их обмен на угонщиков самолёта. И вот два случая, связанных с этим. Наш сотрудник, который проводил переговоры об их освобождении, увидел в кабинете одного из офицеров ФБР рядом с портретом Гувера портрет Ю. Андропова. На его недоуменный вопрос хозяин кабинета ответил: «А что тут такого? Это руководитель сильнейшей разведки мира». Когда же проходил обмен, дежуривший в аэропорту Кеннеди сотрудник ФБР сказал: «Таких ребят на подонков меняем!» Американцы очень высоко оценили профессионализм наших разведчиков.

Нелегалы за рубежом работают по чужими именами по полтора десятка лет и больше. Есть и негласный рекорд — 42 года в чужом обличье.

Так некто Георгий проработал в США 15 лет, создал там предприятие и стал главой этой фирмы, выпускающей детали для американской ракеты «Трайдент». Вычислить его спецслужбам США было практически невозможно. В создании ракеты участвовало около двух тысяч фирм. К сожалению, он рано ушёл из жизни. Нелегально проработать на чужбине 15 лет, вынести страшные нагрузки, огромное психологическое перенапряжение — это не каждому по плечу. Он возвратился на Родину и умер от перитонита: поехал к родственникам в Ленинград и там... закончил свой земной путь.

А есть и те, кто проработал в нелегальной разведке за рубежом 42 года. В 1913 году 2-е бюро Генерального штаба российской армии забросило в Юго-Восточную Азию двух молоденьких офицеров с задачей проникновения в Тибет. Тут началась Первая мировая война, потом Вторая. Ну и после восстановились отношения, скажем, с Бирмой. И однажды представителя нашего посольства вызывают на встречу. Он приходит, а его ждут два монаха. Убеждаются, что перед ними разведчик. И докладывают: были вывезены для проникновения в Тибет. Задачу эту решили, соответствующее место в существующей буддистской иерархии заняли. Из-за революций и войн по независящим от них причинам связи не было, войти в контакт не могли. Возможность появилась только сейчас. И оба монаха просят: мы хотели бы доложить нашему российскому командованию о ходе выполнения задания.

Их, конечно, выслушали. Это были уже старики. От них поступила очень интересная информация. К сожалению, они несколько расшифровались перед англичанами.

Англичане интересовались чуть ли не всеми, кто занимал хоть какое-то место в буддистской иерархии. Двое наших выдержали. Эта история говорит о традиционной верности присяге, раз и навсегда избранному долгу.



Следует заметить, что с английской разведкой у нас давно ведутся счеты. Был такой предатель Гордиевский. Он сбежал к англичанам. Первыми, кого он предал, были два наших нелегала — супруги К. и X. Приехали они в одну из стран и столкнулись с ситуацией, которой там никогда не бывало. Для нас это оказалось в какой-то степени непонятным. Изучение законодательства показало, что никаких изменений нет и не было. Значит это только одно — произошла какая-то утечка. X. заметил за собой слежку. Возникшее напряжение, боязнь за двоих детей, за беременную жену были столь велики, что у нелегала началось психическое расстройство. Человек сломался.

X. почувствовал за собой наблюдение, оснований для которого не было. Естественно, начинается анализ: как, почему, из-за чего? Конечно, все это сказалось на нелегале, много лет там проработавшем.

В сложившейся ситуации К. взяла все на себя. Она была на девятом месяце беременности. Оценив обстановку, она прекратила всю оперативную работу, уничтожила улики. Ей надо было разыграть соответствующую ситуацию, чтобы они смогли уйти через третью страну. И К. увезла заболевшего мужа лечиться — якобы на юг. А сама сумела перевезти всю семью в другое государство. Мужа положила в клинику, сама — в роддом. Родила 3-го ребенка и вскоре нашла силы перебраться к нам: и больного супруга, и троих детей вывезла, спасла. В конечном итоге X. выздоровел, а К. наградили очень и очень скромно.

Спецслужбы многих стран работают неплохо. Однажды в результате изучения прибывших в Канаду иностранцев был прихвачен наш нелегал. Никаких ошибок он не совершил. В результате каких-то обстоятельств он попал в поле зрения контрразведки. Нелегала взяли под наблюдение и с профилактической целью задержали его. Просидел он полгода за использование чужих документов, и затем был выдворен из страны. Эта история едва не закончилась трагически. Канадские инспекторы уже были в квартире нашего нелегала, когда туда вдруг пришла его невеста Люси, тоже наша сотрудница. И неизвестно, как бы развивались события дальше, если бы взяли и её.

Женское обаяние и доставшееся в наследство от бабушки-разведчицы хладнокровие позволили разыграть искреннюю сцену из цикла «ревность». Растроганные контрразведчики отпустили девушку. О бабушке пока умолчим. А ее «жених» вернулся в страну, из которой въехал в Канаду, и мы помогай ему спокойно вернуться домой.

Проводимый анализ показал, что и в первом и во втором случае было предательство.

Коль затронули мы эту тему, то несколько слов о предателях.

Известно, что, работая в середине 70-х резидентом в США, Юрий Иванович одним из первых заподозрил в предательстве не кого-нибудь, а заместителя Генерального секретаря ООН, тогда ещё советского гражданина Аркадия Шевченко. Но министр иностранных дел той поры А.А. Громыко взял своего приятеля под защиту — и дипломат в ранге посла ушёл на Запад. Жена Шевченко не пожелала оставаться с мужем и вернулась в СССР.

Несмотря на запреты сверху, мы вели работу по нему, потому что люди, которые нарушают правила нормального поведения, сами себя разоблачают, хотели бы они того или нет.

Судя по последним откровениям в некоторых российских и зарубежных изданиях, есть сейчас люди рангом и повыше Шевченко, которых можно подозревать. Только анализ, а не какие-то подозрения подтверждают, что подобные лица имеются на самом серьёзном уровне. Недаром же американцы, бывшие сотрудники спецслужб, слегка размягчившись спиртным после щедрого московского приёма, бросали фразу: «Подождите, если когда-нибудь все будет рассекречено, то вы ахнете, когда узнаете, какая была у нас агентура у вас наверху!»

 — У меня нет сомнений, — говорит Юрий Иванович, — что, анализируя целый ряд событий с участием Калугина, с которым приходилось соприкасаться и мне, растёт моя уверенность в том, что разведчики, обвиняющие его в предательстве, правы.

Я с ним знаком. Как-то проводили мероприятие по переброске нелегалов в одну страну. Неожиданно их арестовали. А по существовавшим тогда правилам мы визировали телеграмму об этом у начальника Управления внешней контрразведки Калугина. Ничего вроде бы лишнего в телеграмме не было сказано. Но по оплошности были упомянуты профессии нелегалов и какие иностранные языки они знают. Этого оказалось достаточно, чтобы их вычислить: американцы в течение шести месяцев вели поиск и нашли. Поймите: утверждение Калугина, что в своих книгах он рассказывает только эпизоды, не называя фамилий и стран, не выдерживают никакой критики. Я могу привести массу примеров, когда по самым крошечным зацепкам можно с учётом сегодняшних возможностей, которые существуют в мире, отыскать любого человека. Более того, мы находили лиц, которые годами считались бесследно пропавшими. Надо только внимательно изучать чужие законодательства, особенности перемещения людей по странам и континентам... Особых трудностей тут быть не может.

Теперь, что касается Виталия Юрченко. Я с ним работал, встречался в США. Мы здоровались, иногда сидели рядом в столовой. Моё отношение к Юрченко, — продолжает Юрий Иванович, — отрицательное. Может, у других оно иное. Но, зная возможности американцев, многие его объяснения представляются мне неправдоподобными. Дело в отношении его остается подвешенным. Таких дел много, только каждое из них ждёт своего часа. Одно досье, по-моему, на нашего шведского агента было рассекречено русской разведкой где-то лет через 400».

В разведке случаются сложнейшие ситуации. Например, с полковником Максимовым, который по нашему заданию дал «завербовать» себя канадской разведке. Когда его дело расследовалось, он был совершенно спокоен. Хотя после одной операции ему на определенном этапе жизни пришлось пройти через немалые трудности. Максимов рисковал головой и всеми остальными частями тела, а потом ещё попал под подозрение у своих же.

К сожалению, такое бывает. Это не единичный случай. Людям тогда говорят: всё понимаем, но надо потерпеть. Иногда наши разведчики попадают в ещё более двусмысленное положение. После предательства Гордиевского нашего нелегала Мартынова за рубежом бросили в тюрьму. Сидел и у американцев, и у аргентинцев. Когда вернулся в Союз, ему у нас даже жить пришлось в другом городе. Здесь на его проверку ушло около десяти лет.

С ним кропотливо работали, выслушивали. Ну, представьте, где-то на полтора года нелегал выпал из поля зрения. Да, Мартынов вместе с женой и двумя детьми сбежал из охраняемой американской конспиративной квартиры в Вашингтоне, где их держали под арестом. Разве это не настораживает?

Человек был помещен на охраняемую конспиративную квартиру. Значит, их спецслужбы с ним ежедневно работали, склоняли к сотрудничеству, выдавливали сведения. Пришлось всё тщательно проверять. Потом мы восстановили Мартынова на работе, вернули все воинские награды.

Выплатили полностью все деньги — и в рублях, и в валюте. Но до того необходимо было снять все подозрения, убедиться, что наш вернувшийся разведчик-нелегал не перевербован.

Обидно, конечно, что предательство одних может вот так, в кривом изгибе, изуродовать жизнь других людей. Мы всегда находили предателей, и в этом нам помогали наши разведчики-нелегалы. Но мы не были исполнителями смертных приговоров. Не наша эта задача. Пусть этим занимаются те, кому положено.

И в прошлые времена и сегодня, видимо, существует институт судебных исполнителей. Однако тут возникает серьёзная дилемма: чтобы карать, кто-то должен взять на себя ответственность за решение. Пока же кара никого не настигла. «Я, например, — заявляет Юрий Иванович, — знаю, что ни один из трёх генеральных секретарей ЦК, что сменились за 12 лет моей работы на посту начальника Управления “С”, никогда об этом разговора не поднимал. Не принято ни единого решения. Ибо такой поворот влечёт за собой серьёзнейшие последствия. А вот о наших тогдашних противниках по “холодной войне” такого не скажешь.

Они не только карали, но даже со страшной жестокостью: удаляли внутренние органы, чтобы скрыть использование ядов... Но при отравлении яд проникает и в костную ткань. А кости из трупа ведь не так просто изъять.

Многие предатели сами себе укорачивают жизнь. Тот же Шевченко окончательно спился и скончался от цирроза печени. Или возьмите другого перебежчика, сбежавшего в 1971 году. Олег Лялин бросил свою жену с ребенком и сбежал с женой сотрудника торгпредства СССР в Лондоне. Он стал в конце концов алкоголиком и вскоре скончался. Сбежавший в Иране Кузичкин живет сейчас в Англии. Совершенно спившийся человек. Такова судьба многих предателей. Они обесчестили себя. Им и нести этот крест».

Отдельно следует сказать о секретном подразделении, известном как группа «Вымпел», созданном 19 августа 1981 года. Ю.И. Дроздов, как начальник нелегальной разведки КГБ СССР и отец-основатель «Вымпела» накануне 25-летнего юбилея Управления «В» Центра специального назначения ФСБ России, рассказал корреспонденту «АиФ» некоторые подробности из истории «Вымпела».

«В середине 70-х был сформирован 8-й отдел Управления “С” — нелегальной разведки, который отслеживал всё, что касалось спецназа войск НАТО и, естественно, готовил спецрезервистов из числа кадровых сотрудников КГБ. Безусловно, они были профессионалами своего дела. Но во время штурма дворца Амина в Кабуле 27 декабря 1979 года, стоя на командном пункте и наблюдая за действиями бойцов спецназа, я подумал о том, что надо создать для подобных операций специальное подразделение. Когда возвратились в Москву, я предложил идею председателю КГБ СССР Ю.B. Андропову. И только 19 августа 1981 года после всестороннего взвешивания всех вопросов на закрытом заседании Совмина и Политбюро ЦК КПСС было принято решение о создании совершенно секретного отряда специального назначения для проведения операций за пределами СССР в “особый период”».

В декабре 1979 года руководством КГБ Ю.И. Дроздов был направлен в Афганистан, чтобы на месте посмотреть, как работают сотрудники нелегальной разведки. Спустя какое-то время он был информирован о готовящейся операции по взятию дворца Тадж-Бек, резиденции X. Амина, находящейся на горе в нескольких километрах от Кабула. Министр иностранных дел Демократической Республики Афганистан Амин к тому времени захватил власть в стране, устранив премьер-министра Н. Тараки, устроил репрессии и вёл за спиной Советского Союза переговоры с ЦРУ.

Вначале чёткого плана штурма не было. 24 декабря состоялось совещание, на котором шло обсуждение будущей операции. Присутствующие говорили о сложности взятия дворца, о невозможности провести операцию внезапно. Дроздов возразил по этому поводу и высказал своё мнение. Об этом доложили в Москву и исполнение поручили Дроздову. Так Юрий Иванович стал одним из руководителей операции «Шторм-333».

Штурмовые отряды состояли из разведчиков-диверсантов. Была проведена разведка огневых точек афганцев вокруг Тадж-Бека. Спецназовцы ночью пробирались к объекту и потом целый день там лежали в расщелинах, маскируясь и оценивая обстановку. Обо всём докладывали руководству и ждали соответствующего сигнала. В это время в центре Кабула группа разведчиков обнаружила колодец с узлом связи, куда под носом охраны буквально за 10 минут до начала штурма опустили мощное взрывное устройство, и после взрыва с дворцом Амина связь была прервана.

Штурм дворца Тадж-Бек длился 43 минуты. В этом бою из 60 человек из подразделений КГБ было убито пять человек. Погиб в том числе и полковник Г.И. Бояринов. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Многие из разведчиков, кто участвовал в операции «Шторм-333», потом и составили костяк подразделения «Вымпел». Первым командиром «Вымпела» стал капитан 1-го ранга Эвальд Григорьевич Козлов. Он был участником штурма дворца Амина и удостоен звания Героя Советского с Союза. В настоящее время Козлов в отставке.

В «Вымпел» зачисляли только специально отобранных добровольцев из числа разведчиков и контрразведчиков КГБ и офицеров Советской Армии. Из 100 человек оставались не более 12 кандидатов, из которых испытательный срок выдерживали лишь трое-четверо. 90%сотрудников знают иностранные языки, имеют по 2—3 высших образования, физическая подготовка для сотрудников планируется ежедневно и с большими нагрузками. Стрельба из всего, что стреляет. Вождение всего, что движется. Обязательное обучение минно-взрывному делу.

Для проведения штурмовых операций для «Вымпела» специально создавалось самое современное оружие и снаряжение. Изучалась методика выживания: марш-броски через пустыню, ночёвки во льдах Арктики. Вымпеловцы были приучены собирать информацию, анализировать её, самостоятельно вырабатывать план и выполнять его. Эти качества и отличали их от других спецслужб.

В одно время в Ливане были захвачены в заложники граждане СССР. Переговоры с террористами не давали никаких результатов. И вдруг при невыясненных обстоятельствах погибают один за другим лидеры бандитов. Оставшиеся в живых получают ультиматум: если они не выпустят заложников, придётся выбирать, кто будет следующим, уже самим. Через некоторое время заложников отпустили.

Вымпеловцы высаживались в шторм на побережье чужой страны с подводной лодки, делали бросок через всю страну, захватывали «носителя информации» и на подлодке уходили невредимыми.

Те, кто служил в «Вымпеле», были профессионалами самого высокого уровня. Посудите сами. Например, во время учений на Калининской АЭС в 1992 году вымпеловцы прыгали с мотодельтапланов на крышу машинного зала реактора. Надо было пролететь на парашюте мимо проводов напряжением до полутора мегавольт — в случае попадания на них даже пепла не осталось бы от парашютистов. Бойцы прошли сквозь все заслоны и через 7 секунд после высадки освободили пульт управления электростанцией от «террористов».

Это было уже в те времена, когда власти не нужны были подобные специалисты для действий за кордоном, и группу переформировали на борьбу с терроризмом. В августе 1991 года был получен приказ о взятии Белого дома. «Вымпел» тогда на штурм не пошёл — воевать против своего народа отказались все как один. В октябре 1993 года опять поступил приказ о взятии Белого дома. Приказ отряд выполнил: вымпеловцы просто вывели оттуда людей. Им не простили такого поведения. Отряд переподчинили МВД.

112 человек подали рапорты об отставке. Узнав о распаде «Вымпела», в Москву прибыли представители крупнейшего в США агентства безопасности и предложили работу. Ни один вымпеловец не «клюнул» на американскую приманку. Бойцы верили, что нужны своей стране.

Сегодняшнее управление «Вымпел» участвовало в освобождении заложников в театральном центре на Дубровке в Москве, бесланских событиях, других операциях на Северном Кавказе.

Одним корреспондентом Юрию Ивановичу был задан вопрос:

 — Как вы считаете, надо ли стране снова иметь подразделение, которое будет выполнять особые спецзадания за границей?

 — Применить сегодня оружие, которое истребляет всё человечество, нельзя. Судя по документам наших «партнеров», сделать войну безопасной можно только с помощью асов-диверсантов, которые могут выводить из строя объект, не вступая с ним в бой, уничтожать противника, делая его неспособным наносить удары. Сейчас тот «Вымпел», который изначально создавался, нужнее чем когда-либо, я в этом твёрдо уверен.

Я люблю этих ребят, отважившихся избрать такую долю. Смелых, умных, находчивых, с орденами и звёздами Героев и без них, не имеющих права много говорить о себе, но живущих великой жизнью.

Таков он и сам — Юрий Иванович Дроздов, отдавший боевому служению Отечеству почти две трети жизни. Из них — 13 лет в Советской Армии и 35 — в разведке. Однажды, выступая перед молодыми разведчиками, он напомнил слова знаменитого генерала А. Брусилова: «Правительства меняются, а Россия остаётся, и все должны добросовестно служить ей по той специальности, которую однажды выбрали».

А в другой раз сказал: «Мне уже много лет. За плечами жизнь. За плечами моей страны — тысячелетия. Я — русский. Со времен скифов мы были доверчивы, гостеприимны, но не любили, чтобы нас ставили на колени. Мы очень терпеливы, но не дай Бог перегнуть!..»

Вот такой он — Юрий Иванович Дроздов, начальник нелегальной разведки СССР и России.