Берлинский кризис 1953 г

В эпоху «холодной войны» в Берлине сконцентрировались интересы и противоречия великих держав – США и СССР, Запада и Востока. Кризис, возникший в конце 1940‑х годов и приведший к образованию двух государств – ФРГ и ГДР, – оказался далеко не последним. Построение двух кардинально отличающихся моделей государственного устройства в соседних германских странах (граница между которыми, по сути, проходила прямо по улицам Берлина) приводило к возникновению социальной напряженности в самих этих странах. Но политики были не готовы возвратиться к мысли о единстве Германии.

Так, в 1952 г. канцлер ФРГ Аденауэр отверг предложение Сталина объявить по всей Германии общие выборы и сделать Германию нейтральной. «Лучше половина Германии, чем целая Германия наполовину», – сказал канцлер, имея в виду опасность захвата власти в такой единой державе коммунистами.

В марте 1953 г. умер «отец» ялтинско‑потсдамской системы мира И. Сталин. Его смерть поставила на повестку дня реформирование и либерализацию сталинской системы во всех социалистических странах. Но политический режим в ГДР во главе с В. Ульбрихтом придерживался курса на строительство социализма в прежнем духе. Причины нового кризиса были во многом экономического характера. Дела в этом отношении в соцстранах складывались гораздо хуже, чем в капиталистических. Отсутствие правильного рынка, командно‑административная система, отказ от участия в плане Маршалла – все это лишало экономику подконтрольных СССР стран необходимой динамичности, народ жил бедно и не мог позволить себе даже на заработанные деньги многих благ, которые имели французы, англичане, западные немцы и др. Тяжелым было положение и в перестраивавшемся на советский манер сельском хозяйстве.



Совет министров ГДР провел второе после 1950 г. повышение норм производительности при параллельном снижении зарплаты. Новые законы фактически превращали труд восточногерманских рабочих в рабский. Кризис созрел к началу лета 1953 г. Взрыв негодования был спровоцирован повышением цен на мармелад, основной компонент стандартного завтрака немецкого рабочего. Эти волнения серьезно встревожили советское руководство. В Президиуме ЦК и Совмине столкнулись две точки зрения: сталинистов во главе с В. Молотовым и озвученная Л. Берией точка зрения МИД и МВД, на удивление либеральная. Берия предлагал отказаться от навязывания социалистической модели Восточной Германии и даже пойти на объединение Германии, пусть на буржуазных началах (после ареста Берию обвинят в инициировании беспорядков в Берлине).

После прозрачного намека из Москвы восточногерманским товарищам в форме распоряжения Совета Министров СССР «О мерах по оздоровлению политической обстановки в ГДР» от 2 июня Политбюро ЦК СЕПГ вынуждено было отреагировать 9 июня собственным постановлением, в котором признавались «некоторые ошибки». Но было уже поздно: недовольные повышением норм выработки рабочие создали оргкомитет, который призвал к всеобщей забастовке. Инициаторами выступления стали строители со Сталин‑аллее, где возводились дома восточногерманской партийной номенклатуры.

Берлинские рабочие были воспитаны в традициях идей знаменитого руководителя рабочего движения Э. Тельмана, имели опыт стачек и забастовок. На следующий день после начала волнений экономические требования переросли в политические: проведение свободных выборов, допуск на них западногерманских партий, воссоединение Германии. Правительство на экстренном заседании 16 июня отменило повышение нормы выработки, но это уже не могло остановить восставший народ. Общая численность рабочих, принявших участие в демонстрациях, составила около 100 тысяч человек. Волнения перекинулись из Берлина в Дрезден, Галле, Лейпциг, Магдебург и другие города. С 16 по 21 июня 1953 г. демонстрации и забастовки охватили около 700 населенных пунктов ГДР.

Правительство Ульбрихта растерялось. Ни один представитель восточногерманского руководства не вышел к митингующим. Основная тяжесть урегулирования кризиса легла на советское командование, которое незадолго до этого возглавил энергичный А. Гречко. На улицах Берлина снова появились советские танки. Это вызвало ответную реакцию. Лозунги демонстрантов приняли антисоветский характер. «Ивана» призывали «убираться домой».

Создалась реальная угроза крушения социалистического германского государства, потери важнейшего советского форпоста в Европе. США и Великобритания увеличили численность своих войск в западной части Берлина. Американские радиостанции вели пропагандистские передачи на Восточный Берлин и координировали действия мятежников. ВВС США разбрасывали над городами ГДР и частями советских войск листовки. Руководство операцией взял на себя прибывший в Западный Берлин шеф ЦРУ А. Даллес.

Для подавления восстания в Берлин вылетел Л. Берия. Основные действия развернулись на Лейпцигерштрассе, Вильгельмштрассе, Фридрихштрассе и Унтер‑ден‑Линден, т. е. в самом центре восточной части города и в непосредственной близости от западных секторов.

В середине дня 17 июня 1953 г. советский комендант ввел в городе чрезвычайное положение. Советские войска применялись для наведения порядка в 121 населенном пункте. Точных данных, сколько людей при этом пострадало, нет. В СССР говорили о 12 демонстрантах и 4 полицейских, на Западе называли другие цифры: 267 демонстрантов и 116 полицейских. Судя по всему, «большой крови» все‑таки удалось избежать, и не в последнюю очередь, благодаря четким и взвешенным действиям воинов Советской Армии.

К июлю положение в ГДР нормализовалось. Однако неприязнь к правительству В. Ульбрихта у широких слоев населения оставалась.

Сразу после июньских событий была создана Национальная народная армия ГДР. В 1954 г. Группа советских оккупационных войск в Германии стала называться просто Группой советских войск. Она пробыла в стране до 1994 г. А. Гречко было присвоено звание генерала армии, а в 1955 г. – маршала.

В целом второй Берлинский кризис способствовал упорядочению межгосударственных отношений между СССР и ГДР, введя их в правовое русло. В 1955 г. был подписан Договор об отношениях между ГДР и СССР. В 1957 г. охрана государственной границы ГДР была полностью передана восточногерманским пограничникам.