Ипрская битва. Применение химического оружия

Плотный пулеметный огонь, субмарины, танки, химическое оружие… Все это превратило Первую мировую войну в ужасную трагедию, которой еще не видело человечество. Эффективность нового оружия была столь велика, что мир всерьез задумался об установлении каких‑то ограничений для армий.

Еще древние греки пытались поражать противника с помощью деревяшек, пропитанных серой. Использование паров серы фигурировало и в одном из проектов во время Крымской войны. Но тогда английское командование постановило, что никто не должен пользоваться подобным «бесчеловечным» оружием.

Но во время Первой мировой войны противникам было уже не до сантиментов. Первыми применили химическое оружие немцы. Это случилось на участке фронта неподалеку от бельгийского города Ипр. Руководил подготовкой к атаке Ф. Габер, директор Института физической химии в Берлине. Позиционная война не приносила успехов, поэтому стороны искали более эффективных средств прорыва обороны.

В январе 1915 г. в Германии было запущено в производство химическое оружие на основе соединений хлора. Выбранный для атаки пункт находился в северо‑восточной части Ипрского выступа, на том месте, где сходились французский и английский фронты. Командование не ставило задачи широкого наступления, целью было лишь испытание оружия. Баллоны с жидким хлором были закопаны 11 апреля. Когда в баллоне открывали кран, хлор выходил оттуда в виде газа. Газовые струи, выпускавшиеся одновременно из баллонных батарей, образовывали густое облако. Немецким солдатам раздали повязки и флаконы с раствором гипосульфита, использование которых снижало риск поражения парами хлора.



Первое сообщение о готовящейся газовой атаке англичане получили от одного немецкого дезертира, который утверждал, что германское командование намеревается отравить своего врага облаком газа и что баллоны с газом уже установлены в траншеях. Но никто не обратил внимания на его рассказ, слишком уж невероятной казалась эта операция.

Но 22 апреля 1915 г. атака началась. В 17 часов начался мощный германский артобстрел Ипра тяжелыми гаубицами. Затем немецкая артиллерия прекратила огонь, чтобы не рассеивать газового облака.

Ближайший к немцам участок фронта защищали солдаты из Алжира. Около 17.15 перед немецкими окопами появилось большое зеленовато‑желтое облако, в течение 5–8 минут был выпущен газ из 5730 баллонов. Облако продвигалось к французским окопам. Поначалу многие солдаты с интересом наблюдали за ним. Но затем они почувствовали резкий запах.

Газ стелился по земле и заполнял каждую ямку. Люди с криками носились по окопам, бились в судорогах, надрывно кашляли и умирали от удушья. Французы в беспорядке ринулись через мост к северу от Ипра. Ядовитое облако продвигалось все дальше в тыл французских позиций, сея по пути смерть и панику. За «желтым туманом» двигались немцы с повязками на лице. Но атаковать им было некого.

Вот как описывал события того трагического дня один из британских офицеров: «“Французов прорвали”, – вскричали мы. Мы не верили своим глазам… Мы не могли верить тому, что услыхали от беглецов: мы приписывали их слова расстроенному воображению: зеленовато‑серое облако, опустившееся на них, становилось желтым по мере своего распространения и опаляло на своем пути все, чего касалось, заставляя растения гибнуть. Никакой самый мужественный человек не мог устоять перед подобной опасностью… Среди нас, шатаясь, появились французские солдаты, ослепленные, кашляющие, тяжело дышащие, с лицами темно‑багрового цвета, безмолвные от страданий, а позади них в отравленных газом траншеях остались, как мы узнали, сотни их умирающих товарищей».

Фактически фронт был прорван на участке протяженностью 8 км. Но немцы, видимо, не ожидали такого эффекта. К тому же, они сами не имели достаточно надежного средства защиты от газа и продвигались крайне осторожно. Англичане успели подтянуть подкрепления. 24 апреля германцы повторили газовую атаку на соседнем участке фронта, который обороняли канадские части. Однако канадцы, в отличие от французов, завидев облако газа, намочили в лужах свои шарфы и чулки и натянули их на лицо. Многие все равно были отравлены, но канадцы не покинули своих позиций.

В сражении у Ипра, начавшемся атакой 22 апреля и продолжавшемся до середины мая, союзники понесли значительные потери. Отравленных газом было до 15 тысяч, из которых 5 тысяч умерло. Но только этим успехи немцев и ограничились. Полностью прорвать фронт им не удалось, наоборот, германские войска были отброшены с Ипрского выступа.

Химическая война продолжалась. Широкое распространение в годы Первой мировой войны получил фосген. Впервые он был применен немцами в декабре 1915 г. на итальянском фронте. Дешевизна и простота приготовления, а также сильные отравляющие свойства делали фосген веществом, удобным для военных целей. Под Верденом было выпущено до 100 тысяч снарядов с фосгеном.

Применялись и газы кожно‑нарывного действия, от которых противогазы и маски уже не спасали. Эти вещества, проникая через обувь и одежду, вызывали жуткие ожоги на теле. Обладающий такими свойствами так называемый «горчичный газ» (иприт) немцы прозвали «царем газов». 12 июля 1917 г., снова под Ипром, германская армия применила этот газ. Иприт являлся производным все того же хлора (его химическое название – дихлордиэтилсульфид) и в отличие от него не выдавал себя зеленым оттенком, а был похож на самый обыкновенный туман.

Вскоре после первой химической атаки под Ипром использовать химическое оружие стали и союзники. За годы войны различными газами (всего было создано около 40 их видов) было поражено более миллиона человек. Марлевые повязки стали почти бесполезными. В снаряжении солдат появился неизменный атрибут – противогаз.