Вторая мировая война: борьба на коммуникациях Балтийского моря во второй половине 1944 г

К лету 1944 г. обстановка на Балтийском море все еще оставалась сложной. Немецко-фашистское командование по-прежнему располагало здесь более выгодной системой базирования военно-морских и военно-воздушных сил. Используя шхеры, множество островов, малую ширину Финского залива, оно весной усилило противолодочные позиции в средней и западной частях Финского залива, фланги которых прикрывали с суши более 80 береговых батарей (орудия калибром от 75 до 356 мм). Противник продолжал блокировать советский флот в восточной части Финского залива.

На Ладожском озере обстановка существенно улучшилась после разгрома группировки фашистских войск под Ленинградом в начале 1944 г.

На Балтийском море гитлеровцы имели три основные коммуникации. Одна из них связывала германские порты со шведскими, другая — с финскими, а по третьей направлялись пополнения и снабжение для группы армий “Север”. По первым двум в ходе второй мировой войны поступало в рейх около 80 процентов стратегических грузов, доставлявшихся морским путем.

На Балтике строилось и ремонтировалось большое количество немецких подводных лодок; до 30 процентов всего их пополнения давала Данцигская (Гданьская) верфь. В этом районе они проходили испытания, а их экипажи — боевую подготовку. Здесь базировались 12 флотилий подводных лодок и крупные силы надводного флота Германии. Для действий в Финском заливе немецко-фашистское командование сосредоточило в восточной части Балтийского моря значительную часть сил группы “Север”. К июню 1944 г. там находилось до 12 миноносцев, 15 подводных лодок, 16 торпедных катеров и другие корабли. Кроме того, гитлеровцы имели на Балтике линкор, 8 крейсеров, около 800 надводных кораблей других классов. Финский флот включал броненосец береговой обороны, 6 канонерских лодок, 8 сторожевых кораблей, 22 торпедных катера, 6 минных заградителей, 5 подводных лодок, 50 малых боевых кораблей и вспомогательных судов. Военно-морские силы поддерживались 1-м воздушным флотом и финской авиацией. Но авиация в первую очередь привлекалась к обеспечению действий сухопутных войск.

Немецко-фашистское командование ставило перед своим флотом следующие задачи: блокировать советские корабли в восточной части Финского залива и не допускать выхода подводных лодок на коммуникации в Балтийском море; нарушать советские пути сообщения в этом районе; обеспечивать свои коммуникации в Финском, Рижском и Ботническом заливах и в открытой части Балтийского моря. В выполнении этих задач фашистский флот опирался главным образом на свои противолодочные позиции в Финском заливе. О сложности ведения боевых действий здесь можно судить по тому, что даже немецкие корабли подрывались на своих минах, хотя и знали границы минных заграждений.

Советское командование придавало большое значение действиям Балтийского флота в предстоявших наступательных операциях на приморских направлениях. При их планировании командующий флотом адмирал В. Ф. Трибуц был вызван в Ставку, где он вместе с наркомом Военно-Морского Флота адмиралом Н. Г. Кузнецовым принял участие в тщательном анализе обстановки на Балтике и определении возможностей и задач балтийцев в операциях летнего периода.

Общие задачи флота на летний период были определены в директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 31 марта 1944 г. Они сводились к тому, чтобы систематически нарушать коммуникации противника в Рижском, Ботническом заливах и в восточной части Балтийского моря действиями минно-торпедной авиации, а в Финском заливе — действиями бомбардировочной и штурмовой авиации и торпедных катеров; надежно обеспечивать свои пути сообщения в восточной части Финского залива и на Ладожском озере; готовить подводные лодки и большие надводные корабли к предстоящим морским операциям.

В начале июня 1944 г. Краснознаменный Балтийский флот, в состав которого входила и Ладожская военная флотилия, насчитывал 1 линейный корабль, 2 крейсера, 2 лидера, 11 эсминцев, 53 торпедных катера, 21 подводную лодку и 478 кораблей других классов (тральщики, охотники за подводными лодками, сторожевые катера и др.) и 583 боевых самолета.



Противник продолжал усиливать свои противолодочные позиции, которыми был перекрыт Финский залив, — Гогландскую и Порккалауддскую. С февраля по сентябрь 1944 г. только на Гогландской позиции было дополнительно поставлено около 14,8 тыс. мин и минных защитников. Минные заграждения прикрывались береговой артиллерией, охранялись корабельными дозорами и авиацией.

В июне — августе подводные лодки, миноносцы и другие фашистские корабли вели многочисленные бои с силами советского флота в районах Выборгского и Нарвского заливов, у Койвисто. В ходе их обе стороны несли немалые потери.

Успешное наступление советских войск на Карельском перешейке и в Прибалтике оказало существенное влияние на обстановку на морских коммуникациях. 9 июля на совещании в ставке Гитлер спросил главнокомандующего немецкими военно-морскими силами гросс-адмирала К. Деница о том, какие последствия будет иметь на Балтике выход советских войск к побережью. “Если советские войска прорвутся к Балтийскому морю южнее (в Литве или Восточной Пруссии), — ответил Дениц, — то позиция в Финском заливе... утратит свое значение, так как тогда русские поставят под угрозу или полностью нарушат перевозки шведской руды и сорвут боевую подготовку подводных лодок в Балтийском море... Ввиду угрозы с фланга со стороны русской авиации, которая сможет действовать с баз Литвы, снабжение морским путем группы армий “Север” и Финляндии станет невозможным”.

Вывод Финляндии из войны в сентябре и поражение немецкой группы армий “Север” коренным образом изменили обстановку на Балтике. Осенью силы Ленинградского фронта и Балтийского флота успешно провели десантную операцию по освобождению всех островов Моонзундского архипелага. Это привело к значительному расширению зоны действий советского флота и восстановлению торговых связей со Швецией. 13 октября 1944 г. народный комиссар Военно-Морского Флота сообщил адмиралу Трибуцу, что Советское правительство возложило на флот задачу обеспечения безопасности плавания судов между портами Швеции и Ленинградом. Сначала, до осени, перевозки осуществлялись лишь в восточной части Финского залива; с апреля по сентябрь здесь прошло 158 конвоев, включавших 520 судов и 689 кораблей охранения. А затем, с октября, балтийцы обеспечивали перевозки уже по двум основным направлениям: Ленинград — Хельсинки — Турку — Стокгольм и Ленинград — Хельсинки — Таллин — Пярну. Суда на участке Ленинград, Котка следовали в охранении боевых кораблей; от Котки до Турку они шли по прибрежному шхерному фарватеру самостоятельно, а далее, до Стокгольма, — снова в составе конвоев. От Хельсинки до Таллина и Пярну суда следовали также под охраной кораблей. Такая система переходов позволяла избегать больших потерь. На этих маршрутах от атак противника конвои урона не понесли. На минах во время переходов конвоев от портов Швеции до Ленинграда с сентября по декабрь 1944 г. подорвалось шесть кораблей и судов.

До окончания навигации, завершившейся 19 февраля 1945 г., по всем маршрутам на Балтике прошло 299 конвоев (1514 транспортов в охранении 876 кораблей и катеров). Они доставили в пункты назначения 313,3 тыс. тонн грузов и 42 364 человека. В том числе из шведских портов на 294 транспортах было перевезено в Советский Союз 243,5 тыс. тонн грузов. Только в декабре 1944 г. Ленинградский порт принял 99 тыс. тонн импортных, трофейных и репарационных грузов.

Таким образом, немецко-фашистскому флоту в этот период не удалось нарушить коммуникации Балтийского флота. Некоторые буржуазные историки объясняют это тем, что будто бы на Балтике не было выгодных целей, что поэтому, дескать, немецко-финская “подводная война” 1944г. не принесла большого успеха и не могла повлиять на общую обстановку.

Вполне очевидно, что измышления об отсутствии выгодных целей понадобились этим авторам, чтобы попытаться оправдать неудачи немецкого флота. Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что на Балтике осуществлялись массовые перевозки грузов, что в них принимали участие многие десятки советских транспортных судов и боевых кораблей.

“Подводная война” не принесла успеха гитлеровцам потому, что в результате побед Советских Вооруженных Сил обстановка на Балтике коренным образом изменилась в пользу СССР. Это позволило командованию советского флота организовать надежную защиту своих коммуникаций на Балтийском море.

Летом 1944 г. в корне изменилась обстановка и на Ладоге. С разгромом финских войск на Карельском перешейке и в Южной Карелии необходимость в обеспечении безопасности перевозок грузов в этом районе отпала, и корабли Ладожской военной флотилии перешли в Финский залив.

Командование Балтийского флота не только заботилось о защите своих коммуникаций, но и уделяло большое внимание нарушению перевозок противника. До выхода советских войск к побережью Рижского залива и перебазирования морской авиации на аэродромы Прибалтики немецкие транспорты совершали переходы самостоятельно или с небольшим охранением. Но к осени с усилением боевых действий авиации флота фашистское командование изменило организацию защиты своего судоходства, была введена система конвоев. Их переходы совершались вдали от побережья и обычно ночью. На подходах к базам и портам, а также в узлах коммуникаций развертывались корабельные дозоры и специальные поисковые группы, в состав которых включались охотники за подводными лодками, сторожевые корабли, тральщики. В сентябре для обеспечения наиболее важных конвоев, следовавших из Финляндии и Швеции, гитлеровское командование развертывало отряд прикрытия (2 тяжелых крейсера, 9 эсминцев, несколько подводных лодок). Эти меры позволяли ему осуществлять перевозки морем в большом объеме. Так, в августе немецкие суда перевезли свыше 2 990 тыс. тонн грузов. С 24 сентября по 25 ноября из Прибалтики в Германию было отправлено морским путем 245 642 человека, 290 орудий, 8279 грузовых автомашин и 11 626 лошадей, а в порты Курляндии за этот период транспорты доставили 49 529 тонн грузов.

В то время корабли советского флота, базировавшиеся в районе Ленинград, Кронштадт, из-за минной и воздушной опасности не могли вести боевые действия в открытой части Балтийского моря. Авиация флота из-за большого удаления аэродромов от основных вражеских морских коммуникаций также не имела возможности предпринимать массированные удары по базам, портам и конвоям гитлеровцев. Но после разгрома немецко-фашистской группировки в Прибалтике часть самолетов минно-торпедной авиации перебазировалась на аэродром Паневежис (в Литве) и начала активные боевые действия в Балтийском море. При этом были изменены методы их борьбы на коммуникациях. Если раньше на морские сообщения противника вылетали одиночные самолеты и без предварительной разведки, то теперь для действий по данным воздушной разведки направлялись группы торпедоносцев и бомбардировщиков под прикрытием истребителей. При этом бомбардировочная и штурмовая авиация наносила предварительные удары по судам в Виндаве (Вентспилс) и в других базах, чтобы отвлечь вражеские истребители от защиты кораблей в море.

Изменились также методы нанесения ударов по военно-морским базам и портам противника. Летом эту задачу решала в основном минно-торпедная авиация. В последующем же стали предприниматься совместные массированные удары штурмовой, бомбардировочной и минно-торпедной авиации.

В октябре — декабре 1944г. авиация флота подвергала атакам вражеские суда в портах Либава (Лиепая) и Мемель. В налетах на Либаву одновременно участвовало до 162 самолетов, в результате было потоплено 20 судов и более 19 транспортов и боевых кораблей получили серьезные повреждения.

После вывода Финляндии из войны финское правительство предоставило СССР возможность перебазировать в порты Ханко, Турку и Хельсинки подводные лодки и обеспечивавшие их действия корабли для борьбы на немецких коммуникациях. Командующий Балтийским флотом в приказе от 26 сентября определил задачи подводников. Они заключались в том, чтобы уничтожать вражеские транспорты и боевые корабли, вести оперативную разведку на театре, осуществлять минные постановки на вероятных путях движения судов противника и на подходах к его базам. К 10 октября первые десять подводных лодок заняли позиции на подходах к Либаве, Виндаве, Кольбергу (Колобжегу) и в других важных районах вражеских коммуникаций. За сравнительно короткий период — с октября по декабрь 1944 г. — 15 подводных лодок, предприняв 66 атак, потопили 25 транспортных и боевых кораблей и повредили 6 судов. Этот успех стал возможным в результате роста боевого мастерства командиров и экипажей подводных лодок, наличия баз вблизи от вражеских коммуникаций, что резко сократило время на выход в районы выполнения боевых задач и возвращение из походов.

Систематически наносила удары по базам противника флотская авиация.

Однако фашистский флот под покровом увеличивавшегося темного времени суток продолжал поддерживать сообщение со своими войсками в Курляндии. Гитлеровцы несли немалые потери в транспортах и боевых кораблях, но полностью парализовать их судоходство не удавалось.

Несмотря на все трудности, балтийцы за последние семь месяцев 1944 г. нанесли врагу значительный урон, потопив 186 кораблей и транспортных судов, в том числе крейсер ПВО, подводную лодку, эсминец, 3 миноносца, минный заградитель. Более 30 кораблей и транспортных судов противника погибло на минах. Балтийский флот в июне — декабре потерял в боях с противником 3 тральщика, 5 торпедных катеров и 43 других катера и судна.

Освобождение советскими войсками Прибалтики и выход сил Балтийского флота на морские просторы имели важное военно-политическое значение. Это вынуждено было признать и немецко-фашистское командование. “Политические последствия прорыва русских к Балтийскому морю были большие”, — заявил в сентябре 1944 г. Дениц. Прекращение в сентябре поставок железной руды из Швеции вызвало заметное сокращение производства стали в Германии, что существенно повлияло на работу ее военной промышленности. Шведское правительство перестало опасаться вторжения немецких войск и предприняло настойчивые шаги для налаживания торговли с Советским Союзом. Финляндия с выходом из войны на стороне фашистской Германии предоставила в распоряжение СССР важные военно-морские базы.

Успешные операции Советских Вооруженных Сил в Прибалтике и выход Балтийского флота из Финского залива фактически лишили фашистскую Германию основного района испытаний построенных подводных лодок и подготовки их экипажей, осуществлявшихся в Данцигской бухте. Это способствовало также улучшению обстановки на коммуникациях союзников в Атлантическом океане, куда гитлеровское командование направляло большую часть своих подводных сил.