Вторая мировая война: борьба на Средиземном море зимой 1942/43 г

С целью завоевания господства на Средиземном море и срыва морских перевозок противника из Европы в Северную Африку западные союзники, особенно Великобритания, стали стягивать в бассейн Средиземного моря значительные военно-морские и военно-воздушные силы. К середине октября 1942 г. Великобритания сосредоточила в этом районе 3 линкора, 4 авианосца, 14 крейсеров, более 60 эскадренных миноносцев, 30 подвод­ных лодок, а также большое количество других боевых и вспомогатель­ных кораблей и судов.

Итальянский флот также имел значительные силы: 6 линкоров, 9 крейсеров, 28 эскадренных миноносцев и 35 подводных лодок. Кроме того, здесь находились немецкие подводные лодки. Однако из-за недостат­ка горючего флот действовал малоактивно, а находясь в базах, нес боль­шие потери от союзной авиации.

Главнокомандующий военно-морским флотом Германии адмирал Редер, располагавший сведениями о намерениях западных союзников выса­дить войска в Северной Африке, предлагал Гитлеру укрепить военно-морские силы рейха на Средиземном море с целью добиться неоспоримого превосходства над противником в районе Крита. Однако осенью 1942 г. основные силы германского флота были сосредоточены в Атлантике и За­полярье, где проводили операции против союзных конвоев. На Средизем­номорском театре немецко-фашистское командование имело сначала 25, а затем 23 подводные лодки. С января 1943 г. их количество продолжало сокращаться, поэтому основной упор делался на усиление военно-воздушных сил. Если к началу ноября немецкая авиация имела на этом театре 940 самолетов, значительная часть которых базировалась на аэродромы островов Сицилия и Сардиния, то в декабре их численность возросла до 1220. Кроме того, итальянская авиация имела в этом районе около 515 самолетов, из них 200 бомбардировщиков (в основном торпедоносцев) и более 180 истребителей Однако западные союзники наращивали числен­ность своих ВВС на Средиземноморском театре значительно большими темпами, обеспечивая себе господство в воздухе. Уступая в авиации, итало-немецкое командование не могло успешно решать такие задачи, как эскортирование конвоев, следовавших в Тунис, и нанесение ударов по англо-американским конвоям.

К противодействию десантам западных союзников итало-немецкие военно-морские силы оказались недостаточно подготовленными. Из всех судов и кораблей, осуществлявших в операции «Торч» непосредственную высадку войск и их защиту, был торпедирован лишь один транспорт. 1400 десантников, которые находились на его борту, погрузились на десантно-высадочные средства и, пройдя под прикрытием английского фре­гата 155 миль, благополучно прибыли к месту назначения, хотя и с опо­зданием на сутки.

Немецко-фашистское командование принимало решительные меры, чтобы поддержать своего основного партнера по коалиции — Италию. Это нашло отражение в докладе Редера 19 ноября 1942 г., когда он заверял Гитлера, что Германия оказывает помощь итальянцам всеми имеющимися средствами. Находившиеся в Средиземном море немецкие подводные лодки стали активнее действовать против судов союзников. В связи с этим потери западных союзников в судах и боевых кораблях несколько возрос­ли. 10 ноября подводные лодки потопили транспорт с углем и эскадрен­ный миноносец, на следующий день — еще четыре транспорта. С середины ноября военно-морское командование фашистской Германии предприняло попытку организовать морскую блокаду Атлантического побережья Се­верной Африки. С этой целью западнее Гибралтара было развернуто 25 подводных лодок, которые получили задачу прервать снабжение десанта, высаженного западными союзниками . Возрастала также численность итало-немецкой авиации. И все же этих сил было явно недостаточно, а увеличить их ни Италия, ни Германия не могли, так как оказались в тя­желом положении в связи с событиями на восточном фронте. Чтобы как- то компенсировать недостаток ударных сил, фашистское командование приказало срочно поставить два параллельных минных заграждения длиной 120 миль от Сицилии до берегов Туниса. Несмотря на эти меры, общие потери западных союзников в Средиземном море в ноябре — декабре 1942 г. составили всего 16 судов.

В рассматриваемый период Германия и Италия пытались защитить свои средиземноморские коммуникации, чтобы иметь возможность нара­щивать силы в Северной Африке. Западные союзники стремились воспре­тить противнику доставку подкреплений своей группировке в Африке и создать условия для нанесения ей поражения. Кроме того, в число задач военно-морских сил США и Англии входили обеспечение доставки своим армиям всего необходимого, поддержка войск на приморских направле­ниях, защита собственных морских коммуникаций.В борьбе на море важная роль отводилась английской военно-морской базе на острове Мальта. Здесь с декабря стали базироваться: 15-я эскадра крейсеров (3 корабля), соединение «К» эскадренных миноносцев (4 ко­рабля) и 10-я флотилия подводных лодок (12 кораблей). Кроме крейсер­ских и миноносных ударных сил на Мальте были сформированы флоти­лии прибрежных сил, включавшие канонерские лодки, торпедные катера и другие малые корабли.



С целью защиты своих коммуникаций от воздействия крупных надводных сил противника в состав средиземноморского флота Англии и США были включены также силы прикрытия, имевшие авианосец, 2 ли­нейных корабля и около 12 эскадренных миноносцев (соединение «Н»). Однако противник не решился совершить ни одного выхода своих глав­ных сил с целью воспрепятствовать интенсивному движению конвоев за­падных союзников в Средиземном море.

Для действий на коммуникациях привлекались и британские подводные лодки. После высадки десанта в Северной Африке в Средиземном море продолжали базироваться три флотилии лодок. В начале 1943 г. анг­личане имели здесь уже 32 действующие лодки, в том числе 4 греческие и югославскую. Основная их масса находилась в Западной оперативной зоне, при этом 8-я флотилия перебазировалась из Гибралтара в Алжир, а 10-я продолжала базироваться на Мальту. В Восточной зоне, в Бейруте, находилась 1-я флотилия.

Первое нападение на конвой противника британские военно-морские силы совершили в ночь на 2 декабря. 3 легких крейсера и 2 эскадренных миноносца атаковали 4 итальянских транспорта, на борту которых нахо­дились 2 тыс. солдат и офицеров, несколько десятков танков. Из 3 италь­янских эсминцев и 2 торпедных катеров, пытавшихся прикрыть конвой, один эсминец вместе с катерами вскоре был потоплен, другой выведен из строя, а третий предпочел выйти из боя. Оставшийся без защиты конвой был расстрелян эскадрой английских кораблей, которые в этом бою по­терь не понесли. Однако на обратном пути они были атакованы немецки­ми торпедоносцами. В результате один эсминец был потоплен, другой сильно поврежден.

После поражения в ночном бою итальянцы изменили тактику. Они стали проводить конвои днем под прикрытием авиации. Однако в усло­виях господства западных союзников в воздухе эта тактика также успеха не имела.

По мере передислокации союзных кораблей и авиации в североафри­канские базы воздействие на морские перевозки противника стало возра­стать. Если, например, в ноябре 1942 г. Италия и Германия потеряли 26 процентов всех грузов, отправляемых морем в Ливию, то в декабре — 52 процента. Потери грузов, следовавших в Тунис, достигали 23 процен­тов. Примерно такой же их уровень наблюдался в январе — феврале 1943 г. Значительными были и потери тоннажа. Только в ноябре —де­кабре в Средиземном море было потоплено 106 итальянских и немецких судов (177 988 брт).

По подсчетам фашистского командования, в Северную Африку было необходимо ежемесячно доставлять 150 тыс. тонн грузов. Фактически удавалось доставлять около 80 тыс. тонн, из них 70 тыс. морем и 10 тыс. по воздуху. 2 февраля 1943 г. английская подводная лодка потопила италь­янский танкер с 5 тыс. тонн горючего — весь резерв топлива итальянского флота. Нарушение западными союзниками морских коммуникаций про­тивника в Средиземном море чрезвычайно осложнило положение итало-немецких войск в Северной Африке.

В начале 1943 г. англичане впервые применили человеко-торпеды, доставляемые в район нанесения удара специально оборудованными под­водными лодками. 3 января 3 английские подводные лодки атаковали че­ловеко-торпедами корабли противника в базе Палермо (остров Сицилия). Был потоплен итальянский легкий крейсер «Ульпио Траяно», поврежден лайнер.

Главной ударной и наиболее результативной силой в борьбе на коммуникациях противника была союзная авиация. К началу 1943 г. на этом театре в ее составе насчитывалось свыше 3 тыс. самолетов. Добив­шись решающего превосходства в воздухе, авиация получила возможность топить суда противника в море, наносить по ним удары в портах и гава­нях. Торпедоносцы и бомбардировщики в основном вели борьбу против конвоев в море. Стратегическая авиация наносила удары по пунктам по­грузки транспортов и формирования конвоев на острове Сицилия и в дру­гих районах побережья Италии и Греции. Одновременно сильным ударам подвергались сухопутные коммуникации, особенно в Италии, по которым грузы и войска доставлялись к портам погрузки. Только в январе 1943 г. было совершено более 3000 самолето-вылетов для ударов по портам и су­дам противника в открытом море.

Из-за высокой активности флота и авиации западных союзников особенно большие потери несла Германия. И все же Германии и Италии за этот период удалось перебросить в Северную Африку по морю и воздуху 172 782 человека, 544 танка, 1093 орудия, 8173 автомашины. В целом средние потери фашистского блока на морских коммуникациях составляли 25—30 процентов. Особенно тяжелыми они были в последние два месяца и достигали 50 и более про­центов. Таким образом, коммуникации противника с Тунисом на завер­шающем этапе борьбы оказались практически прерваны, что во многом предопределило поражение его тунисской группировки.

Особенно ожесточенные боевые действия на коммуникациях развернулись в процессе ликвидации североафриканской группировки итало- немецких войск. При этом действия на коммуникациях в Тунисском про­ливе с целью блокады вражеской группировки с моря и воздуха осущест­вляли разнородные силы союзников: надводные корабли, авиация и под­водные лодки. Однако ведущая роль по-прежнему оставалась за авиацией.

Активность авиации и флота союзников особенно повысилась в период подготовки и проведения ими наступления на линию Марет, а так­же вдоль берега залива Габес. В марте, приблизив базирование своих сил непосредственно к районам боевых действий и подтянув легкие силы, в том числе большое количество торпедных и артиллерийских катеров, союзное морское командование начало непосредственную блокаду тунис­ского побережья. Потери противника на коммуникациях в этом районе стали резко возрастать. Наиболее эффективно действовала авиация, кото­рая с марта и до середины мая 1943 г. совершила 13 225 самолето-вылетов

В результате массированных ударов авиации, действий подводных лодок и надводных кораблей союзников по конвоям за четыре первых ме­сяца 1943 г. Германия и Италия потеряли 330 судов (470 тыс. брт). Многие суда получили повреждения. В распоряжении итало-германского коман­дования осталось лишь незначительное количество кораблей, пригод­ных к эксплуатации. Большие потери тоннажа вынудили гитлеровское руководство привлечь для снабжения тунисской группировки значитель­ные силы транспортной авиации: в апреле по воздуху было переброшено 18 тыс. солдат и 5 тыс. тонн грузов. Однако авиация западных союзников причиняла ей серьезный урон. Только за этот месяц немцы потеряли 117 транспортных самолетов.

7 мая союзники заняли последние базы снабжения итало-немецких войск в Северной Африке — порты Тунис и Бизерта. Соединения группы армий «Африка» отошли в северную часть Туниса, на мыс Бон. Америка­но-английское командование, уверенное в том, что противник предпримет попытку эвакуировать свои войска с мыса Бон морем или по воздуху, организовало и провело операцию на его коммуникациях. Движение кон­воев на остров Мальта и в прибрежной зоне было временно прекращено, а все силы брошены на блокаду противника в Тунисе. Здесь впервые была осуществлена ближняя закрытая блокада: блокирующие силы — эскадрен­ные миноносцы, торпедные катера и малые корабли — в две линии полу­кольцом развернулись у мыса Бон. В это же время артиллерийские кораб­ли вели огонь по скоплению войск и техники противника, подавляли его артиллерию, обстреливавшую блокирующие силы.

Важную роль в осуществлении блокады сыграла авиация. Бомбардировщики и истребители поддерживали и прикрывали блокирующие кораб­ли, уничтожали вражескую авиацию на аэродромах и в воздухе, всемерно препятствуя эвакуации войск транспортными самолетами. Почти все по­пытки противника эвакуировать войска из Туниса были сорваны. На остров Сицилия удалось прорваться немногим малым кораблям, доставив­шим туда несколько сот человек. Оставшиеся итало-немецкие войска капи­тулировали.

Значительный успех западных союзников в борьбе на морских сооб­щениях обусловливался не только большим превосходством в силах, но и умелым их использованием. Флот и авиация союзников действовали на всю глубину вражеских коммуникаций, в любое время суток. Корабли и самолеты, оснащенные радиолокационными средствами, успешно наноси­ли удары, по существу, в любых метеорологических условиях. На заклю­чительном этапе операции борьба союзных сил на коммуникациях итало-немецких войск переросла в блокаду побережья.

Наступательные операции вооруженных сил США и Великобритании в конце 1942 г. — первой половине 1943 г. на Североафриканском театре военных действий составили основное содержание их первой совместной кампании. Достигнутая объединенными усилиями победа над войсками фашистского блока имела большое морально-политическое и военное зна­чение для этих стран. В определенной степени подверглась проверке коа­лиционная стратегия, командование и войска обрели уверенность в своих силах.

Успешные действия западных союзников в Северной Африке не толь­ко полностью избавили Египет и Суэцкий канал от нависшей угрозы, но и создали благоприятные условия для последующих наступательных дей­ствий в Южной Европе. Был восстановлен очень важный для Англии и США морской путь из Средиземного моря в Индийский океан через Суэц­кий канал.

Опыт Североафриканской десантной операции оказал определенное влияние на развитие искусства десантирования крупных контингентов войск. По существу, в этой операции впервые были применены десантно-высадочные средства специальной постройки. Вместе с тем большие поте­ри катеров, не приспособленных для высадки войск на необорудованное побережье, серьезно затруднили десантирование. Это обстоятельство по­служило толчком для массового строительства в Англии и США специ­альных десантных судов. Ход операции еще раз подтвердил большое зна­чение таких факторов, как внезапность и правильный выбор участков высадки десанта. Успешному проведению десантной операции способст­вовали отсутствие организованного сопротивления сил, оборонявших побережье, и подавляющее превосходство союзников, особенно в воздухе и на море. Поэтому опыт проведения этой десантной операции в какой-то степени был ограниченным и не позволил сделать исчерпывающих обоб­щений.

В ходе операций в Северной Африке сухопутные войска западных союзников нанесли поражение вражеской группировке под Эль-Аламейном и завершили ее разгром в Тунисе. Командование и войска союзных армий приобрели первый опыт подготовки и ведения наступательных операций в пустынной и горно-пустынной местности, начинавшихся с прорыва подготовленной очаговой обороны противника. При этом отме­чалось массирование сил и средств на главном направлении, глубокое построение ударной группировки, наличие эшелона развития успеха и т. д.

Однако отсутствие у американо-английских войск достаточного боевого опыта не позволило организовать тесное и непрерывное взаимодей­ствие артиллерии с танками и пехотой. В результате темп наступления при прорыве тактической зоны вражеской обороны был низким. Не дсегда наступавшим удавалось завоевать огневое превосходство над противником, а попытки дополнить огневую деятельность артиллерии ударами авиации часто не приводили к желаемым результатам.

В ряде случаев в ходе наступления союзному командованию не хватало решительности. Так, например, нельзя объяснить только погодными условиями относительную пассивность войск США и Великобритании в феврале — марте 1943 г. в Тунисе, что позволило противнику не только укрепить оборону, но и активизировать действия.

Взаимодействие военно-морского флота с сухопутными войсками на приморских направлениях наиболее полно осуществлялось лишь во вто­рой половине кампании. Это прежде всего нашло выражение в поддержке действий войск огнем корабельной артиллерии, организации снабжения и эвакуации.В буржуазной исторической литературе высадку союзных войск в Северной Африке и поражение итало-немецкой группировки нередко именуют вторым фронтсм. Это далеко не так. Понятие второго фронта применимо лишь для Западной Европы, где открывалась возможность вступить в вооруженную борьбу непосредственно против основных сил фашистской Германии. Высадка же англо-американских войск в Север­ной Африке не оказала решающего влияния на снижение боевой мощи этой главной ударной силы фашистского блока и на продолжавшуюся концентрацию основной массы ее вооруженных сил на советско-герман­ском фронте. Это признают и некоторые буржуазные историки. «Должно было стать совершенно очевидным,— пишет английский военный историк X. Туиллер,— что посылка войск в Северную Африку для охраны Суэц­кого канала и одержание легких побед над итальянцами, которые не хо­тели воевать, не приостанавливали процесса концентрации большинства немецких дивизий на русском фронте».

Вместе с тем гибель итальянской 8-й армии на советско-германском фронте, а затем поражение итало-немецких войск в Северной Африке спо­собствовали резкому обострению внутриполитического положения Италии и ее взаимоотношений с Германией, усилению борьбы народных масс против прогнившей фашистской диктатуры. Нарастал кризис и в фашист­ской партии Италии. Потеря африканских владений сделала бесперспек­тивным союз Муссолини с поддерживавшей его крупной буржуазией.