Вторая мировая война: действия американо-английских военно-воздушных сил зимой 1943/44 г

В 1943 г. единственной формой наступательных действий союзных вооруженных сил на западе Европы были авиационные бомбардировки. Они еще не являлись частью общего стратегического наступления, а про­водились самостоятельно, по плану, одобренному Объединенным комите­том начальников штабов США и Англии 18 мая и носившему название «Объединенное бомбардировочное наступление с Британских островов» (ОБН) — «Пойнтблэнк».

Результаты бомбардировок показали, что к концу года стратегичес­кие ВВС решили предусмотренные планом задачи далеко не полностью. В частности, они не смогли выполнить требований директивы Объединен­ного комитета начальников штабов США и Англии от 10 июня 1943 г., которая в качестве предварительного условия успешного выполнения пла­на ОБН ставила задачу в июле — сентябре ослабить германскую истребительную авиацию на Западе чтобы затем, в октябре—декабре 1943 г., подвергнуть массированным бомбардировкам ключевые отрасли герман­ской промышленности, а в январе — марте 1944 г. проложить путь для вторжения войск на континент.

Фактически же к концу 1943 г. силы германской истребительной авиации на Западе, по данным союзников, увеличились; возникло сомнение в выполнении ко дню вторжения плана воздушного наступления . Операция «Пойнтблэнк» идет с отставанием на три месяца, вынужден был заявить 3 декабря начальник штаба английских ВВС главный маршал авиации Ч. Портал, контролировавший действия бомбардировочной авиации союзников.

Одной из причин низкой эффективности бохмбардировок являлась несогласованность действий английской и американской стратегической авиации. По объектам, от которых зависело состояние истребительной авиа­ции противника, действовала с Британских островов в основном 8-я воз­душная армия США, а бомбардировочное командование английских ВВС наносило удары по германским городам, в которых в ряде случаев не было ни авиационных, ни шарикоподшипниковых заводов. Такая несогласованность явилась следствием различных взглядов союзников на способы и цели стратегических бомбардировок. Американцы стремились вывести из строя определенные отрасли промышленности, поэтому были сторонниками прицельного бомбардирования конкретных объектов огра­ниченных размеров в дневное время. Англичане же воздушные налеты осуществляли в ночное время всем составом или большей частью сил бомбардировочного командования на крупные населенные пункты, бомбили по площади, имея основной целью подрыв морального духа населения Германии.

Эффективность бомбардировок снижалась также из-за недостатков в их организации. Американское командование считало, что бомбардиро­вочные соединения в состоянии самостоятельно преодолевать заслоны вражеских истребителей с помощью массированного огня бортового ору­жия самолетов. Поэтому 8-я воздушная армия не имела истребителей сопровождения и несла значительные потери. Так, в октябре 9,1 процента тяжелых бомбардировщиков США, участвовавших в налетах, были уничтожены и 45,6 процента — повреждены. После этого американцы отказались от налетов на объекты, расположенные в глубине территории Германии, ограничив действия бомбардировщиков на короткие рассто­яния под прикрытием истребителей. Английские бомбардировщики в ноч­ное время также несли немалые потери. Все это привело к недостаточной интенсивности и малой целеустремленности ведения операции «Пойнтблэнк». За июль—декабрь 1943 г. на заводы, связанные с производством истреби­телей, было сброшено всего 4 тыс. тонн бомб, или 2 процента от общего веса авиабомб, израсходованных на разрушение других целей за этот период.

Противовоздушная оборона Германии осуществлялась группой ВВС «Митте», преобразованной в феврале 1944 г. в воздушный флот «Рейх», и соединениями 3-го воздушного флота. На 1 декабря 1943 г. для этой цели могло быть привлечено 800 одномоторных и 760 двухмоторных истреби­телей. До зимы 1943/44 г. истребительная авиация ПВО Германии в основном справлялась со своими задачами. Но положение осложнялось главным образом нехваткой летных кадров, вызванной большими поте­рями их после нападения на Советский Союз. Среднемесячные безвозврат­ные потери германских ВВС в летном составе с 22 июня 1941 г. по декабрь 1943 г. по сравнению с периодом 1 сентября 1939 г. — 22 июня 1941 г. возросли почти вдвое и составили 1188 человек. Это было следст­вием прежде всего напряженных боевых действий на советско-германском фронте, а также некоторой активизации действий англо-американ­ских ВВС.

Возросшие потери привели к расходу резерва летного состава. Для его восполнения был увеличен выпуск летчиков за счет сокращения налета часов в процессе обучения. Так, общий налет у пилотов в истребительных летных школах с октября 1942 г. сократился в 1,4 раза, а на боевых истре­бителях — в 2 раза. Летчики, подготовленные по сокращенной програм­ме, не могли в полной мере восполнить опытные летные кадры, потерян­ные в боях. В этих условиях истребительная авиация ПВО Германии испытывала все большие затруднения в выполнении усложнявшихся бое­вых задач.

С целью повышения эффективности бомбардировок Германии амери­кано-английское командование усиливало союзные стратегические авиаци­онные объединения в Европе. В бомбардировочном командовании англий­ских военно-воздушных сил количество боеготовых тяжелых бомбар­дировщиков увеличилось с 811 в декабре 1943 г. до 985 в марте 1944 г. В ноябре 1943 г. США закончили формирование базировавшейся в Южной Италии и предназначавшейся для действий по объектам Северной Италии, Румынии, Венгрии, Австрии, юго-восточной части Германии 15-й воз­душной армии. Если в декабре 1943 г. 8-я воздушная армия могла одно­временно использовать немногим более 700 бомбардировщиков, то в июне 1944 г. 8-я и 15-я армии насчитывали 3300 тяжелых бомбар­дировщиков Б-17 «Фортресс» и Б-24 «Либерейтор». Для координации действий обеих армий 6 января 1944 г. был создан штаб стратегических ВВС США в Европе под командованием генерала К. Спаатса. Усилива­лась также истребительная авиация стратегических ВВС. На вооружен стали поступать истребители дальнего сопровождения П-51 «Мустан и П-47 «Тандерболт», сопровождавшие с февраля 1944 г. бомбардировщики в налетах на центральные районы Германии. В июне этого года 8-я и 15 армии имели 1600 истребителей.

Зима 1943/44 г. не внесла существенных изменений в ход операции «Пойнтблэнк». До середины февраля 8-я воздушная армия приобретала опыт бомбометания по невидимым из-за облаков целям с помощью радилокационных прицелов. При этом основными объектами ударов являлиссь портовые города (Киль, Вильгельмсхафен, Бремен), так как, окаймленные водой, они лучше просматривались на экранах радиолокационных прицелов. В это время 15-я воздушная армия действовала в основном в интересах наземных войск на итальянском фронте. Английское бомбадировочное командование продолжало начатую в ноябре 1943 г. воздушную операцию по разрушению Берлина. По-прежнему объекты, от которых зависело состояние вражеской истребительной авиации, не подвергались серьезному воздействию. Решение промежуточной задачи по ослаблению истребительной авиации ПВО противника слишком затянулось. Задерживалось также подавление главных групп объектов в очередности, определенной планом ОБН: 1) верфи и базы подводных лодок, 2) авиационная промышленность, 3) шарикоподшипниковые заводы, 4) предприятия по производству горючего, 5) заводы синтетического каучука и покрышек, 6) средства военного транспорта.

Американо-английское командование решило пересмотреть план ОБН, чтобы привести его в соответствие с действительными результатами проводимых бомбардировок Германии, повысить их целеустремленность и улучшить взаимодействие между бомбардировочной авиации обоих государств. Директивой Объединенного комитета начальников штабов США и Англии от 13 февраля 1944 г. были уточнены цели бомбардировочного наступления: «Прогрессивно нарастающее разрушение и дезорганизация военно-промышленной и экономической системы Германии, нарушение жизненно важных линий коммуникаций и существенное ослабление боевой мощи немецких ВВС успешным выполнением объединенного бомбардировочного наступления со всех удобных баз». В целевую установку плана директива внесла новую задачу — нарушение линий коммуникаций и ослабление германских ВВС, а положение о подрыве морального духа немецкого народа было опущено. Кроме того теперь надлежало выводить из строя в первую очередь заводы по производству истребителей и шарикоподшипников, затем тыловые органы истребительной авиации противника, далее — ракетное оружие Германии, а также бомбить Берлин, промышленные районы, города, транспорты Южной Европе. Директива требовала согласованности в выборе объектов и в осуществлении налетов стратегических ВВС обоих государств. Бомбардировки Берлина и прочих промышленных центров должны были проводиться как английской, так и американской авиацией, когда условия не благоприятствовали для действий по более важным объектам.



Первой воздушной операцией, в которой ВВС союзников действовали согласованно, была операция «Аргумент». Еще 2 ноября 1943 г. англо-американский Объединенный комитет по планированию воздушных операций разработал план этой операции, которым предусматривалась серия координированных налетов 8-й и 15-й армий на авиационные заводы по производству истребителей в городах Росток,Хальберштадт, Лейп­циг, Штутгарт, Регеисбург, Штейр (Австрия) и др. Командование англий­ских ВВС согласилось увязывать по месту и времени ночные налеты своих бомбардировщиков с дневными налетами американской авиации. Операция «Аргумент» рассматривалась как составная часть плана «Пойнтблэнк», период наиболее интенсивных атак на авиационную промышленность Германии. Однако из-за неблагоприятных метеорологических условий ее осуществление задержалось на длительный период. Проводилась опе­рация с 20 по 25 февраля 1944 г. В операции участвовали кроме 8-й и 15-й армий стратегических ВВС 9-я воздушная армия тактических ВВС США и бомбардировочное командование английских ВВС. Основные удары наносила 8-я армия по авиационным заводам Брауншвейга, Лейпцига, Швейнфурта (шарикоподшипниковые) и других городов. 15-я армия бомбардировала заводы Мессершмитта в Штейре и Регенсбурге (Южная Германия). Легкие и средние бомбардировщики 9-й армии с английской территории производили отвлекающие действия и наносили удары по вражеским аэродромам. Бомбардировочное командование английских ВВС провело пять массированных налетов ночью на города Лейпциг, Штутгарт, Штейр и Аугсбург, в которых объекты подвергались дневным ударам американских бомбардировщиков. Бомбардировочная авиа­ция стратегических ВВС США совершила более 3,8 тыс. самолето-вылетов, сбросила около 10 тыс. тоны бомб, ее потери составили 226 машин; бом­бардировочное командование английских ВВС — 2351 самолето-вылет, сбросив 9198 тонн бомб и потеряв при этом 157 тяжелых бомбардировщиков.

В ходе этой операции союзники подвергли ударам более двух третей заводов одномоторных и три четверти заводов двухмоторных истребителей. Было сброшено непосредственно на авиационные заводы примерно 4 тыс. тонн бомб и разрушено или повреждено 75 процентов заводских зданий. Боевые потери истребительной авиации противника за февраль 1944 г. на Западе, включая территорию Германии, составили 456 машин. Производство истребителей в этом месяце по сравнению с январем сократи­лось с 1537 до 1028.

Таким образом, интенсивные налеты англо-американских стратеги­ческих ВВС на авиационные заводы, проведенные в течение шести дней февраля, вызвали временное снижение производства истребителей в Гер­мании и увеличили потери истребительной авиации ПВО. Но союзное ко­мандование чрезмерно преувеличивало результаты операции «Аргумент». Например, командующий ВВС армии США генерал Г. Арнолд в докладе военному министру писал, что эти дни изменили историю войны в воздухе. На самом же деле последствия операции были значитель­но скромнее. Германская авиационная промышленность довольно ско­ро оправилась от бомбардировочных ударов. Массированным нале­там германское руководство противопоставило рассредоточение и ма­скировку предприятий, унификацию изделий, перевод производствен­ных площадей в подземные сооружения; тяжелое оборудование, остав­ленное на поверхности, укрывалось железобетоном. Из-за сложных метеорологических условий 8-я воздушная армия лишь 8 и 18 марта сумела произвести прицельное бомбометание по наблюдаемым с воз­духа объектам. В остальные дни налеты совершались при сильной облачности и бомбить приходилось из-за облаков с применением радио­локационных прицелов. Поэтому результаты их были значительно ниже февральских. 15-я же армия после участия в «Аргументе» переключилась на действия по объектам в Италии. Все это привело к тому, что уже в марте январский уровень производства истребителей в Германии был не только восстановлен, но и превзойден, а в последующие месяцы под­нялся еще выше.

В марте союзники сосредоточили усилия бомбардировочной авиации на разрушении Берлина. До этого времени операция проводилась анг­лийскими ВВС, теперь к ним присоединилась 8-я американская воздуш­ная армия. 6 и 8 марта она совершила массированные налеты на столицу фашистской Германии и сбросила около 2,7 тыс. тонн бомб, потеряв 106 самолетов. Английские бомбардировщики в так называемой «битве за Берлин» (с 18 ноября 1943 г. по 24 марта 1944 г.) совершили 16 массированных налетов и сбросили на город 25 тыс. тонн бомб, потеряв при этом 537 самолетов. В результате бомбардировок была разрушена почти четверть города, около 1,5 млн. человек остались без крова. Однако выпуск военной продукции в Берлине за это время увеличился. Ввиду низкой эффективности бомбардировок и значительных потерь в самолетах некоторые английские авторы расценивают «битву за Берлин» как поражение ВВС Великобритании и объясняют это большой удален­ностью Берлина от баз бомбардировочной авиации и плохими погодными условиями. На самом же деле главной причиной была бесперспективность ночных неприцельных бомбардировок.

1 апреля истек срок действий военно-воздушных сил по плану ОБН. Однако они не сумели ослабить истребительную авиацию ПВО Герма­нии в той мере, в какой требовала директива высшего союзного командо­вания от 10 июня 1943 г. Западные буржуазные историки дают очень высокую оценку этим действиям, а некоторые из них даже считают, что стратегическими бомбардировками к апрелю 1944 г. германские ВВС были уничтожены как наступательная сила . Подобные утверждения безос­новательны. Действительно, весной 1944 г. превосходство в воздухе над Германией перешло на сторону американо-английских ВВС и в ослаб­лении истребительной авиации ПВО противника имеется бесспорная заслуга западных союзников, но не только их. Дело в том, что, избрав основным направлением для подрыва мощи истребительной авиации ПВО Германии сокращение самолетного парка врага, союзное командование видело в авиационных заводах, мастерских и складах главные объекты бомбардировок в операции «Пойнтблэнк». Однако бомбардировки не со­кратили производство и ремонт истребителей. В апреле 1944 г. их выпуск в Германии достиг 2021 машины, или увеличился на 160 процентов по сравнению с июлем 1943 г. Объем ремонта истребителей в первом полу­годии 1944 г. по отношению ко второму полугодию предыдущего года возрос в 2,3 раза По английским данным, количество истребителей в частях германских ВВС на Западе, включая территорию Германии, возросло с 1210 в июле 1943 г. до 1710 в апреле 1944 г. Эти данные говорят о том, что стратегические бомбардировки союзников не вызвали у противника серьезных перебоев в снабжении авиационных частей само­летами-истребителями. Ослабление авиации ПВО Германии весной 1944 г. связано с общим снижением боеспособности немецко-фашистских ВВС, их возросшими боевыми потерями не только в самолетах, но и в летных кадрах. А это являлось результатом объединенных усилий ВВС всех госу­дарств антигитлеровской коалиции, и особенно советских ВВС, которые еще летом 1943 г. захватили стратегическое господство в воздухе, поста­вив тем самым люфтваффе в тяжелое положение.

Подрыв боеспособности германской истребительной авиации на Запа­де являлся предварительным условием для решения других задач плана ОБН. Как же обстояло дело с выполнением плана «Объединенное бомбар­дировочное наступление с Британских островов» в целом, с апреля 1943 г. до апреля 1944 г.? Из шести групп объектов, определенных им, активным налетам подверглись только первые три (верфи и базы подводных лодок, авиационная промышленность и шарикоподшипниковые заводы). Пред­приятия, производившие горючее, синтетический каучук, средства воен­ного транспорта, оказались почти вне воздействия авиации. Например, на предприятия, производившие жидкое топливо, за первые три месяца 1944 г. было сброшено всего 195 тонн бомб. А ведь, по расчетам союз­ников, к успеху мог привести только вывод из строя всех шести групп целей.

Из первых трех групп целей верфям и базам подводного флота Гер­мании был нанесен незначительный ущерб. Действия против них бомбар­дировочной авиации рассматриваются некоторыми представителями ко­мандования союзников и историками как неэффективные и ошибочные. В результате бомбардировок шарикоподшипниковых заводов месячный выпуск продукции сократился с максимального уровня 9,8 млн. штук в июне 1943 г. до 6,8 млн. штук в марте 1944 г., или на 30 процентов вместо 76, предусмотренных планом ОБН. Результаты бомбардировок авиационной промышленности также не соответствовали этому плану, кото­рый определял вывод из строя 65 процентов производственных мощностей заводов по выпуску бомбардировщиков и 43 процентов заводов по выпу­ску истребителей. На самом же деле бомбардировкам были подвергнуты главным образом заводы, производившие истребители, причем снижение выпуска их продукции достигалось лишь на короткий период.

Не оправдались также расчеты англо-американского командования воздушными налетами решительно подорвать моральный дух населения Германии. Американская комиссия по исследованию стратегических бомбардировок пришла к выводу: «Моральный дух не был тем объектом, который можно легко подорвать. Его так и не удалось полностью подор­вать посредством стратегических бомбардировок, хотя он и был серьезно расшатан».

Ряд буржуазных историков в своих трудах, изданных после войны, сильно преувеличивают значение стратегических бомбардиро­вок в рассматриваемый период, утверждая, будто они были эквива­лентом второго фронта и поставили Германию на грань катастрофы Подобными утверждениями буржуазные авторы стремятся оправдать политику затягивания открытия второго фронта и умалить решающую роль Советских Вооруженных Сил в разгроме фашистского агрессора.

Анализ фактов показывает, что, хотя стратегические бомбардировки и оказали определенное воздействие на промышленность Германии, приве­ли к сокращению некоторых видов продукции или снизили намечавшийся уровень производства, они не сыграли важной роли в снижении возможно­стей германской промышленности по обеспечению нужд вермахта для даль­нейшего ведения войны. К апрелю 1944 г. стратегические ВВС союзников не смогли полностью решить ни одной из задач плана ОБН и достигнуть намеченных целей. Военная, промышленная и экономическая системы Германии подверглись незначительному разрушению и дезорганизации, общий уровень военного производства в Германии продолжал расти до середины 1944 г. Английский военный теоретик и историк Б. Лиддел Гарт отмечал, что стратегическое бомбардировочное наступление против Германии было предпринято с большими надеждами на успех, но до весны 1944 г. дало незначительный эффект, практически не оказало большого влияния на уровень промышленного производства Германии и моральный дух немецкого народа.

На применении союзной авиации для бомбардировок Германии, на их эффективности отрицательно сказалась политика реакционных кругов США и Англии по отношению к Советскому Союзу, направленная на всемерное ослабление СССР в ходе войны. Именно этим можно объяснить слишком позднее развертывание активных бомбардировок Германии. Из общего ве­са бомб, сброшенных союзной авиацией на ее территорию за всю войну, до 1944 г. было израсходовано всего 17 процентов. Даже американская ко­миссия по исследованию результатов стратегических бомбардировок пришла к выводу, что малая эффективность бомбардировок связана с весьма ограниченным общим весом бомб, сброшенных на Германию до 1 июля 1944 г.

Анализ выбора объектов и очередности их бомбардировок показывает, что англо-американское командование часто не учитывало общих интересов остальных участников антифашистской коалиции, стремившихся к быстрей­шему разгрому врага объединенными усилиями. Главную цель оно видело прежде всего в создании благоприятных условий для действий своего флота и авиации. А это снижало значение стратегических бомбардировок, так как они не затрагивали ряд важнейших отраслей военной промыш­ленности Германии и не оказывали серьезного влияния на ход военных действий на советско-германском фронте — решающем фронте второй мировой войны.

Некоторые буржуазные авторы хотят доказать обратное. Так, англий­ский военный историк Н. Макмиллан утверждает, будто союзная страте­гическая авиация действовала в интересах Советской Армии в не меньшей степени, чем английской и американской. Но факты не дают оснований для подобных утверждений. Фашистская Германия обладала самой мощ­ной из всех капиталистических государств сухопутной армией. Главной ударной силой вермахта наряду с бомбардировочной авиацией были броне­танковые и моторизованные войска. Основная масса их сосредоточивалась па советско-германском фронте. Однако составители плана ОБН «упу­стили из виду» объекты, определявшие боеспособность сухопутных войск. В плане были указаны лишь средства военного транспорта, но и они отнесены к последней (шестой) группе объектов. До августа 1944 г. тан­ковая промышленность не подвергалась бомбардировкам, за исключением нескольких случайных атак Не осуществлялись налеты на заводы по производству стрелкового вооружения, орудий, боеприпасов. Неда­ром гитлеровский министр А.Шпеер заявил, что стратегические бомбарди­ровки не влияли на сроки запланированных операций и не приводили к отказу от них.

Невыполнение плана ОБН является следствием недооценки союзни­ками устойчивости промышленности Германии, развитого в техническом отношении государства, и переоценки разрушительных возмолчностей бомбардировочной авиации. Эти просчеты привели к постановке перед стратегическими ВВС нереальных по объему и срокам задач. Сказалась также слабая согласованность действий между американской и англий­ской бомбардировочной авиацией, малая эффективность ночных бомбар­дировок по площади, недооценка германской ПВО.

Немецко-фашистское командование пыталось ответить на бомбарди­ровки американо-английских ВВС ударами авиации по военным и про­мышленным объектам на территории Англии. С этой целью оно перебро­сило в январе 1944 г. со Средиземноморского театра военных действий в Северную Францию авиационный корпус. Однако налеты на Англию не имели успеха и сопровождались большими потерями. Отдельные бомбардировщики, которым удавалось прорываться туда, наспех сброшен­ными бомбами причиняли лишь случайные повреждения.

В сентябре 1943 г. в Германии был налажен массовый выпуск само­летов-снарядов ФАУ-1. Примерно в это же время развернулось строитель­ство стартовых площадок на северном побережье Франции. Завершалась доработка баллистических ракет ФАУ-2. Административно-промышлен­ные центры и войска на Британских островах оказались под угрозой об­стрела ракетами и самолетами-снарядами. В связи с этим с начала декаб­ря американо-английским ВВС пришлось осуществлять операцию «Кроссбоу», не предусмотренную планом ОБН. За шесть месяцев на объекты ракетного оружия авиация союзников сбросила 36,2 тыс. тонн бомб, потеряв 154 самолета. В результате, по американским данным, 83 из 96 стартовых площадок ФАУ-1 были серьезно повреждены, а начало пуска ракет задержалось на 3—4 месяца.

С апреля 1944 г. стратегические ВВС союзников, базировавшиеся на Британские острова, были переключены на выполнение задач, непосред­ственно связанных с подготовкой «Оверлорда». Для этой операции вы­делялось большое количество авиации, сведенной в ноябре 1943 г. в объе­диненные союзные экспедиционные военно-воздушные силы во главе с английским маршалом авиации Т. Ли-Мэллори. В их состав вошли 9-я тактическая воздушная армия США, английские 2-е тактические ВВС и командование ПВО Великобритании. На 1 апреля 1944 г. в них насчитывалось только истребителей и бомбардировщиков 3134. Главно­командующий союзными экспедиционными силами генерал Д. Эйзенха­уэр и его заместитель главный маршал авиации А. Теддер считали это количество авиации недостаточным и настояли на передаче в их рас­поряжение 8-й стратегической воздушной армии США и английского бомбардировочного командования.

Согласно плану применения военно-воздушных сил в операции «Оверлорд» они должны были сорвать попытки германской авиации по­мешать вторжению, максимально ослабить силы противника в районе высадки, обеспечить высадку десанта, захват и удержание плацдарма. Действия ВВС подразделялись на четыре фазы. В первой (предваритель­ной) фазе, которая должна была начаться за 50 дней и окончиться за 30 дней до вторжения, предусматривались действия против вражеских ВВС и воздушная разведка. В ходе второй, подготовительной фазы, завершав­шейся по плану за день до высадки, в течение 30 дней предстояло нанести удары по наиболее важным для обеспечения операции «Оверлорд» объек­там противника в такой последовательности: военно-воздушные силы, железнодорожные узлы, береговые батареи и аэродромы. Третья фаза (штурм) включала действия авиации в ночь перед вторжением с целью прикрытия десантных сил при форсировании Ла-Манша и обеспечения высад­ки войск на побережье, а четвертая — действия ВВС после вторжения войск (уничтожение оставшейся вражеской авиации, борьба с подходящими резервами, непосредственная авиационная поддержка войск, воздушно-транспортные перевозки, воздушная разведка, стратегические бомбар­дировки Германии) Кроме задач, определенных общим планом, страте­гические ВВС должны были продолжать бомбардировку Германии с целью разрушения объектов военной промышленности и расстройства экономи­ческой системы, а на союзные экспедиционные ВВС возлагалась борьба с беспилотными средствами нападения противника.

В апреле — мае 1944 г. стратегические ВВС возобновили налеты на про­мышленные объекты рейха и его союзников. Основными объектами бом­бардировок в глубоком тылу противника стали предприятия по произ­водству горючего. 15-я воздушная армия совершила массированные налеты на румынские нефтяные районы, а также на пути и средства транс­портировки нефти (железнодорожный транспорт и судоходство по Дунаю), чтобы парализовать снабжение Германии горючим. 5, 15, 24 апреля и 5 мая бомбардировкам подверглись нефтеперегонные заводы, нефтехранилища и железнодорожный транспорт Плоешти и Бухареста. В результате потери нефтепродуктов составили более 140 тыс. тонн, а производство продук­ции нефтеперерабатывающих заводов Плоешти сократилось на 25 процен­тов. Отправка нефти в Германию в конце апреля снизилась на 50 процен­тов. 6 мая союзная авиация бомбардировала вторые по значению после Плоешти нефтяные сооружения Кымпины, а также железнодорожные сооружения в Трансильвании и порт на Дунае Турну-Северин. 8-я воздушная армия 12 мая подвергла ударам центр химической промыш­ленности Германии — город Лёйна, где находились крупнейшие пред­приятия по производству жидкого топлива. Всего за апрель и май на предприятия, производившие горючее, было сброшено 5716 тонн бомб.

В этот период совершались интенсивные массированные воздушные налеты и на железнодорожные узлы Франции и Бельгии. С 24 мая нача­лись бомбардировки мостов и перегонов. К 6 июня на железнодорожные объекты было сброшено 76,2 тыс. тонн бомб. Из 80 железнодорожных объ­ектов, по которым планировались и наносились удары авиации, 51 был раз­рушен до такой степени, что отпала необходимость в повторных налетах, 25 сильно пострадали, но требовали дополнительных бомбардировок, 4 по­лучили незначительные повреждения. Ко дню вторжения из имевшихся на Сене между Руаном и Парижем 24 мостов были полностью разрушены 18, а остальные выведены из строя. В результате действий союзной авиации по транспортной системе противника пропускная способность железных дорог в Бельгии и Северной Франции сократилась, что в зна­чительной степени затрудняло маневр германских войск при отражении вторжения.

Планы вывода из строя аэродромов и авиации противника в Север­ной Франции предусматривали действия американо-английских ВВС в течение трех недель перед началом вторжения. В радиусе 200 км от города Кан (район № 1) были намечены для ударов 40 аэродромов, а на удале­нии до 560 км (район № 2) — 59. Налеты на аэродромы начались с 11 мая и продолжались с перерывами до высадки союзных войск на континент. Ко дню вторжения в районе № 1 на аэродромы было сброшено 6717 тонн бомб. Бомбардировки привели к разрушению средств обслуживания и ре­монта, взлетно-посадочных полос и материальной части, что затрудняло действия германской авиации в Северо-Западной Франции. Командование 3-го воздушного флота было вынуждено перебазировать свою авиацию дальше от района высадки. Однако, как отмечается в западной литера­туре, многие сооружения после налетов оставались без повреждений или противник их быстро восстанавливал. В 200-километровой зоне только четыре аэродрома были выведены из строя полностью.

С 13 апреля союзные ВВС приступили к бомбардировкам береговых батарей в Нормандии. До 5 июня на них было сброшено 16 464 тонны бомб . Береговые батареи представляли собой малоразмерные цели с мощными железобетонными сооружениями. Поэтому их бомбардировки оказались малоэффективными, повреждения получали в основном при­цельные приспособления. Союзное командование считало, что из 50 ба­тарей, которые подвергались ударам, серьезные повреждения получила 21.

Американо-английское командование придавало очень важное зна­чение дезорганизации радиолокационной сети противника. Воздуш­ная разведка предварительно установила места расположения радарных установок, которые начиная с 10 мая подвергались мощным ударам авиации. В результате непосредственно перед вторжением союзных войск могли действовать только пять процентов всех радиолокационных станций в Северо-Западной Франции. Это во многом способствовало дости­жению внезапности действий союзников.

Таким образом, весной 1944 г. американо-английская авиация дейст­вовала достаточно активно. С 1 апреля по 5 июня она совершила 200 639 самолето-вылетов, сбросила 195 380 тонн бомб. При этом ее по­тери по различным причинам составили 1987 самолетов. Своими дейст­виями авиация ослабила систему обороны противника, его авиационные силы, нарушила работу тыла и коммуникаций, что, безусловно, способст­вовало успеху вторжения американо-английских войск в Нормандию.