Вторая мировая война: мероприятия по усилению народной борьбы в оккупированных советских областях

Весть о переходе Советской Армии в контрнаступление под Москвой быстро распространилась по городам и селам оккупированной территории, вызвав огромную радость у советских людей, пробудив у них новые силы для борьбы с захватчиками. Каждый честный человек стремился найти в ней свое место.

В этой обстановке главную цель организаторской и политической работы в тылу врага партия видела в дальнейшем усилении борьбы советских людей против оккупантов. Она настойчиво добивалась объедине­ния разрозненных выступлений советских патриотов в четко организо­ванную силу.

Трудностей в этом деле было немало. Все еще не существовало единого органа централизованного руководства народным движением на территории, захваченной врагом. ЦК компартий республик и партийные комитеты ряда оккупированных областей были вынуждены эвакуиро­ваться в советский тыл и оттуда направлять деятельность подпольных ко­митетов партии и низовых организаций.

Из-за нехватки радиосредств связь с подпольными партийными органами и партизанскими формированиями поддерживалась в основном через связных. Указания партийных органов и армейских штабов доходи­ли дб исполнителей слишком медленно или вовсе не доходили, а сведения из партизанских отрядов и подпольных организаций иногда поступали с таким запозданием, что теряли свою актуальность.

Для улучшения руководства народной борьбой партийные, советские и военные органы направляли в тыл противника ответственных работни­ков, которые на месте возглавляли подпольную и партизанскую борьбу. Так, Смоленский обком ВКП(б) в начале 1942 г. переправил через линию фронта большую группу партийных, советских и комсомольских работников во главе с секретарями обкома партии Г. И. Пайтеровым, Ф. И. Кры­ловым, В. И. Ивановым и 3. Ф. Слайковским. Они много сделали по укреп­лению подпольных партийных органов и налаживанию связи с командова­нием партизанских отрядов. К марту 1942 г. на оккупированной терри­тории Смоленщины действовало 28 подпольных райкомов партии. В соста­ве подпольных организаций и партизанских отрядов боролись с окку­пантами более 3 тыс. коммунистов и около 5 тыс. комсомольцев

В отдельных случаях в прифронтовых полосах центральные комитеты компартий и обкомы создавали специальные оперативные группы. Например, в марте 1942 г. по решению ЦК КП(б) Белоруссии была образована Северо-западная оперативная группа во главе с секретарем ЦК КП(б)Б Г. Б. Эйдиновым. В нее вошли партийные и советские работники. Группа находилась в полосе 4-й ударной армии и поддерживала с ней и с командованием Калининского фронта тесный контакт. Она веда­ла практической работой по налаживанию постоянной связи с областями и районами республики, отправляла в тыл врага партийные и комсомоль­ские кадры, оказывала партизанам и подпольщикам материальную по­мощь. За время своего существования эта группа установила связь почти со всеми партизанскими отрядами Витебской и ряда других областей Бело­руссии, добилась увеличения численности отрядов. Если в марте 1942 г. (время создания опергруппы) в тылу противника в полосе 4-й ударной армии было лишь 14 партизанских отрядов общей численностью более 500 человек, то к середине 1942 г. там действовало уже 7 партизанских бригад, 2 полка и 7 отдельных отрядов. Численность партизан увеличилась за это время в 15 раз и достигла почти 7,5 тыс. человек .

Вопросы организации народной борьбы во вражеском тылу рассматривались на заседаниях бюро и пленумах ЦК компартий республик и об­комов партии. В декабре 1941 г. — январе 1942 г. Курский обком ВКП(б) дважды обсуждал проблемы расширения масштабов партизанского дви­жения. В результате принятых мер значительно улучшилась связь с отря­дами, возросла их активность. Если в ноябре 1941 г. из 32 сформирован­ных отрядов активно действовало только 5—6, то в конце марта 1942 г. борьбу с захватчиками усилили все отряды. Кроме того, для расширения диверсионной деятельности были сформированы 104 боевые группы.

В марте 1942 г. ЦК КП(б) Латвии принял постановление о формировании новых партизанских отрядов, а ЦК КП(б) Литвы переправил через линию фронта две группы партийных работников.

Для связи с партийными органами, оставленными в тылу врага, и создания новых подпольных центров ЦК КП(б) Украины к 15 марта 1942 г. направил в тыл противника 356 уполномоченных и связных. В результате в январе — феврале была установлена связь с Черниговским и Харьковским подпольными обкомами партии, со многими райкомами Полтавской и Сумской областей. В апреле ЦК КП(б) Украины поддер­живал связь с 91 партизанским отрядом. В них насчитывалось около 7 тыс. человек.

Большую роль в развертывании партизанского движения играли военные советы фронтов и армий. Так, на основе изучения опыта борьбы во вражеском тылу Военный совет Северо-Западного фронта еще в ноябре 1941 г. принял постановление о руководстве действиями партизан в поло­се своего фронта. В нем подводились первые итоги борьбы, отмечались недостатки и указывались пути их устранения. Для непосредственного руководства партизанскими отрядами при Военном совете был создан специальный партизанский отдел. Партизанам оказывалась помощь оружием, боеприпасами, одеждой и продовольствием.



Наряду с организационными мероприятиями партия проводила среди населения оккупированных районов и партизан большую массово-политиче­скую работу. ЦК ВКП(б), партийные комитеты и партийные организа­ции делали все возможное для того, чтобы постоянно и своевременно информировать партизан и население захваченных врагом районов о ходе войны, вселять в них уверенность в победе над гитлеровцами, указывать советским людям наиболее целесообразные пути и мето­ды борьбы с оккупантами, разоблачать их пропаганду, грабительскую сущность всех мероприятий захватчиков. Важной формой политической работы в тылу противника было распространение газет, листовок, брошюр, прокламаций, как доставлявшихся с Большой земли, так и изда­вавшихся партизанами и подпольщиками. Значительную роль в мобили­зации советских людей на беспощадную борьбу с врагом играла устная агитация.

Листовки и газеты являлись для населения, временно оказавшегося в оккупации, не только важным источником правдивой информации, в них содержались также практические указания партии по развертыва­нию народной борьбы во вражеском тылу. Много печатных материалов издавало Главное политическое управление Советской Армии. Начиная с августа 1941 г. оно развернуло выпуск большими тиражами на русском, украинском и белорусском языках серии листовок, в которых сообщалось о событиях в стране и на фронте.

Политуправлениями Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов только за период с января по апрель 1942 г. с помощью авиации и наземных средств было распространено в оккупированных райо­нах около 80 млн. экземпляров газет и листовок.

По указанию Центрального Комитета ВКП(б) для населения, нахо­дившегося на оккупированной территории, в первой половине 1942 г. издавались две центральные, пять республиканских и две областные газеты.

Кроме того, республиканскими и областными партийными коми­тетами было организовано около десяти специальных выпусков таких газет, как «Ленинградская правда», «Рабочий путь» (Смоленская область), «Орловская правда», «Пролетарская правда» (Калининская область), «Соцiалiстична Харкiвщина» и другие.

Все большее место в идейно-политической работе партии по ту сторо­ну фронта стало занимать радио. В конце ноября 1941 г. в Саратове раз­вернул работу украинский радиокомитет. Начали функционировать ра­диостанции имени Т. Г. Шевченко и «Радяньска Украiна». На оккупиро­ванные области Белоруссии вели передачи радиостанция «Советская Бе­лоруссия» и радиостанция Совнаркома Белоруссии. Партизаны и подполь­щики широко использовали материалы, принимавшиеся по радио, для устной и печатной пропаганды.

До создания подпольной и партизанской печати основное внимание уделялось устной пропаганде и агитации — беседам, громким читкам центральных газет и листовок, докладам, лекциям, а там, где было возможно, выступлениям художественной самодеятельности и демонстрации кинофильмов. Например, в Богушевском районе Витебской области под­польным райкомом партии с 10 июля 1941 г. по 10 февраля 1942 г. было проведено свыше 100 собраний колхозников и более тысячи бесед с насе­лением. До апреля 1942 г. партизаны этой области только в Дриссенском, Россонском, Полоцком и Ушачском районах провели 1104 беседы.

Если позволяла обстановка, проводились собрания и митинги. Так, коммунисты и комсомольцы партизанского отряда № 1 имени К. Е. Ворошилова с конца января по май 1942 г. организовали собрания и митинги в населенных пунктах Курской, Орловской, Черниговской и Сумской областей, на которых присутствовало более 200 тыс. человек.

Особую роль в массово-политической работе среди населения, оказавшегося во вражеском тылу, играла подпольная и партизанская печать. Наладить издание газет сразу было трудно, но листовки и воззвания появились с первых дней оккупации. Часто их размножали от руки или на пишущих машинках. Подпольщики Минска и Полоцка начали выпу­скать такие листовки уже в июле 1941 г. Издавались листовки также в районах и городах Полтавской, Житомирской, Черниговской областей Украины, а также ленинградскими, смоленскими, орловскими и други­ми партизанами и подпольщиками. В первой половине 1942 г. на окку­пированной территории Ленинградской области издавалось восемь под­польных газет, в Орловской — три, Смоленской — четыре. На их стра­ницах публиковались информация о положении на фронтах и в тылу страны, материалы с призывами к развертыванию всенародной борьбы с врагом.

Усиление организаторской и политической работы партии во вражеском тылу в конце 1941 — начале 1942 г. стало возможным благодаря тому, что на оккупированной территории значительно расширилась и окрепла сеть подпольных партийных комитетов и организаций.

Расширение масштабов народной борьбы с оккупантами потребовало большого количества опытных руководителей, специалистов подрывного дела, разведчиков, радистов. Для подготовки этих кадров ЦК компартий республик и обкомы, а также военные советы фронтов и армий создавали курсы и учебные пункты. Оперативно-учебный центр, созданный в кон­це июля 1941 г. при штабе Центрального фронта, а затем подчинен­ный штабу Западного фронта, за четыре месяца подготовил и забросил в тыл врага более 4 тыс. различных специалистов . Подобные учебные пункты работали в Киеве, Харькове, Полтаве и других городах Укра­ины. В 1941 г. на этих пунктах прошли подготовку около 4,5 тыс. подполь­щиков и партизан .

В январе 1942 г. по указанию ЦК ВКП(б) были созданы три школы. Каждая из них имела свой профиль: одна готовила партийных и комсоольских работников для подпольной деятельности и партизанских от­рядов, другая — руководящий состав партизанских формирований и ин­структоров минноподрывного дела, третья — радистов-операторов.

В результате огромной организаторской деятельности партии и успехов Советской Армии на фронте значительно увеличились ряды партизан. Весной 1942 г. началось массовое вступление советских патриотов в пар­тизанские формирования. Возникли новые партизанские отряды и группы, часть которых потом развернулась в бригады. Так, созданный в январе 1942 г. в районе Ельни небольшой партизанский отряд имени С. Лазо к весне имел в своем составе уже более 2 тыс. бойцов и был реорганизован в хорошо вооруженный партизанский полк. К маю 1942 г. Путивльский партизанский отряд под командованием С. А. Ковпака вырос в десять раз и насчитывал в своих рядах 720 человек. Этот же отряд с декабря 1941 г. по февраль 1942 г. организовал еще пять партизанских формиро­ваний общей численностью в 1,5 тыс. человек.

Четыре партизанские бригады действовали на оккупированной территории Ленинградской области Их численность с января по март увеличилась более чем в два раза и составляла около 4,5 тыс. человек. В захваченных фашистами районах Смоленщины за зиму 1941/42 г. число партизан возросло в три раза, в Орловской области — более чем в три раза, в Белоруссии — почти в два раза. В партизанских формированиях центральных и восточных областей Белоруссии действовало около 28 тыс., на Смоленщине — 19,5 тыс., в Брянском партизанском крае — почти 21 тыс. человек.

Партизан и подпольщиков всемерно поддерживало население, которое пополняло партизанские отряды, помогало им добывать разведыватель­ные данные, обеспечивало их одеждой, обувью, продовольствием. В тече­ние февраля—апреля от населения Дорогобужского района Смоленской области для партизан и частей Советской Армии, действовавших в тылу врага, поступило 689 тонн ржи, 300 тонн мяса, 39 тонн ячменя, 1113 тонн картофеля, 270 тонн овса, 1447 тонн соломы и сена. Только за один месяц трудящиеся Ельнинского района той же области передали парти­занам 6100 пар обуви, на 1500 человек верхней одежды, 3,4 тыс. пар верхнего и 7 тыс. пар нижнего белья.

Зимой и весной 1942 г. улучшилось вооружение партизан. Если рань­ше у них было преимущественно легкое оружие, то теперь появились пулеметы, пушки и даже танки. Оружие и боеприпасы партизаны в основ­ном добывали в боях, а часть их поступала из-за линии фронта. Только Северо-западная оперативная группа ЦК КП(б) Белоруссии в течение первой половины 1942 г. переправила партизанам более 4 тыс. винтовок, 630 автоматов, 402 пулемета, 10 860 мин, 3 660 тыс. патронов, 40 тыс. кг тола.

Вместе с ростом численности партизанских отрядов совершенствовалась их организационная структура. Еще в конце 1941 г. для руководст­ва отрядами Минской и Полесской областей был создан штаб соединения во главе с первым секретарем Минского обкома партии В. И. Козловым. Несколько партизанских отрядов, действовавших на территории нынеш­ней Псковской области, объединились в бригаду. Командовал ею старший политрук Н. Г. Васильев, комиссаром был С. А. Орлов — первый секре­тарь Порховского райкома партии. В конце 1941 г. эта бригада стала основной ударной силой ленинградских партизан. Она состояла из десяти отрядов общей численностью 1200 человек

В 1942 г. процесс объединения партизанских сил проходил еще интенсивнее. 16 февраля на территории Дорогобужского района был создан главный штаб партизанских отрядов Смоленской области. В его состав вошли представители отрядов «Ураган», «Дедушка» и «Дед». В мае он был реорганизован в штаб 1-й Смоленской партизанской дивизии, который руководил деятельностью партизанских отрядов общей численностью около 6 тыс. человек . На территории северо-западных районов области в феврале 1942 г. было организовано партизанское соединение «Батя», в состав которого вошли десять отрядов. Боевой деятельностью партизан юго-западных районов Брянщины руководил объединенный штаб во главе с Д. В. Емлютиным.

Объединение партизанских сил происходило, как правило, вокруг крепких и боеспособных отрядов, возглавляемых опытными и авторитетными командирами. Так возникли крупные партизанские соединения С. А. Ковпака, А. Н. Сабурова, А. Ф. Федорова, В. В. Казубского, С. В. Гришина и другие. Укрупнение отрядов явилось новым этапом в развитии партизанского движения. Оно свидетельствовало о переходе от разрозненных действий к совместным согласованным выступлениям. По­высилась организованность отрядов, улучшилась связь между ними, что позволило советскому командованию более целенаправленно и эффек­тивно использовать партизанские силы.

Для действий в тылу врага советское командование привлекало воинов пограничных полков войск НКВД. Из этих полков создавались диверсионно-разведывательные группы (ДРГ) и отряды (ДРО). В полосе Северо-Западного фронта, например, такие группы и отряды совершали глубокие рейды, громили вражеские штабы, уничтожали склады и другие тыловые объекты, собирали и передавали важные сведения о противнике. 21 декабря решением Военного совета Северо-Западного фронта все зти отряды были сведены в диверсионно-разведывательный полк для забро­ски его на самолетах в тыл противника.

Рост боеспособности партизанских формирований и эффективность их действий вынуждено было признать и гитлеровское командование. Командующий охранными войсками и начальник тылового района группы армий «Центр» генерал М. Шенкендорф, запрашивая в апреле 1942 г. до­полнительные войска для борьбы с партизанами, сетовал на то, что если раньше партизанские отряды были небольшими и осуществляли мелкие операции, то теперь «они действуют крупными, обученными в военном отношении частями. Они имеют в большом количестве тяжелое пехотное оружие, частично также артиллерию и другое вооружение и, как показа­ли крупные нападения на Ельню и Брынь (17 км северо-восточнее Ельни) с предварительной трехчасовой артподготовкой из 10 орудий, способ­ны вести наступательные действия... Поэтому партизаны, даже одетые в штатское платье, в полной мере обладают боеспособностью регулярных частей, как это можно было установить при ведении боевых действий 221-й дивизией против партизан в районе Ельни».

Таким образом, в итоге организаторской и политико-массовой работы партии среди населения и партизан и под влиянием выдающихся побед советских войск зимой 1941/42 г. борьба с врагом на оккупированной территории приобретала широкий размах и становилась все более эффек­тивной.