Вторая мировая война: внутренние и внешние условия назревания революций в странах центральной и Юго-Восточной Европы во второй половине 1944 г

Вторая половина 1944 г. ознаменовалась историческими переменами в судьбах народов стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Главным результатом этих перемен явились народно-демократические и социалистические революции. Назревая в течение многих лет, они стали закономерным следствием обострения внутренних противоречий социально-экономической и политической жизни этих стран, освободительной борьбы народных масс во главе с рабочим классом против фашистских захватчиков и сотрудничавшей с ними части национальной буржуазии.

Из внешних условий, повлиявших на назревание революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, основным явилось победоносное наступление Советских Вооруженных Сил. Оно сыграло решающую роль в ослаблении, расшатывании и окончательной ликвидации всей системы фашистского оккупационного режима в этих странах, поднимало боевой дух народов оккупированных фашистами стран, вселяло в них надежду на скорое освобождение и окончание войны, побуждало их к усилению сопротивления гитлеровским захватчикам.

Освободительная миссия Вооруженных Сил СССР, воспитанных Коммунистической партией в духе солидарности с трудящимися всех стран, способствовала росту авторитета Союза ССР, усиливала влияние в мире идей социализма. Советский воин вступал на землю других государств как освободитель.

Внутренние условия назревания революций в странах Центральной и Юго-Восточной Европы были диалектически взаимозависимы и взаимосвязаны с внешними условиями. Коммунистические партии, опираясь на растущее освободительное движение и учитывая благоприятную внешнюю обстановку, вели подготовку антифашистских восстаний.

Успешное наступление Советской Армии, с одной стороны, и широкое развитие народно-освободительной борьбы — с другой, еще более обострили противоречия в лагере господствующих классов стран — сателлитов гитлеровской Германии. Провал реакционной внутренней политики местной буржуазии явился следствием сокрушительных поражений, которые потерпели войска сателлитов Германии вместе с вермахтом на советско-германском фронте. Военные неудачи, а также надвигавшаяся экономическая катастрофа усилили страх и разброд среди правящей верхушки, обострили кризис всей социально-политической системы этих стран. Началось разложение вооруженных сил — важнейшего орудия классового господства буржуазии и помещиков. В войсках резко упала дисциплина, участились случаи дезертирства. В румынской армии, например, с 1 апреля 1943 г. по 1 июля 1944 г. командование за дезертирство отдало под суд 12 227 человек, из них 1391 солдат был приговорен к смертной казни. Более частыми стали массовые переходы на сторону советских войск румынских и венгерских солдат.

В сообщении подпольного руководства Коммунистической партии Словакии в июле 1944 г. внутриполитическое положение в Словакии характеризовалось следующим образом: “Текущий год, который так приблизил окончание войны, существенно подорвал позицию режима и все, что с ним связано. Разложение охватило весь государственный аппарат, режим, армию, жандармерию и полицию... Гвардия потеряла влияние на те слои, которые поддерживали режим, началось отрезвление, и вся Словакия сегодня сознает, что скоро наступит конец тисовско-маховскому режиму и террору и начнется новая свободная эпоха”.

Чтобы сохранить свои позиции в странах-сателлитах, гитлеровцы усиливали военно-полицейские репрессии и одновременно вели разнузданную антисоветскую, антикоммунистическую пропаганду, устрашая население большевизмом и извращая сущность освободительной миссии Советских Вооруженных Сил. Предпринимались попытки создать различного рода профашистские организации.

Военная оккупация Венгрии и последовавшие за ней многочисленные аресты общественных деятелей, запрещение газет и другие акции немецких фашистов рассеяли все иллюзии о возможности в рамках фашистского блока сохранить национальную независимость, которые еще питали отдельные слои венгерского общества.



Германия усиливала и без того жесткий контроль над внутренней политикой Румынии, Болгарии, Словакии.

Правящие круги сателлитов Германии испытывали возрастающий страх перед революционным взрывом в своих странах, где усиливалось всеобщее возмущение народных масс господством гитлеровцев и политикой прислуживавшей им местной олигархии.

С приближением Советской Армии к границам стран Центральной Европы и Балканского полуострова, а затем и вступлением ее войск на их территории освободительное движение приобретало здесь все более широкий размах. Народные массы, усиливавшие антифашистскую борьбу, видели в Советской Армии свою освободительницу от фашистской оккупации. Вместе с тем ее присутствие в этих странах облегчало трудящимся решение важнейших социально-экономических и политических задач. Советские Вооруженные Силы своим присутствием сковывали внешнюю и внутреннюю контрреволюцию. В то же время они неукоснительно придерживались политики строгого невмешательства во внутренние дела освобожденных стран.

Социальные процессы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы характеризовались тесным переплетением противоречий, возникших в связи с гитлеровской оккупацией, с существовавшими классовыми и национальными противоречиями, порожденными капиталистическим строем. Накануне войны эти страны, за исключением Чехословакии, в экономическом отношении были в основном аграрными или аграрно-промышленными. Доля занятого в сельском хозяйстве населения составляла: в Албании — около 85 процентов, в Болгарии — 80, в Югославии — 77, в Румынии — 72, в Польше — 61 и в Венгрии — 48 процентов. Удельный, вес этих стран в мировом промышленном производстве был незначительным, причем преобладали добывающая, легкая и пищевая отрасли.

Одна из причин экономической отсталости большинства стран Центральной и Юго-Восточной Европы заключалась в интенсивной эксплуатации их западными капиталистическими монополиями. Проникновение империалистических держав в экономику Болгарии, Югославии, Румынии, Венгрии и Албании посредством займов, прямых капиталовложений и различного рода торговых соглашений замедляло их хозяйственное развитие, вело к ограблению населения, игнорированию его национальных интересов и к иностранному вмешательству в политическую жизнь этих стран.

Наряду с другими крупными капиталистическими государствами еще с довоенных пор прочные позиции в их экономической жизни занимала фашистская Германия.

Общий характер экономики определял социальную структуру населения. Она отличалась заметным преобладанием крестьянства и мелкобуржуазных городских слоев, относительной малочисленностью рабочего класса, особенно в Албании, Румынии, Югославии и Болгарии. Лишь в Чехословакии в начале 30-х годов доля рабочих вместе с членами их семей составляла более половины населения. Однако, несмотря на свою малочисленность, рабочий класс этих стран отличался довольно высокой организованностью и политической сознательностью. Поэтому он играл ведущую роль в революционном процессе, что в значительной мере определяло общие и специфические черты развития освободительной борьбы народов этого региона.

Классовая борьба обострилась и в деревне. Это объяснялось наличием крупного землевладения, носившего, как правило, характер помещичьих латифундий, и малоземельем подавляющего большинства крестьянских хозяйств. Многочисленные слои безземельного и малоземельного крестьянства, влачившие нищенское существование и эксплуатируемые помещичье-кулацкой верхушкой деревни и монополистическим капиталом, являлись естественным союзником рабочего класса в назревавшей революции.

В многонациональных государствах социальный и политический гнет, давивший народные массы, усугублялся гнетом национальным. В Албании, Болгарии, Венгрии, Румынии и Югославии он еще более усилился в связи с наличием в этих странах монархических режимов фашистского и полуфашистского типа. Подобный характер имел и режим в Польше.

Социальные и национальные противоречия, усиливавшиеся еще в межвоенный период, обострились в годы войны и фашистской оккупации, когда немецкий империализм превратил этот регион в поставщика дешевого сырья и продовольствия для Германии, в объект неприкрытого экономического грабежа и неслыханного угнетения.

Характерной чертой политической обстановки в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, сложившейся летом 1944 г. под воздействием побед Советской Армии и широкого освободительного движения, был значительный рост революционной сознательности трудящихся. Пройдя через тяжелые испытания буржуазно-фашистских режимов, войны и оккупации, народы жаждали глубоких социальных, демократических перемен.

К этому времени в странах Центральной и Юго-Восточной Европы сложилась революционная ситуация. Характеризуя революционную ситуацию, В. И. Ленин выделял три главных ее признака: “1) Невозможность для господствующих классов сохранить в неизмененном виде свое господство; тот или иной кризис “верхов”, кризис политики господствующего класса, создающий трещину, в которую прорывается недовольство и возмущение угнетенных классов. Для наступления революции обычно бывает недостаточно, чтобы “низы не хотели”, а требуется еще, чтобы “верхи не могли” жить по-старому. 2) Обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетенных классов. 3) Значительное повышение, в силу указанных причин, активности масс...”.

Для того чтобы революционная ситуация переросла в социальную революцию, в странах Центральной и Юго-Восточной Европы имелись все необходимые условия: политическая зрелость и организованность пролетариата, готовность масс к решительным действиям, руководящая роль в освободительном движении марксистско-ленинских партий, их способность обеспечить рабочему классу поддержку со стороны классовых союзников и умение возглавить выступление трудящихся, повести их за собой на свержение чужеземного гнета, установление нового, подлинно демократического строя.

Монополистическая промышленно-финансовая буржуазия в годы войны проявила себя как антинациональная сила. Союз с фашистской Германией обеспечивал ей крупные военные прибыли. Сотрудничая с фашизмом и став социальной опорой чужеземного господства, она полностью дискредитировала себя в глазах народных масс. Антинародный характер политики правящих классов в полной мере проявился в их нежелании отстаивать национальную независимость своих стран. Вместе с тем коммунистические партии учитывали, что гнет гитлеровского фашизма, милитаризация экономики, экспансия германского монополистического капитала затрагивали в известной мере интересы мелкой и средней буржуазии. Тем самым создавались предпосылки для ее участия в формировании широкого патриотического антифашистского фронта.

Однако процесс создания такого фронта протекал в острой политической и идеологической борьбе между двумя направлениями в антифашистском лагере — демократическим и буржуазным. Буржуазные представители, участвуя в той или иной форме в антифашистском движении, стремились навязать ему свою волю, преследовали свои классовые цели, заключавшиеся в сохранении капиталистического строя. Буржуазия, как правило, избегала активного участия в борьбе против германского империализма, опасаясь широкого народного движения и социальной революции. Поэтому ее лидеры, находившиеся как внутри этих стран, так и в эмиграции, рассчитывали на завершающей стадии войны, опираясь на созданные ими военные формирования и на помощь англо-американских войск, захватить власть и навязать народам довоенные буржуазные порядки.

В осуществлении этих замыслов большая роль отводилась эмигрантским правительствам Польши, Чехословакии и Югославии, пользовавшимся поддержкой империалистических кругов Англии и США и рассчитывавшим после изгнания оккупантов возвратиться в свои страны и захватить государственную власть.

На оккупированной гитлеровцами территории буржуазные элементы стремились усилить свои позиции с помощью подчиненных им политических организаций и вооруженных сил. Хотя в этих организациях происходила известная дифференциация и некоторые их местные отделения при определенных условиях включались в партизанское движение, основная часть таких формирований вела борьбу с патриотическими силами, руководимыми коммунистами. Характерным примером тому служат действия отрядов четников Михайловича против Народно-освободительной армии Югославии. В Польше к подобным организациям относились махрово националистические Народове силы збройне (НСЗ). В Албании вооруженную борьбу с Национально-освободительным фронтом (НОФ), возглавлявшимся коммунистами, вела реакционная организация “Балли комбетар”. Но когда становилось все более ясно, что миссия освобождения стран Центральной и Юго-Восточной Европы от немецко-фашистских захватчиков будет осуществлена не американо-английскими, а советскими войсками, часть буржуазии стала маневрировать и пересматривать свои прежние позиции. Поддерживая на словах борьбу народных масс за национальное освобождение, эти круги стремились нажить себе политический капитал и использовать его для упрочения своих позиций в формировавшихся в процессе антифашистской борьбы органах власти, чтобы ослабить влияние коммунистов, оттеснить их на второй план.

Таким образом, к середине 1944 г. в странах Центральной и Юго-Восточной Европы сложилась революционная ситуация, которая характеризовалась массовым революционным подъемом, включением широких слоев угнетенных народов в активную борьбу за свое социальное и национальное освобождение и углублением кризиса существующего строя. Внутренние социально-экономические и политические условия, а также благоприятная внешняя обстановка, создавшаяся в результате победоносного наступления Советских Вооруженных Сил, определили созревание в этих странах народно-демократических и социалистических революций, целью которых было национальное освобождение, ликвидация реакционных режимов и их социальной базы, установление власти народа во главе с рабочим классом.