Вторая мировая война: защита Северным флотом морских коммуникаций январь-май 1945 г

Советский Северный флот, которым командовал адмирал А. Г. Головко, в начале 1945 г. имел в своем составе линейный корабль, крейсер, 18 эскадренных миноносцев, 22 подводные лодки, 12 сторожевых кораблей, 64 тральщика и катера-тральщика, 30 больших охотников за подводными лодками, 40 торпедных катеров. Авиация флота насчитывала 721 са­молет.

Перед Северным флотом была поставлена задача защищав морские сообщения, которые подразделялись на внешние (между портами Великобритании и СССР) и внутренние (между советскими портами). Вопросы организации внешних перевозок решались британским адмиралтейством и согласовывались с главным командованием советского Военно-Морского Флота, а вопросы взаимодействия между флотами — непосредственно ко­мандующим Северным флотом через английские военно-морские миссии в Полярном и Архангельске. К этому времени был накоплен большой опыт по обеспечению движения конвоев, в частности существовала четкая орга­низация их встречи и вывода.

Поражение немецко-фашистских войск в Заполярье оказало решающее влияние на дальнейший ход военных действий флота на севере. В ре­зультате освобождения советскими войсками Северной Норвегии немцы лишились основного порта вывоза никелевой руды и снабжения войск — Киркенеса, а также других портов, расположенных в Варангер-фьорде, и ряда аэродромов. Вражеские коммуникации вдоль северного побережья Норвегии, входившие в зону Северного флота, после разгрома и после­дующего отхода немецко-фашистских войск перестали функционировать. В связи с тяжелым положением на восточном фронте командование вер­махта вынуждено было сократить свои вооруженные силы в Норвегии и постепенно перебрасывать их в Германию. Для этого использовались 10—12 эскадренных миноносцев, сторожевые корабли и тральщики. Круп­ные надводные корабли ушли в Балтийское море. Из-за ограниченности транспортных средств эвакуация осуществлялась сравнительно медленно. В то же время командование германского флота стремилось удержать некоторые норвежские базы для продолжения борьбы против союзных конвоев, направлявшихся в северные порты Советского Союза. Реальной силой для ведения борьбы на коммуникациях оставались подводные лодки. В январе на Норвегию базировалось 75 вражеских подводных лодок, в апреле — 69.

Учитывая сильное охранение союзных конвоев, а также слабость своей воздушной разведки, немецкое командование отказалось от использования подводных лодок в открытом море и направило их на под­ходы к Кольскому полуострову. Новые типы подводных лодок, имевших повышенную подводную скорость, устройство для работы дизеля под водой и самонаводящиеся акустические торпеды, создавали серьезную опасность для конвоев и боевых кораблей.

Обычно у кольского побережья находились три-четыре подводные лодки противника. В периоды, когда конвой из Англии подходил к советскому берегу или собирался выходить в обратный рейс, сосредоточи­валось до 10—12 лодок. Изменившееся соотношение сил в пользу союзников, господство в воздухе их авиации оставляли гитлеровцам незначительные шансы на успех.



В начале года подводные лодки предприняли попытку проникнуть в Кольский залив и уничтожить там линейный корабль «Архангельск» и транспортные суда. 5 января три большие подводные лодки, несущие на себе по две сверхмалые «Байбер» (водоизмещением по 6,5 тонны с двумя торпедами и экипажем в один человек), вышли из Тромсё. Операция была тщательно подготовлена. Но у двух «Банберов» вышли из строя бензопро­воды. Патрулировавшие советские самолеты хотя и ие обнаружили вражеские лодки, но заставляли их неоднократно погружаться, вслед­ствие чего вышли из строя еще две сверхмалые лодки. В результате противнику пришлось отказаться от продолжения операции.

Германские подводные лодки постоянно действовали у мурманского побережья. Для борьбы с ними привлекалось около 150 боевых кораблей и катеров и до 70 самолетов. Корабли и самолеты осуществляли специ­альные поиски, чтобы изгнать из прибрежных вод вражеские подвод­ные лодки. Каждая обнаруженная лодка подвергалась длительному пре­следованию.

17 февраля перед выходом из Кольского залива союзного конвоя «RA-64» в составе 30 транспортов, 4 танкеров и сильного охранения анг­лийские и советские корабли производили поиск подводных лодок в при­брежной зоне. Одна немецкая подводная лодка («U-425») была обнаружена и потоплена, но изгнать все лодки из района не удалось. Когда конвой вы­шел и начал выстраиваться в походный ордер, он сразу же был атакован 5 германскими подводными лодками, которые повредили транспорт и анг­лийский корвет «Ларк». У последнего была оторвана корма, и часть эки­пажа оказалась в воде. Находившийся поблизости малый охотник под ко­мандованием старшего лейтенанта В. Ф. Кондрашева поспешил на по­мощь и организовал спасение людей. Подошедшие буксиры отвели «Ларк» в Кольский залив. Командующий флотом метрополии адмирал Г. Мур прислал командующему Северным флотом телеграмму: «Желаю выра­зить свою благодарность за быстроту действий личного состава вашего охотника при спасении наших людей, выброшенных взрывом за борт, когда был торпедирован британский корвет «Ларк». К югу от острова Медвежий 6 немецких подводных лодок и 35 самолетов вновь пыта­лись атаковать конвой, но безуспешно. В пределах своей зоны действий на подходах к Кольскому заливу в защите конвоя «RA-64» активное участие приняли корабли и самолеты Северного флота.

За четыре последних месяца войны корабли Северного флота сбросили на вражеские подводные лодки 6300 глубинных бомб, а самолеты — 250 тонн авиабомб. Три подводные лодки были потоплены, не менее деся­ти, получив повреждения, вынуждены были возвратиться в свои базы.

Одновременно с подводными лодками враг планировал использовать против союзных конвоев 150 самолетов, которые базировались на аэрод­ромы Норвегии. В марте германские торпедоносцы и бомбардировщики готовились нанести удар по конвою «RA-65», следовавшему из Советского Союза в Англию. Однако из-за несогласованности действий между развед­чиками и ударными группами самолетов конвой так и не был обнаружен. Адмирал Дениц докладывал в ставке, что для осуществления подобной операции требуются летчики со специальной подготовкой и боевым опытом. Конвой «RA-65» впервые воспользовался новым маршрутом. Выполняя просьбу английского командования, тральщики Северного флота проделали проход в минном заграждении противника к северу от Кольского залива, благодаря чему конвои получили возможность следо­вать в Мурманск или выходить из него более коротким путем.

Не увенчалась успехом и попытка сосредоточить против конвоя значительную группу подводных лодок. В условиях усилившейся противо­лодочной обороны конвоев, когда на каждое судно приходилось больше одного корабля охранения, а также при наличии поисково-ударных про­тиволодочных групп из кораблей и самолетов подводным лодкам стано­вилось все труднее прорываться к транспортам.

С января по 23 мая из Англии в СССР прибыло 5 конвоев в составе 136 транспортов и 90 эскортных кораблей. За то же время из Советского Союза в Великобританию ушло 5 конвоев в составе 141 транспорта и 89 эскортных кораблей. Из них подводным лодкам удалось потопить толь­ко 4 транспорта (около 1 процента) и 5 кораблей охранения (менее 3 процентов).

Немецкие подводные лодки не добились существенных результатов и против перевозок по внутренним коммуникациям, по которым до конца войны прошло 197 транспортов и вспомогательных судов, в том числе 155 в составе конвоев. Потери составили: транспорт, эскадренный миноносец «Деятельный» и большой охотник за подводными лодками. Для обеспе­чения безопасного плавания судов было совершено 494 выхода боевых кораблей Северного флота, в том числе 92 эскадренными миноносцами. Корабли провели 76 атак, потопив или повредив при этом 7 подводных лодок г. Все это свидетельствовало о том, что надежды фашистской вер­хушки на новые типы подводных лодок оказались нереальными. Совет­ский Северный флот вместе с военно-морскими силами союзников ус­пешно решил задачу по защите судоходства в Баренцевом море.

После капитуляции фашистской Германии боевая деятельность Северного флота и флота Великобритании не прекратилась, так как у союз­ных держав не было уверенности в полном выполнении ее условий. Особые опасения вызывало наличие в море большого числа подводных лодок, не подтвердивших своего согласия на возвращение в базы. По­этому после окончания войны в течение 20 суток режим плавания и бое­вая готовность сил флота оставались прежними. Только в конце мая в Ат­лантическом и Северном Ледовитом океанах система конвоев была отменена и всем торговым и промысловым судам было разрешено самостоятель­ное плавание.

Успешным действиям Северного флота в 1945 г. способствовало высокое политико-моральное состояние моряков. Политорганы флота умело использовали общий подъем, вызванный победами Советской Армии на фронтах. Они направляли работу партийных и комсомольских органи­заций на лучшее выполнение боевых задач. Коммунисты и комсомольцы составляли к этому времени почти три четверти всего личного состава флота , показывая примеры мужества и героизма. Высокое звание Героя Советского Союза было присвоено двум командирам надводных кораблей и трем летчикам. Орденом Красного Знамени были награждены 95-й авиационный полк, лидер «Баку», эскадренные миноносцы «Громкий», «Грозный», подводные лодки «С-101», «С-104» и «Л-22».

В 1945 г. активное участие в операциях против немецко-фашистских вооруженных сил приняли Краснознаменный Балтийский и Северный флоты. Черноморский флот с сентября 1944 г. очищал воды и побережье Черного и Азовского морей от мин. Дунайская военная флотилия, выве­денная из состава Черноморского флота, была подчинена непосредствен­но главнокомандующему Военно-Морскими Силами. В ходе боевых дейст­вий она взаимодействовала с войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов, находясь в их оперативном подчинении. Днепровская речная военная фло­тилия взаимодействовала с войсками 1-го Белорусского фронта. Основные усилия Краснознаменного Балтийского флота были направлены на на­рушение морских сообщений противника и защиту своих коммуникаций. Кроме того, он содействовал наступавшим сухопутным войскам в унич­тожении приморских группировок врага и боролся с его надводными кораблями, не давая им возможности планомерно оказывать непосред­ственную поддержку с моря флангам своих сухопутных войск.

Флот фашистской Германии в Балтийском море не оказал существенного влияния на решение советскими войсками задач на приморском направлении. Превосходство советской авиации и ее активные наступа­тельные действия в Восточной Пруссии и Померании не позволили не- мецко-фашистскому командованию удержать господство на Балтийском море, несмотря на сосредоточение здесь почти всего надводного флота, превосходившего по количеству и составу корабли Краснознаменного Бал­тийского флота. Занимая порты, Советская Армия лишала вражеский флот военно-морских баз, чем эффективно сокращала его боевые возможности.

Попытки немецко-фашистского морского командования нарушить коммуникации на Севере только подводными лодками потерпели неудачу. Северный флот, накопивший к этому времени богатый опыт борь­бы с подводными лодками, вместе с кораблями союзников отразил все ата­ки. В 1945 г. немецко-фашистский флот потерял большое количество ко­раблей и хорошо подготовленные кадры личного состава. На Балтий­ском и Баренцевом морях борьба закончилась полным поражением немец­ко-фашистского флота.