Гайдар – трагедия барабанщика

163
Просмотров
Гайдар – трагедия барабанщика



Аркадий Петрович Гайдар (настоящая фамилия – Голиков) в годы боевой юности в составе карательных частей особого назначения – ЧОН – лютовал в Хакасии и во 2-м «боерайоне».

Командующий губернским ЧОНом В. Какоулин вынужден был в конце концов констатировать: «Голиков… неуравновешенный мальчишка, совершивший, пользуясь служебным положением, целый ряд преступлений». Вместо того чтобы доставлять пленных по приказу свыше в штаб, Гайдар брал на себя роль палача и лично расстреливал их. Его вызвали в Красноярск, сняли с должности, исключили из партии и отправили на психическое освидетельствование. Лечили от истощения и переутомления нервной системы и других болезней долго, а потом списали.

Гайдар занялся писательством, и не безуспешно, женился в Перми на Лие Лазаревне Соломянской, усыновив ее сына Тимура, отца будущего героя перестройки Егора Гайдара. Судьба А. Гайдара сложилась трагично. Из-за постоянного пьянства уже в Москве жена оставила знаменитого в ту пору писателя, который страдал маниакально-депрессивным психозом, испытывая нечто вроде покаяния.

Он писал в своем дневнике: «Снятся мне убитые мною в юности на войне люди…» Несколько раз Гайдар пытался покончить жизнь самоубийством. Гибель его в партизанском отряде в 1941 году под Москвой, по свидетельству очевидцев, напоминала самоубийство. Когда можно было спастись, он вскочил в полный рост и с криком бросился под пули.

5 сентября 1940 года газета «Пионерская правда» начала печатать повесть Аркадия Гайдара «Тимур и его команда». Через несколько номеров публикацию неожиданно, без объяснения причин прекратили.



Вообще это был не первый случай в писательской биографии Гайдара.

ноябре 1938 года сразу несколько изданий и Детгиз анонсировали повесть Гайдара «Судьба барабанщика», «Пионерская правда» напечатала начало, но «продолжения» не последовало, а «Пионер» вышел с задержкой, так как журнал переверстывали, срочно избавляясь от гайдаровского текста. Очень скользкой оказалась тема безвинно арестованного героя Гражданской войны. Летом 1939 года «Судьба барабанщика» все-таки была издана отдельной книгой. Вероятно, в результате некоторого изменения обстановки в стране. За это время на XVIII съезде Сталин сказал о «серьезных ошибках» НКВД, был арестован «кровавый карлик» Ежов и все его заместители, семь тысяч работников НКВД и прокуратуры уволены из органов за перегибы, реабилитировано 327 тысяч человек.

В отличие от «Судьбы барабанщика» новая повесть Гайдара «Тимур и его команда», казалось бы, не должна была вызвать вопросов. Шла советско-финская война, сознательные пионеры помогают семьям воюющих бойцов и командиров Красной армии, чем не идеологически выдержанное военно-патриотическое воспитание? На самом деле нюанс был. Какая-то конспиративная организация, никем не организованная, хотя есть пионерское движение.

Но через некоторое время публикацию «Тимура» все-таки разрешили. Повесть вышла практически одновременно с премьерой фильма, поскольку сначала Гайдар написал сценарий.

Эта главная книга Гайдара появилась почти случайно. Друзья Гайдара, Лев Кассиль и Константин Паустовский, попросили режиссера А. Разумного помочь бездомному и бедствующему писателю, дать хоть какую-то работу. Разумный устроил Гайдара редактором в свою съемочную группу, они подружились, и Гайдар даже одно время жил в доме режиссера.

Разумный вместе с Яковом Протазановым снимал в это время фильм «Личное дело» по запискам ленинградского учителя В. Поташова о мальчике, который украл микроскоп в школе. Гайдар с отвращением писал диалоги к чужому «скверному сценарию». Но ему очень понравилась киноэкспедиция, съемочная группа, дети – исполнители главных ролей, и он предложил Разумному этим же составом, с теми же ребятами снять другой фильм, по его сценарию.

Разумному разрешили снимать фильм, не утверждая сценарий в высоких инстанциях, поэтому по ходу работы менялись сюжетные линии, появлялись новые герои и эпизоды.

Гайдар, вероятно, основывался на опыте своего военного детства. В первый раз он сбежал из дома на фронт в десять лет. В письмах воевавшему отцу писал о том, как маленькие гимназисты помогают семьям фронтовиков-героев. Прототипами тимуровцев были скауты Первой мировой войны, они на домах погибших георгиевских кавалеров рисовали свою эмблему – знак того, что семья погибшего находится под их покровительством. Во время съемок фильма Гайдар и переделал сценарий в повесть.

Гайдар был человеком трагической судьбы. Исковерканное Гражданской войной, насквозь милитаризованное сознание, казалось бы, должно было обязательно изуродовать его творчество. Но в итоге рождались пронзительно светлые книги о дружбе, о чести и долге, о товариществе и высокой романтике. Вряд ли есть какое-нибудь другое художественное произведение, побудившее в массовом порядке маленьких граждан нашей страны делать добрые дела. Это потом тимуровское движение (Гайдар это слово не любил, предпочитал говорить «игра») обюрократили, выхолостили и заорганизовали.